Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Вид на море с птичьего полета

6 августа высадка в Абу-Марина, что в архипелаге Суакин. Но погода стоит дрянная. С суши, не переставая, дует ветер, нашпигованный песком. Желтоватое море. Вода застоявшаяся, будто затхлая.

Когда мы двигались по Красному морю в северном направлении, то держали курс на архипелаг Фарасан, изобилующий рифами. Возвращаясь назад, на юг, мы проходим через архипелаг Суакин, стараясь проникнуть в среднюю часть банки. Таким образом, мы прочесали оба побережья Красного моря.

Уже в пятый или шестой раз попадаю я в царство кораллов. Мне хочется разобраться в чувствах, какие оно вызывает во мне. Позади удивление первой встречи, первого плавания, теперь, как мне кажется, я испытываю одно лишь безмерное восхищение. Восхищение, которому не нужна красота деталей, частностей. Испытываю сложные, противоречивые чувства, которые, возможно, стоит проанализировать.

Я не мастер описывать пейзажи. Но отмечу, что в Красном море привлекает меня именно дорогой моему сердцу мир кораллов. Меня увлекают не столько сами массивы кораллов, которые видишь под водой, сколько широкая панорама, наблюдаемая с мостика. Лабиринт полумесяцев, серпов, окруженных синей водой всевозможных оттенков, подводные коридоры, которые нужно отыскать, чтобы провести "Калипсо",- вот что притягивает мой взор.

Передо мной хаос сил созидания, как бы высвободившихся из-под спуда. Вакханалия жизни. С высоты мостика картина гораздо величественнее, чем при разглядывании мельчайших организмов на коралловом рифе.

Разумеется, крохотные животные, когда их великое множество, своей неистребимой жизненной силой производят впечатление некоего чуда. Но под водой масштаб не такой, чтобы воспламенить мое воображение.

Морские глубины мне знакомы. Более того, они всегда в моей памяти. Но оценить их величие, их богатство, я могу лишь тогда, когда с мостика "Калипсо" вижу, как из глубин кверху устремляются рифы, похожие на шпили собора. Повсюду, куда ни глянь, массивы кораллов, которые сменяются кораллами, похожими то на кустарники, то на гигантские бивни, окаймленные синью или зеленью и отделенные друг от друга глубокими впадинами или чашами, сверкающими как чистая эмаль... Трудно оторваться от созерцания этой постоянно меняющейся картины, не похожей ни на что другое. На нее можно смотреть неотрывно. Стоя на мостике, я веду "Калипсо" из одного прохода между рифами в другой и жадно вглядываюсь в гладь моря. Тащимся со скоростью 2-3 узла. Иногда приходится и вовсе стопорить машины, чтобы избежать столкновения. Плавание утомительное, но полное впечатлений.

Однажды мне довелось сидеть рядом с пилотом самолета ДС-8, возвращавшегося из Джибути в Афины. Я испытал редкое удовольствие. Мы пролетели вдоль всего Красного моря, и я видел его почти таким, каким видят его космонавты. Я словно обнял взглядом планету, у меня захватило дыхание...

Правда, удивительное многообразие горгонарий в тропических морях поражает и восхищает, но такого рода восхищение я испытываю и тогда, когда бываю в ботаническом саду. Тут, в море, все великолепнее, чем в ботаническом саду. Однако полет над Гималаями меня волнует в большей степени, чем любование гортензиями. Когда я рассматриваю сверху коралловые рифы архипелага Суакин, они представляются мне столь же волшебными, как Гималаи.

Находясь под водой, я не вижу пейзажа, поскольку отсутствует задний план, нет перспективы. Когда говорят о "кристально чистой воде", речь идет о воде, прозрачной не более, чем лондонский туман,- видимость не превышает 30 метров.

Когда погружаешься в воду, то даже при самых благоприятных обстоятельствах поле зрения ограничено. Вас постоянно окружает микромир. Но если вы успели изучить этот микромир, а с мостика одним взглядом можете охватить площадь 10-15 километров, то вы видите действительно живое море.

Архипелаги Фарасан и Суакин имеют одинаковое строение. Оба берега Красного моря на одной и той же широте опоясаны одинаковой бахромой рифов, настолько частых, что даже гидрографические суда не осмеливаются проникать в эти края. Мы движемся по "белым пятнам".

Я озабочен лишь одним: как бы не застрять в этой ловушке на ночь. Ведь ночью мы лишимся единственной возможности определять глубину - по цвету воды. Встать на якорь? Об этом не может быть и речи. Даже вблизи рифов глубина, как правило, 300-600 метров. Башни мадрепоровых кораллов поднимаются поистине из бездны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"