Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

На глубине 3000 метров

2 августа 1973 года, 36º49' северной широты и 33º16' западной долготы, в 700 километрах к юго-западу от Азорских островов. Небо серое, местами с синеватой подцветкой, как шея горлинки. Солнце скрыто за бесформенной толщей облаков, низко нависших над морем. Воздух, отяжелевший от влаги, словно застыл и давит. Западный ветер, дувший трое суток, стих. До самой линии горизонта, которая, кажется, обрисована неуверенной рукой, тянется ленивая зыбь.

Вода ни зеленая, ни синяя, ни черная. Цвета летней ночи, со стальными и коричневыми бликами. На водной глади ни единой морщины. Вода кажется сверхплотной и вязкой, как сироп. Такой она иногда предстает в тропиках к концу дня после ливня.

"Марсель ле Биан", небольшой белый корабль под французским флагом, с невысоким бортом, дрейфует лагом к волне. Она бьет в его правый борт. Корабль испытывает бортовую качку. Она ему особо не мешает. Море пустынно до самого горизонта. Странное судно! Тем более странно видеть его здесь, в самом центре Атлантики. Ни гражданские, ни даже военные суда обычно не появляются в этой зоне, удаленной от основных судоходных путей. Так в чем же дело? Случилась авария, произошел несчастный случай? Судя по всему, нет. На борту царит спокойствие. 1 час пополудни.

Бóльшая часть экипажа еще за столом. На палубе несколько полураздетых людей без особой спешки выполняют свои обычные обязанности. На баке, опершись спиной о брашпиль, прилежный радист штудирует учебник по электронике. Время от времени он стирает тыльной стороной ладони бисеринки пота, усыпавшие его лоб. Неподалеку четверо расположились на корточках вокруг кокосового мата и бросают на него засаленные и потрепанные карты.

На корме боцман, окруженный представителями камбуза, небрежно закидывает удочку, наживив крючок половиной мороженой макрели. Это дар кока, который надеется, что вложенный им капитал даст доход.

В нескольких шагах от них, широко расставив ноги и засунув руки за пояс шортов, туго стянутых по талии, грузный Марсель Бертело следит за действиями рыбака. Вскоре он покидает группу зевак, набивает трубку табаком и пристраивается рядом с капитан-лейтенантом Арисменди, который, облокотившись о леерное ограждение, смотрит в море прямо перед собой.

- Если все идет хорошо, капитан, то приблизительно через два часа они начнут подъем, а к половине пятого, возможно, будут на поверхности...

- Если все идет хорошо... - соглашается офицер. За его внешней невозмутимостью и улыбкой скрывается беспокойство. Бертело добавляет:

- Конечно, такие ожидания - дело привычное, но на этот раз случай особый. Мне на самом деле не терпится дождаться их возвращения...

Арисменди не дает ему договорить до конца:

- Я поднимусь на мостик, взгляну, где они находятся.

Арисменди - это Рамунчо(Рамунчо - герой одноименного романа французского писателя Пьера Лоти (1850-1923). - Прим.перев.) в мундире: квадратное лицо с правильными чертами, белые зубы, густые волосы, низко спускающиеся на упрямый лоб. Не обращая внимания на бортовую качку, он ловко взбирается по трапу и исчезает за научной лабораторией, которая занимает половину верхней палубы перед рулевой и радиорубками.

"Марсель ле Биан" - необычный корабль. Он приписан к военно-морскому флоту Франции, хотя у него нет ни орудий, ни снарядов, ни зенитных установок. Это мирное судно. Военные действия больше не входят в его компетенцию.

Но предыдущая его жизнь была далеко не спокойной. Первым его флагом был немецкий. За несколько лет до последнего мирового конфликта судно сошло со стапелей гамбургской верфи, чтобы обеспечивать полеты мощных четырехмоторных гидросамолетов "Дорнье" на южноатлантических линиях, чем и объясняются его довольно необычные характеристики, по крайней мере, для того времени: быстроходность океанского лайнера, узкий форштевень, командный мостик, вынесенный в носовую часть, просторный полуют на уровне водной поверхности и в центре большой подъемный кран, который может передвигаться на рельсах вдоль диаметральной плоскости. Этот кран выглядит настоящим памятником, весьма тяжеловесным, но не лишенным грациозности.

После поражения Германии корабль был захвачен военно-морскими силами Франции и остался за нею в качестве возмещения понесенных в войне убытков. Его назвали "Марсель ле Биан" в честь французского лоцмана, павшего смертью храбрых в 1940 году. Затем ему был дан приказ направиться к берегам Индокитая, там это оригинальное сооружение быстро нашло применение в качестве десантного судна.

Военная карьера "Марселя ле Биан" окончилась с прекращением войны в Индокитае. Корабль мог бы претендовать на заслуженный отдых, но военное ведомство еще имело на него виды. Тем, кто в прежние времена нес безупречную службу, давали отставку только на самом пороге старости, а этот корабль выглядел еще молодцом. И он был командирован в помощь батискафу.

Об этом знаменитом батискафе уже начинали громко говорить. Гениальная идея профессора Пиккара, благодаря которой люди впервые получили доступ в морские глубины, оказалась плодотворной. Стараниями офицера Уо и кораблестроителя Вильма военно-морской флот Франции подхватил эстафету у Бельгийского национального научно-исследовательского фонда и построил свой собственный подводный обитаемый аппарат - сначала FNRS-III (Аббревиатура от названия Французского научно-исследовательского фонда (Fond National de la Recherche Scientifique). - Прим. перев.), затем, в 1967 году, - "Архимед".

Батискаф существенно отличается от других подводных аппаратов. Он полностью автономен во время своего погружения и всплытия и свободно передвигается у дна, но на поверхности моря он беспомощен. Он не может, подобно обычной подводной лодке, самостоятельно выйти из порта, сделать переход к месту назначения и там погрузиться. У него нет для этого ни собственного дизель-генератора, ни двигателей достаточной мощности. Ему необходим корабль, который буксировал бы его, размещал бы у себя на борту его экипаж, обслуживающий персонал, комплект запчастей - то есть служил бы ему плавучей базой. Одним словом, батискаф нуждается в обеспечивающем судне.

Генеральный штаб французских военно-морских сил сразу же избрал для этой цели "Марсель ле Биан". Низкобортный, очень маневренный благодаря гребным винтам переменного шага, располагающий относительно просторными и удобными для пассажиров каютами, этот корабль после незначительного переоборудования стал почти идеальным судном для обеспечения глубоководных операций. Между ним и "Архимедом" возникло нечто похожее на симбиоз, они стали неразлучны. Жители Тулона привыкли видеть, как белый корабль (корпус его перекрасили, чтобы решительно покончить с его военным прошлым) буксирует маленький желтый батискаф, похожий на игрушку. Вместе они прошли по многим морям - по Атлантике, по Тихому океану, по Средиземному морю.

А в этот августовский день 1974 года "Марсель ле Биан" терпеливо ждет, когда "Архимед" выполнит задание и поднимется со дна Атлантического океана, на котором он пребывает с 9 часов утра. Это задание знаменует целый этап в тревожной жизни батискафа, в его исследовательской деятельности на больших глубинах.

Глубина теперь - не проблема. И сегодняшние 2600 метров - это для батискафа ничто. Две тысячи шестьсот метров - это значит давление двухсот шестидесяти килограммов воды на каждый квадратный сантиметр корпуса, в двести шестьдесят раз больше нормального атмосферного давления. Чудовищное давление. Но оно не идет ни в какое сравнение c тем, которое воздействовало на батискаф в глубоководной впадине около Японии. Тогда "Архимед" действительно погрузился в царство вечной ночи, на глубину более 9000 метров. В принципе он может достичь глубины 11 000 метров, то есть самой большой глубины, зарегистрированной в океанах. Когда-нибудь он, возможно, побывает и там.

Но сегодня речь идет о совершенно другом задании, которое может иметь важные последствия для познания земного шара, а возможно, и для будущего всего человечества. Это погружение ценно тем, что оно произведено в самой таинственной зоне Земли, в узкой глубоководной долине, которая прорезает по всей ее длине гигантскую горную цепь, тянущуюся через центральную часть Атлантики от Ледовитого океана до самой Антарктики. Фотоаппараты, опущенные на кабеле на дно океана, запечатлели хаотический пейзаж, образованный застывшей лавой, судя по всему, вытекшей недавно, по крайней мере в геологическом понимании слова. Именно над этими полями лавы, среди этих базальтовых гор и трещин в базальтах движется "Архимед". Если на лицах людей, находящихся наверху, сквозь спокойствие и самообладание, которое они привыкли сохранять в подобных ситуациях, все же проглядывает тревога, то причина тому одна: каждый задает себе вопрос - как маленький, хрупкий и медлительный батискаф чувствует себя в этом полном ловушек мире, среди самого неровного и неожиданного рельефа, какой только ему встречался? По крайней мере, таким представляли рельеф геологи, ознакомившись с доступными им на сегодняшний день материалами.

Но когда этим августовским утром "Архимед" погрузился в воды Атлантики для выполнения задания, подготовка которого началась 18 месяцами ранее, его командир капитан 3-го ранга де Фробервиль представлял характер местности, куда он должен был опускаться на 2600 метров, так же туманно, как пилот посадочного модуля первой экспедиции на Луну - местность прилунения. И удивительнее всего то, что никто на свете - ни ученые, ни гидрографы, ни моряки - не способен был доставить ему хоть какие-нибудь дополнительные сведения.

"Марсель ле Биан" застыл почти над самым "Архимедом". С правого борта опущен на несколько метров в воду предмет обтекаемой формы. Это так называемая "рыба" - вибратор, вызывающий ответные сигналы акустических маяков, расставленных накануне на дне океана в вершинах треугольника со стороной 2-3 км. Их импульсы, принимаемые аппаратурой в носовой части корабля, позволяют определять местоположение судна в этом треугольнике с точностью до нескольких метров.

Если корабль сносит за пределы этого треугольника, то "рыбу" извлекают из воды, вахтенный офицер отдает команду двигаться малым ходом, и судно возвращается в начальное местоположение. Затем "Марсель ле Биан" останавливается и, пока "рыба" погружается в воду, разворачивается лагом к волне, чтобы снова испытывать бортовую качку.

Качку испытывают все суда, но не все они ведут себя при этом одинаково. Их поведение, как известно, зависит от обводов их подводной части, от осадки, от расстояния между центром тяжести и центром объема - так называемым метацентром...

Лучше всех об особенностях качки осведомлены моряки и кораблестроители. Мореходы утверждают, что судно подобно человеку и многое зависит от его характера. У одних болтанка резкая и злобная. Такие вредные и вспыльчивые суда пользуются репутацией скандалистов. Другие, пузатые увальни, раскачиваются с размеренностью метронома. Миролюбивые и устойчивые, они безропотно переносят выпавшее на их долю испытание. Они раскачиваются только по необходимости, в силу законов физики и особенностей своей конструкции. Но существуют и импульсивные суда, поведение которых трудно предугадать: как неумелые танцоры, они внезапно выбиваются из ритма качки. А есть еще коварные суда. Долгими часами могут они медленно и ритмично покачиваться, усыпляя бдительность моряков, заставляя их поверить, что с ними не произойдет ничего худого, если они будут передвигаться по палубе враскачку, чуть-чуть расставив ноги и раскинув для равновесия руки. И вдруг без всякого предупреждения резким толчком сшибают человека с ног и швыряют его на переборку или ударяют по носу дверью.

Не таков "Марсель ле Биан". Он вверяется бурному морю с радостной готовностью, не злобствуя и не выказывая ни малейших признаков строптивости. Попав на него, сразу чувствуешь, что это судно обожает качку, что оно словно создано для нее. Оно любит переваливаться с борта на борт, улавливая даже самую легкую зыбь океана и заставляя свою мачту выделывать в небе кренделя. Одним бортом оно принимает гребень волны, которая обрушивает на его палубу бахрому пены и убирается восвояси лишь после того, как всю ее обмоет, прекрасную палубу из орегонской сосны, какую настилали в доброе старое время. Иногда судно выказывает чисто женскую грациозность. Не спеша блеснуть своими способностями, оно медленно кренится от очередного вала и, словно озорная девчонка, обнажает корпус ниже ватерлинии, позволяя какое-то время созерцать свой мокрый киль.

Поэтому вполне объяснимо замечание, сорвавшееся с тонких губ капитан-лейтенанта Гийбона, когда верхняя палуба вдруг стала уходить у него из-под ног, а резинки, карандаши, линейка, бинокль поехали по столу штурманской рубки:

- Это судно, господа, - настоящая потаскуха! Оно резвится так же, как некоторые предаются распутству.

Опершись спиной о леерное ограждение и вцепившись обеими руками в навигационный компас, Роже Экиньян, в пасмурном взгляде которого светится трогательное смирение, кивает головой в знак согласия. Чувствуется, что он мог бы многое порассказать о скверной склонности судов избегать горизонтального положения. Но он не в силах говорить, когда сердце готово выпрыгнуть, желудок подступает к горлу, а брови покрылись холодными капельками пота.

- Совершенно верно, - мрачно говорит он, - это судно... Докончить фразу мешает приступ икоты, которую он, полузакрыв глаза, пытается заглушить, прикрыв рот рукой.

- Дыши глубже, Роже, увидишь, будет легче, - насмешливо и одновременно сочувственно советует Арисменди.

Роже Экиньян повинуется, широко раскрывает рот и дышит так же старательно, как он это делал мальчиком на приеме у врача.

В дверях стоит Роберт Баллард, которого все зовут Бобом. Боб - американский геолог, собирающийся пробыть в море до конца экспедиции. Хотя Экиньян и Буллард примерно одного возраста (обоим по тридцать с небольшим лет), внешне они удивительно контрастны. Боб высок, тощ, как щепка, с длинными ногами и тонкой талией, у него походка, как у того ковбоя, которого играет Гарри Купер в кинокартине "Поезд просвистит три раза". Правда, он не позаимствовал у актера его робкой и сдержанной улыбки, но зато в нем много огня и лукавства. Боб страстно любит жизнь и чрезвычайно деятелен. Он владеет старой фермой в лесах Массачусетса, где разводит лошадей, выращивает виноград и маис. Это человек большого размаха. Он любит вспоминать, что его дед был шерифом в Техасе и погиб в стычке от пистолетной пули, в полном согласии с великими традициями Запада. Кроме того, это человек искушенный в науке, один из лучших в мире специалистов по подводным исследованиям. Как представитель Вудс-Холского океанографического института он участвовал в знаменитом экспериментальном погружении "Бена Франклина", который целый месяц дрейфовал в водах Гольфстрима.

- How do you feel? (Как вы себя чувствуете? (англ.) - Прим. перев.) - спрашивает он Роже.

- Спасибо, лучше, - мягко отвечает тот.

Роже Экиньян родился в Марселе, в армянской семье. Он учился сначала во Франции, а затем в Италии и Соединенных Штатах Америки. В его внешности есть что-то от Эйнштейна. Во-первых, те же рост, одежда и походка, во-вторых, вечно закрученные спиралью брюки и, наконец, шевелюра, длинная, непокорная, доходящая до плеч. А также глаза, черные, проницательные и в то же время спокойные.

Роже Экиньян - геолог. А еще точнее - петрограф. Его больше интересует внутренняя структура пород, чем их залегание, хотя между тем и другим существует явная взаимосвязь. Он работает в Бретонском океанологическом научно-исследовательском центре. Особые приметы: подвержен морской болезни и неравнодушен к средиземноморской кухне, иначе говоря, к простой и скромной пище, в которую входят оливковое масло, стручковый перец, баранина и приправа из трав, произрастающих на холмах.

"Местный батискаф" (Имеется в виду пост связи и управления батискафом с корабля. - Прим. ред.) невелик по размерам, но занимает большую часть верхней палубы. Его переборки, загроможденные приборами радиационной разведки, передатчиками, приемниками, изобилуют острыми углами, от которых во время качки лучше держаться подальше. На вахте стоит Филипп де Гийбон. На мостике крейсера его вид мог бы вызвать удивление. Тело его обнажено, если не считать явно легкомысленных шортов из шотландской ткани с красноватым отливом. Он один из старейших и опытнейших пилотов батискафа. Хотя в настоящее время он не прикреплен к научной группе, но военно-морское ведомство согласилось усилить ее Гийбоном на период выполнения научного задания.

В данную минуту он устанавливает связь с погруженным на дно "Архимедом" и мирно поворачивает ручки акустической станции для звукоподводной связи TUUX, смонтированной в военном порту Тулона. Из микрофона доносятся шипение, скрежет - полный набор действующей на нервы электронной какофонии. Иногда резкий свист. Затем донные шумы затушевываются, и из чрева моря доносится человеческий голос, прошедший 2650 метров; в загроможденном помещении он звучит с металлическим оттенком и хрипотцой.

- "Ле Биан"! Я Архимед", как вы меня слышите? Прием. - Гийбон переключается на передачу.

- Архимед"! Я Ле Биан". Слышу вас отлично. Укажите ваше местоположение по отношению к маяку.

Перерыв. TUUX наполняется разными шумами. Треск стоит такой, как будто тысяча рассерженных цикад всполошилась за стенками из потускневшего алюминия. Арисменди приближается к нему, опускается на корточки, балансируя всем телом в такт качке судна. и также берется за ручки переключения.

Наконец доносится голос:

- ... теряли. Повторяю. Мы не имеем пеленга на маяк (следует несколько неразборчивых слов) ... во впадине. Мы находимся у подножья скальной стенки. Ищем выход. Вы нас слышите? Прием.

Гийбон отчеканивает:

- Понял, что вы во впадине и что неровности рельефа экранируют сигналы маяка. Так? Сообщите ваше приблизительное местонахождение и ваш курс.

В ответ раздается сухое:

- Связь прерываю. Поговорим после.

Арисменди бросает взор на Гийбона и со смехом констатирует:

- Похоже, командир не в духе.

- У него для этого есть некоторые основания. Оставим его в покое. Сейчас ему не до разговоров.

Арисменди заступает на вахту. Капитан-лейтенант де Гийбон спускается в кают-компанию, чтобы там наскоро позавтракать. На спардеке он мельком заглядывает через иллюминатор в штурманскую рубку. Командир корабля Леконт склонился над крупномасштабной картой, на которую он нанес координаты трех установленных на дно Атлантики маяков, и пытается вместе со штурманами увязать местонахождение судна с положением маяков. Это новая система навигации, которую CNEXO специально разработал для данной операции. Сердце этой системы - акустическая станция для подводной связи, соединенная с вычислительным устройством. Станция установлена в контейнере, стоящем в носовой части корабля. Всего на палубе "Марселя ле Биан" установлено пять таких прямоугольных контейнеров в форме параллелепипеда размером семь метров на четыре. Одни из них имеют сугубо техническое назначение, другие используются под мастерские, кладовые или весьма удобные и благоустроенные жилища.

Это в высшей степени практично, так как за несколько часов можно переоборудовать тот или иной контейнер и увеличить его вместительность. Получается некое подобие игры "конструктор". Но общий вид палубы, надо признать, производит захватывающее впечатление. Нетрудно понять чувства командира Леконта в тот день, когда в Тулоне палуба его корабля впервые покрылась этими очаровательными домиками, предназначенными для персонала CNEXO. Кто-то, стоявший с ним рядом, пробормотал, что все это сильно напоминает цыганский табор и что наплыв представителей CNEXO грозит военно-морскому флоту Франции потерей респектабельности. Было это в те времена, когда старая дама с улицы Руаяль (На улице Руаяль в Париже расположено министерство военно-морского Флота. - Прим. авт.) начала мало-помалу умерять свой гонор, и поэтому, убедившись, что перегрузка палубы серьезно не ухудшит устойчивости корабля, дама санкционировала ее во имя науки. Однако корабельное начальство иногда с дрожью в сердце взирало на этот постоялый двор и со вздохом вспоминало о добрых старых порядках. Когда же на ветру затрепетало белье, небрежно развешенное для просушки в оконных (да, да! в оконных, даже не в иллюминаторных) проемах "лагеря CNEXO", в душах старых моряков забушевал протест. Но чаша еще не была испита до дна. В одно прекрасное утро на подоконнике "фургона" Марселя Бертело появился горшок с геранью на фоне занавесок крестьянского покроя и на палубу проник запах варящегося на портативном нагревательном приборе фрикассе из кроликов. Говорят, что Кольбер (Жан-Батист Кольбер (1619-1683) - французский государственный деятель; с 1665 года генеральный контролер финансов. - Прим.перев.) перевернулся в могиле.

В научной лаборатории работает Дэвид Нидхэм, геолог из Южно-Африканской республики. Дэвид знаменит своей исключительной эрудицией. Несколько лет назад он покинуд Южную Африку и, после недолгого пребывания в Соединенных Штатах Америки, обосновался в Бретонском океанологическом научно-исследовательском центре, что находится в городе Бресте. Дэвид Нидхэм живет для науки. У него феноменальная работоспособность. В любое время суток его можно найти в научной лаборатории сидящим на скамье в синих джинсах и в помятой рубахе. Сейчас он изучает карты морского дна, водит острием карандаша по изобатам и размышляет. Он созерцатель и мыслитель до мозга костей. Говорит он медленно, зато удивительно четко. В его французском языке сильно чувствуется английский акцент. К словам Дэвида все прислушиваются, так как его рассуждения полны здравого смысла. Иногда он впадает в дрему, примостившись в уголке, опустив в ладони голову Христа с изможденным лицом, обрамленным длинными белокурыми волосами. Он спит одним глазом и одним ухом, и как только вокруг него разгорается спор, мгновенно включается в него. Странная и пленительная личность.

Напротив него сидит один из геофизиков Бретонского центра Жан Франшто. С длинными черными с проседью волосами до плеч, в профиль он напоминает романтического героя, выгравированного на медали. На ум приходит придворный прелат XVIII века или же генерал шуанов (Шуаны - мятежники, выступившие против завоеваний Великой Французской революции; главным их центром явился департамент Вандея на северо-западе Франции. - Прим. перев.), запечатленный в мраморе на одной из сельских площадей Вандеи. В настоящий момент он в одной руке держит лист, испещренный цифрами, а в другой - карандаш, которым прокладывает пунктиром курс судна на большой многоцветной карте, лежащей на столе. Эта карта знаменита изображением рельефа морского дна, полученным в мае прошлого года кораблем военно-морского флота Франции "Д'Антрекасто". Раздобыть сделанные им уточнения подводного рельефа стало заветной мечтой многих ученых. Без этих уточнений операция "FAMOUS" была бы невозможна. Карта, безусловно, дает самые полные сведения о глубоководном рельефе. Во время промера глубин - местоположение корабля при этом определялось с точностью до нескольких метров - использовался высокоточный эхолот с остронаправленным сигналом. Полоса сканирования у него уже, чем у серийных эхолотов. Тем не менее запись резкопересеченного профиля донного рельефа с разностью глубин в несколько десятков метров получалась все равно размытой за счет отражения сигналов от склонов большой крутизны и бортовой качки корабля. Несмотря на высокую точность и полноту промера, эта уникальная карта все же не дает полной картины донного рельефа, необходимой для плавания батискафа, хотя изобаты на карте проведены через каждые десять метров глубины. Ведя подробное обследование в условиях сложного донного рельефа, батискаф иногда поневоле касается своим корпусом коренных пород или цепляет ил. Следствием этого являются многочисленные царапины, густо покрывающие обшивку батискафа после каждого его погружения. Конечно, теперь в руках геологов находится прекрасная описательная схема, однако многие тайны дна Атлантики по-прежнему остаются нераскрытыми. Тайны, выявление которых имеет большое значение для понимания происхождения и эволюции нашей планеты, как это начало осознавать большинство геологов и геофизиков всего мира. Речь идет об одном из самых необычайных научных феноменов, с которыми сталкивались ученые после Галилея.

Итак, чтобы приумножить знания о Мировом океане при современном состоянии техники, остается только одно: в подводном обитаемом аппарате спуститься на дно с целью измерить, сфотографировать, взять образцы донных пород или просто-напросто... посмотреть на них через иллюминаторы.

Для пилотов "Архимеда", единственного в мире судна, способного в настоящее время погрузиться на глубину порядка 3000 метров, карта "Д'Антрекасто" имела совершенно особое значение. Благодаря ей исследователи больших глубин - Фробервиль, Арисменди, Гийбон - впервые спускались на дно, достаточно точно представляя, что именно их там ожидает. Покончено с долгими слепыми спусками в бездну, где все было загадкой - как изрезанность донного рельефа, так и характер грунта. Покончено со страхом перед последней сотней метров, когда приходилось уменьшать скорость погружения до минимальной, гадая, пока батискаф скользит в ночь, как засохший лист, на какой грунт его бросит.

Но в действительности сегодня утром 2 августа, когда "Архимед" покинул поверхность, еще оставалась немалая толика этого страха, потому что изобаты говорили далеко не обо всем; правда, лучше знать кое-что, чем абсолютно ничего. Согласно карте, в зоне погружения, на глубине от 2600 до 2700 метров, находится долина шириной 3500 метров. По бортам ее высятся отвесные скалы, которые ступенями поднимаются до 1200 метров. Довольно регулярно следующие друг за другом холмы подчеркивают ось симметрии срединной долины, которую называют рифтом. Один из таких холмов, самый значительный, в ширину тянется на 1000 метров, а в длину - на 4000. Его вершина, имеющая в южной части округлую форму, поднимается над рифтовой долиной на 250 метров.

Когда в Бресте и в Вудс-Холе рассматривались полученные данные, возникло много споров о происхождении этой возвышенности, которую год назад первыми обнаружили Нидхэм и Франшто. Может быть, это вулкан?

Несомненно, вулкан, заявлял вулканолог группы Жан-Луи Шемине, который усматривал в нем сходство со структурами вулканической зоны Афара около Джибути. У Жана-Луи Шемине актерская внешность; лицом он напоминает сорокалетнего артиста в амплуа молодого любовника. Всю свою жизнь он посвятил вулканам и служит в CNRS (Centre National de la Recherche Scientifique - Национальный научно-исследовательский центр Франции. - Прим.перев.) вместе с Гаруном Тазиевым; они в течение нескольких лет проводили исследования этих лавовых пустынных зон северо-восточной Африки, которые, по мнению некоторых специалистов, представляют собой формирующийся океан. Если интерпретация Шемине верна, то наличие вулкана в центре рифтовой долины позволяет предположить, что речь идет о молодой активной зоне.

Споры завершились почти единодушным решением: целью первого погружения должна быть эта "горка", или, если угодно, таинственное поднятие дна. Уверенной рукой Ксавье Ле Пишон поставил на ней крестик. "Вот куда мы направимся", - заключил он.

Смелость плюс неиссякаемый оптимизм. В некоторых лабораториях раздавались ядовитые замечания: "Да эти люди рехнулись, они желаемое принимают за действительность ... пускают пыль в глаза... За такими данными не спускаются на дно ..." Но, так или иначе, вызов был брошен. Ученым, инженерам и морякам, желавшим выиграть пари, предстояло поверить в навигационную технику, не слишком совершенную, а также ... в свою звезду, потому что некоторые стороны проблемы не поддавались предварительному расчету. Во всяком случае корабли были сожжены. Ученые выразили конкретное пожелание. Они хотели произвести погружение именно здесь, а не где-нибудь в другом месте, по крайней мере в этот первый раз. Инженеры и моряки согласились удовлетворить их просьбу. Автор проекта придал ему официальный характер, изложив суть дела в письменном виде.

В июне у берегов Корсики на глубине, близкой к намеченной, состоялась репетиция операции "FAMOUS". После отправки на дно акустических маяков "Архимед" совершил несколько погружений. Ему удалось найти маяки без особого труда. Начало обнадеживало. Однако (с этим "однако" нельзя было не считаться) дно около Корсики оказалось почти плоским, поэтому практически ничто не препятствовало прохождению акустических сигналов, излучаемых маяками, а скорость течений как у поверхности, так и у дна была близка к нулю. Когда "Марсель ле Биан", встав точно над затопленным маяком, отправил батискаф в погружение, то можно было надеяться, что спуск его будет практически вертикальным и он совершит почти идеальную посадку на грунт. Окончательный выход на цель с помощью электронной аппаратуры не должен был вызвать каких-либо затруднений.

Что же до центра Атлантики, ученые уже знали, что дно там, к сожалению, далеко не плоское... Сведения о течениях - как поверхностных, так и глубинных - полностью отсутствовали. Дело обстояло отнюдь не просто, но уверенность в успехе сохранялась. Однако с каждым новым днем эта уверенность уменьшалась и уменьшалась. Без всяких причин, 29 июля, при подготовке к отплытию из Понта-Делгады, прекрасная карта донного рельефа была развернута на столе в научной лаборатории. Присутствовал весь цвет экспедиции: Ле Пишон, Беллеш, Экиньян, Франшто, Шемине, Нидхэм, Баллард, инженеры: Джерри, Мишель, Семак и пилоты: де Фродервиль, Арисменди, де Гийбон. На сцене - все главные действующие лица. Внешне собравшиеся выглядели спокойно, но, без всякого сомнения, в атмосфере ощущалась некоторая нервозность.

Взоры были устремлены на крестик, который Ксавье Ле Пишон поставил посреди карты месяцем раньше. В тиши бретонской лаборатории это действие, казалось, не таило в себе никаких трудностей. Но сегодня цель близка. "Марсель ле Биан", взяв на буксир "Архимед", развил скорость семь узлов. Через двое суток флотилия, если верить расчетам, будет находиться в 700 километрах к юго-западу от Азорских островов, точно над подводной возвышенностью, которая сейчас красовалась на карте. Но крестик указывал не самую вершину, а участок дна, отстоявший от нее примерно на десяток метров. Иголка в стоге сена. Для собравшихся на борту "Марселя ле Биан" это сравнение никогда еще не выглядело таким наглядным, как в тот вечер.

Плавание на "Марселе ле Биан" никому не принесло ожидаемого успокоения. С запада дул довольно сильный ветер. Корабль, на три четверти зарываясь носом в воду, бессовестно качался на волнах высотой два, а то и больше метра. Конечно, это нельзя было назвать настоящим штормом, но каждый понимал, что если ветер не ослабнет и волнение не прекратится, то о погружении "Архимеда" не может быть и речи. И вовсе не потому, что условия на поверхности помешают его работе, - уже на глубине 15-20 метров он перестанет ощущать разбушевавшуюся наверху стихию. Дело в том, что при высоте волнения свыше двух метров переход экипажа в подводный аппарат и его доставка на борт корабля после погружения становятся опасными; кроме того, очень затрудняется подготовка батискафа к новому погружению, в частности зарядка батарей.

Командир де Фробервиль в десятый раз просматривал метеосводку, пытаясь предугадать, что скрывается за положением изобар. Леконт не сводил глаз с барометра. Ставка делалась на антициклон, знаменитый азорский антициклон. В это время года ему полагалось быть хорошо развитым, обусловливая отличную погоду над центральной Атлантикой, на что красноречиво указывали статистические данные, собранные за предшествующий период метеорологических наблюдений. К несчастью, 31 июля 1973 года действительность оказалась в разладе с теорией. Антициклон еще не сформировался, и погода была неустойчивой. Если так будет продолжаться и дальше... В кают-компании только и разговоров было что об антициклоне. Каждая полученная метеосводка подвергалась тщательному анализу. Антициклон всячески задабривали, в него верили, уже воочию видели, как изобары трансформируются в замечательные замкнутые линии, как над успокоившимся морем в голубом небе светит солнце. Все непременно уладится, потому что на стороне ученых статистика и теория. Иногда кто-нибудь из молодых нетерпеливо поднимался из-за стола, перед тем как отправить в рот очередной кусок пищи, и бросал быстрый взгляд в иллюминатор. Белые барашки по-прежнему пенились на гребнях волн. Бедняга вновь усаживался на свое место, не чая дождаться хорошей погоды.

На третьи сутки барометр с утра слегка поднялся, но море оставалось неспокойным. По расчетам выходило, что корабль прибыл в район работ. Фарси и Пласеро ни свет ни заря засели за свои пульты в штурманской рубке, храме электроники, ревностными служителями которой они являются.

Непосвященному не очень понятно, почему зажигаются и гаснут индикаторные лампы электронно-вычислительной машины. Кажется, что они живут самостоятельной жизнью, как и безумно щелкающие неутомимые буквопечатающие аппараты.

Светящиеся цифры указывали расстояние от корабля до того маяка, который "Д'Антрекасто" оставил на дне в июне. Переход подходил к концу. Высокоточное определение места судна с помощью средств спутниковой навигации, намного превосходящей возможности астрономических и других способов, позволило надежно определить и местоположение подводного маяка.

Оставалось забросить на дно два других маяка и зафиксировать их координаты на карте - утомительная работа, так как приходится проходить над каждым маяком, изменяя курс корабля в разных направлениях. Вечером 1 августа все было закончено. Наступил канун "сражения". К полуночи ветер улегся, но зыбь была еще большой. Если к утру ветер не поднимется снова, то мореплаватели могут смело надеяться, что завтра океан примет их в свое лоно. Кандидатуры трех акванавтов, готовившихся принять участие в первом путешествии в таинственную долину, были намечены задолго до сегодняшнего дня: пилот и командир батискафа де Фробервиль, научный наблюдатель Ксавье Ле Пишон и борт-инженер Жан-Луи Мишель. Только бы уснуть теперь.

2 августа. 6 часов утра. На море небольшое волнение, волны лениво катятся с запада. Небо покрыто тучами. Безветрие. На мостике собрались руководители экспедиции. После недолгого колебания командир де Фробервиль принимает решение: погружаться.

Палубная команда уже включилась в работу. Медленно разворачивается буксируемый "Архимед". Крохотный батискаф омывают волны. Они перекатываются через его палубу, так что иногда на поверхности остается лишь рубка. Нелегко будет акванавтам попасть внутрь батискафа, но бывали условия и похуже этих. Трое акванавтов экипируются. К 7 часам они уже готовы, облаченные в асбестовые костюмы оранжевого цвета. Эта яркая одежда появилась недавно. Ее цвет перенят от автогонщиков. Опасность возникновения пожара - вот единственная параллель, которую можно провести между автомашиной и батискафом. В жилом отсеке "Архимеда", удивительно напоминающем жилой отсек космического корабля из-за невероятного обилия контрольно-измерительной аппаратуры, пожар чрезвычайно опасен. Поскольку на борту нет воспламеняющейся жидкости, а содержание кислорода в дыхательной смеси соответствует норме, то остерегаться приходится не столько взрыва, в результате которого пламя пожрало бы все за несколько секунд, сколько короткого замыкания в электросети, значительного повышения температуры внутри батискафа и угарного газа. Асбестовые костюмы защищают от ожогов. В случае опасного загрязнения воздуха экипаж может воспользоваться аппаратами замкнутого цикла дыхания, хранящимися в жилом отсеке.

На кормовой палубе четыре человека, в их числе Марсель Бертело, надевают водолазные костюмы. Они неторопливы и хладнокровны.

Для них это погружение ничем не отличается от предыдущих. Они назубок выучили порядок действия вплоть до самого погружения Архимеда" в море: установка кинокамер, опробование действий телеманипулятора, проверка клапанов, удерживающих твердый балласт - чугунную дробь. Их будет болтать на волне в нескольких метрах от водной поверхности. Их не раз ударит о корпус батискафа. Они уже привыкли к этому. Опустив головы, они увидят, как перед ними раскроется глухая ночь бездны, и, возможно, ощутят нечто вроде головокружения. Одним глазом они будут контролировать свои действия, а другим косить на воду, чтобы вовремя успеть заметить акулу. Вчера в кильватере был замечен ее черный плавник. Уж они-то знают этих акул! Они встречались с ними во всех морях. Акулы опасны, но не настолько, как принято думать. Если вас только двое, то не следует слишком удаляться от убежища и слишком задерживаться там, где рыскают эти хищники; вам в конце концов удастся избавиться от них, но нервы они вам потреплют.

"Марсель ле Биан" медленно приближается к точке погружения. Экипаж "Архимеда" сейчас находится в научной лаборатории. Беллеш собирает дополнительные карты, которые пилот и научный наблюдатель захватят с собой. Это листы большой уникальной батиметрической карты. На них указаны расстояния между маяками и их координаты.

7 часов 20 минут. В двери показывается голова командира Леконта.

- Мы у цели, - говорит он.

- Над самым маяком? - спрашивает Фробервиль.

- Нет, в тысяче метров от него с подветренной стороны.

- Отлично.

Расчет сделан на то, что, пока пилот будет проверять аппарат перед погружением, а потом наконец начнется само погружение, батискаф снесет к заданной точке.

- Приступаем, - добавляет Фробервиль.

Шлюпка для подводников уже качается перед "Архимедом". Быстро выбирается буксирный трос. Вахтенный в мегафон подает сигнал: "Швартовы отданы".

Трое акванавтов спускаются на палубу и, внешне не проявляя волнения, направляются к шлюпке. Они так долго ждали этой минуты... Здесь неуместны проявления эмоций: рукопожатия, похлопывания по спине, позерство.

Конечно, более всех взволнован Ксавье Ле Пишон. Однако не боязнь служит тому причиной, хотя из трех членов экипажа он насчитывает в своем активе наименьшее число погружений. Его волнение объясняется тем, что он впервые увидит, увидит воочию и даже "потрогает" дно этой таинственной долины, ее лавовые потоки, скалистые откосы, от которых начинается отсчет возраста земной тверди. В течение многих лет он пытался представить себе этот пейзаж, представить, на что он похож - на хаос апокалипсиса или же сотворения мира?.. Он принадлежит к числу тех, кто силой одного только воображения и логических построений смог заочно воссоздать элемент за элементом основные характеристики этих неизвестных геологических структур.

Через несколько часов он опустится на дно и тогда узнает, насколько правильно было его предвидение, насколько реальность соответствует расчету. Еще неизвестны детали гигантской загадки, ответ на которую терпеливо вынашивается уже не один год. Может быть, он обнаружит их на глубине 2600 метров. Еще немного терпения...

Жерару де Фробервилю намечающийся поход предстает в другом свете. За десять лет погружений на дно океанов он полностью уверовал в свой батискаф и свое умение им управлять. Но его терзает сомнение, разделяемое всеми, кто ответствен за эту операцию: справится ли со своим заданием "Архимед", такой тяжелый, громоздкий, мало маневренный? Ведь ему так далеко до рыбы, которая играючи обходит препятствия и легко скользит в нужном ей направлении. Скорее он напоминает запряженную в плуг лошадь, которая пашет подводное "поле". Взятие препятствий - не самая сильная его сторона. Разумеется, он в состоянии подняться вдоль склона, он в состоянии также подвсплыть на его вершину, но как медленно и ценой какой потери балласта, что лишает его возможности маневрировать. В прошлом, во время погружений "прогулочного характера", таким препятствием не придавали серьезного значения. Пилот ничем не был стеснен. Практически он всегда мог передвигаться как ему заблагорассудится. А сегодня у него заключено "соглашение" как с учеными, так и с самим собой. Он это отлично знает. Ему необходимо совершить посадку в строго заданной точке и идти по не менее строго заданному курсу в продолжение семи-восьми часов. Если рельеф дна окажется чересчур пересеченным, если он встретит перед собой отвесные стены, расселины, углубления, размеры которых ему неизвестны, то, неспособный к свободному маневрированию, он рискует застрять. Это обречет на неудачу всю экспедицию, пойдут правом потраченные на нее средства, это заставит признать беспомощность "Архимеда", которого он любит, как ребенка, и которого изо всех сил защищает от хулителей, считающих, что батискаф слишком громоздок, слишком устарел, и требующих разработки новых, более подвижных глубоководных аппаратов.

Риск, на который идет Фробервиль, смущает его, но он светло улыбается, перешагивая через леерное ограждение.

Жан-Луи Мишель уже сидит на кормовой банке в шлюпке. Он инженер, работающий при CNEXO четыре года. Он отвечает за научно-исследовательское оборудование "Архимеда". Квалифицированнейший специалист по электронике, он, без всякого сомнения, мог бы разобрать и собрать свою аппаратуру с завязанными глазами. Этот человек питает тайную страсть к микрорадиоэлектронике. За его мягким взглядом и робкой улыбкой скрывается железная воля. Коротко стриженный шатен со скромным пробором сбоку, он выглядит безупречным молодым человеком, в коем сдержанность и энтузиазм разумно уравновешены.

В ранце, лежащем у него на коленях, спрятаны магнитофонные и видеоматнитофонные ленты. Они ему очень пригодятся во время погружения. Он запасся также комплектом запчастей, тщательно рассортированных с помощью наклеенных этикеток и упакованных в пластиковый мешок. В его обязанности не входят ни управление батискафом, ни наблюдение за его погружением. Морской пейзаж он увидит только по телевизору. Если научно-исследовательское оборудование будет плохо функционировать, если приборы выйдут из строя, это также обречет экспедицию на неудачу. Полностью ли он им доверяет? На суше - да! Он не колеблясь поставил бы сто против одного на то, что на суше их работа будет безотказной. Но под 2600-метровой толщей воды, в переувлажненной атмосфере гондолы батискафа, три дня болтавшегося на буксире в открытом море, надежность (священное слово "надежность", ключевое понятие в современной технике) ставится под вопрос. Тем не менее, Мишель продолжает улыбаться.

Собственно подготовка к погружению батискафа началась в 7 часов 50 минут, когда все три акванавта спустились в гондолу. Она длится более часа. 9 часов... На мостике много народу. На взгляд командира корабля, даже слишком много. Он тщетно пытается отправить коков на камбуз, механиков в машинное отделение. Все хотят поглазеть. Приходится прибегнуть к резким словам. Только тогда моряки повинуются и демонстративно, с притворно покорным и покаянным видом, удаляются за ходовую рубку и останавливаются десятью метрами дальше. Моряки - неисправимые созерцатели. Они могут целыми часами следить за плавающим ящиком, за косаткой или за "огромными птицами морей", как назвал альбатросов поэт Бодлер, следить почти без слов, если не считать случайно вырвавшейся жалобы на скудость последнего обеда или восклицания, что корабль - право же, настоящая каторга! Сегодня попытка вахтенного офицера очистить мостик не приносит успеха.

Водолазы приведены в полную боевую готовность. Трое из них спустились в шлюпку, стоявшую у борта "Архимеда". Только что вышел из рубки Марсель Бертело. Он захлопнул за собой дверь. Налетает волна и накрывает батискаф. Вода доходит Марселю до колен. Поначалу кажется, что он распластается и покатится по палубе. Перспектива увидеть его облепленным пеной, как ушастый тюлень, некоторым на "Марселе ле Биан" пришлась бы по душе. Но, несмотря на пузыри, которые образовались на неопреновом костюме вокруг его талии, Марсель сохраняет подвижность. Он успешно сопротивляется и на палубе "Архимеда" держится так же устойчиво, как капитан Ахав (Капитан Ахав - один из героев романа американского писателя Германа Мелвилла "Моби Дик, или Белый Кит" (1851 год). - Прим.перев.) на Белом Ките. Вот Марсель высоко поднял руки и скрестил их над головой. Это означает, что с его стороны подготовка к погружению завершена. Один из водолазов подтверждает его сигнал в мегафон.

Трое акванавтов задраены внутри батискафа уже один час десять минут. Скоро спуск! Арисменди, находящийся на верхней палубе и поддерживающий постоянную связь с "Архимедом", склоняется над леерным ограждением, чтобы сообщить командиру, который находится двумя метрами ниже, о пятиминутной готовности.

Вахтенный офицер вызывает по судовой связи носовой контейнер. Фарси указывает расстояние, которое отделяет "Марселя ле Биан" от донного маяка. На карте, разбитой на квадраты, ответственный за погружение офицер прикидывает последовательное перемещение батискафа. Его слишком отнесло к юго-западу. "По горизонтали он находится от маяка на 1300 метров по пеленгу 140º", - сообщает вахтенный штурман. Следовательно, "Архимеду" придется выходить на маяк с помощью собственных двигателей. Мало приятного! Что же касается пресловутого маяка, то, если Фарси не ошибается и если поверхностные и придонные течения не слишком расходятся с их предполагаемыми значениями, он расположен на вершине возвышенности, на которую сориентировано погружение.

С данной минуты ход событий ускоряется.

Арисменди:

- "Архимед", "Архимед"! Я "Ле Биан". Все в порядке. Можете погружаться.

В 6 часов 06 минут палуба батискафа скрывается под водой: сначала очень медленно уходит ее кормовая часть, вода добирается до рубки, на ней еще развевается трехцветный флаг размером с носовой платок; наконец на поверхности остается только радиоантенна, а затем скрывается и она... Голоса на борту "Марселя ле Биан" затихают.

На корабле все, даже наименее впечатлительные, думают об "Архимеде" и о трех членах его экипажа, уходящих в пучину ночи: первое погружение по программе "FAMOUS' началось...

При выключенных двигателях маленький аппарат идет вертикально вниз, увлекаемый собственным весом. Идет в другой мир, мир вечного молчания, холода, огромного давления и абсолютного мрака. Мрака, который простому смертному трудно себе представить, настолько его сознание противится понятию абсолютного. Уже за пределами 300-400 метров наступает ночь в полном смысле этого слова, потому что солнечные лучи даже с полуденного неба сюда никогда не проникают.

По судовой связи продолжает звучать только металлический голос Фарси. Этому человеку некогда мечтать. Он невозмутимо сообщает расстояния до маяков. Вахтенный штурман их отмечает на карте и заносит в лежащую перед ним таблицу. "Удаление батискафа достигло 220 метров, - объявляет он вполголоса. - Скорость: пол-узла". Командир корабля Леконт кивает головой. "Отлично. Сейчас двинемся. Все в порядке", - говорит он.

На верхней палубе Арисменди и Гийбон приникли к станции 1 звукоподводной связи TUUX. Связь с "Архимедом" хорошая. Обе стороны предельно лаконичны.

- "Ле Биан"! Я "Архимед". Как слышите?

- "Архимед"! Я "Ле Биан". Слышу хорошо.

- Мы на глубине 200 метров.

- Вас понял.

И все. Душевное состояние не определишь по такого рода беседам. Но не для того опускаются на дно морей, чтобы поговорить по душам.

В 9 часов 16 минут "Архимед" сообщает, что он находится на глубине 260 метров и что все в порядке.

- Он погружается быстро, по 30 метров в минуту, - замечает Арисменди.

Тем временем Гийбон с компасом и параллельной штурманской линейкой в руках пытается определить положение "Архимеда" относительно корабля. Получается нечто вроде небольшой геометрической задачи в пространстве: "Марсель ле Биан" знает свое местоположение по отношению к стоящему на грунте маяку. Карта, привязанная к этой местности, указывает, что маяк в свою очередь расположен примерно в 200 метрах от вершины небольшого "вулкана" (или, если это предположение неверно, просто горы). В момент начала погружения "Архимед" находился в 1300 метрах к юго-западу от заданной точки посадки.

В 9 часов 54 минуты Фробервиль дал знать, что он не намерен больше удаляться от маяка, для чего на отметке 1450 метров замедлил спуск и на большой скорости (2 узла) двинулся к северо-западу. Он запросил у "Ле Биана" свои координаты, чтобы уточнить намеченный курс. Система автоматического управления, установленная на батискафе, направит его прямо к цели, подобно тому как диспетчерский пункт направляет самолет на посадочную полосу. Ведь во время погружения "Архимеда" "Марсель ле Биан", вычисляя разность глубин по сообщению с батискафа, может направлять его по азимуту, используя установку под названием "DUVA". Итак, рассчитать местоположение батискафа возможно. Но, к сожалению, с такими погрешностями, с которыми нельзя не считаться. Гийбон занялся сложной арифметикой.

Ровно в 10 часов "Архимед" оповестил, что он достиг глубины 1617 метров и продолжает погружение. Быстрый расчет показывает, что расстояние между "Марселем ле Биан" и подводным аппаратом колеблется по горизонтали в пределах 1000 метров. Теперь становится очевидным, что расстояние между ними постоянно возрастает под действием двух разнонаправленных сил: поверхностного (известного) течения и глубинных (неизвестных) потоков.

Гийбон реагирует молниеносно. Он просит Леконта дать ход кораблю и выйти на вертикаль батискафа. Следует команда. Боцман руководит двумя матросами, которые крутят лебедку, поднимая "рыбу". Один из матросов возмущается:

- Неужели не могли поставить электролебедку?

- Крути ручку и помалкивай в тряпочку, - невозмутимо замечает боцман.

Арисменди с улыбкой наблюдает за этой сценой и думает, что она вполне в духе операции "FAMOUS" в целом, где высочайшие достижения техники соседствуют с дедовскими приемами ручного труда. Во всяком случае, операции с применением мускульных усилий не принадлежат завтрашнему дню! Вот "рыба" вынырнула из глубины, оставив за собой серебристый след.

- Готово! - кричит боцман.

Стоящий над ним палубой выше командир Леконт спокойно продолжает командовать: "Влево двадцать, двумя машинами малый вперед!"

"Марсель ле Биан", тяжело и медленно разворачиваясь, ложится носом на волну, бортовая качка прекращается. Роже Экиньян втайне благодарит небо за эти несколько минут передышки. При первых оборотах винтов вода за кормой забурлила, вытянувшись кружевной дорожкой перламутровой пены.

"Марсель ле Биан" стопорит машины и продолжает идти по инерции, "рыба" снова исчезает на пятнадцатиметровой глубине и излучает акустические сигналы в сторону дна. Перед Фарси на видеоэкране то исчезают, то появляются красные цифры. Потрескивает телерегистратор. Фарси склоняется над микрофоном и объявляет расстояние.

- Вас понял, - говорит старший вахтенный.

На индикаторе телерегистратора появляется точка.

- Прибыли? - спрашивает командир корабля.

- Да, с точностью до 50 метров, - отвечает старпом.

TUUX регистрирует расстояние и глубину погружения "Архимеда".

В углу листа вписаны три цифры. Семак берет лист и устремляется к навигационно-вычислительной машине. Через три минуты он возвращается.

- "Архимед" в 100 метрах надо дном и в 400 метрах с небольшим юго-западнее маяка, - говорит он.

Всем становится ясно, что "Архимед" находится у самого дна долины; если он продолжит спуск со скоростью 25 метров в минуту, то он не попадет в точку посадки. Скорость придонного течения оказалась больше предполагаемой... Куда сядет батискаф? На каком участке? Если рельеф экранирует акустические сигналы маяка, то батискаф окажется на дне без единого ориентира. Неудачное погружение.

10 часов 49 минут.

Арисменди и Гийбон совещаются вполголоса. Жан Франшто, Боб Баллард, Дэвид Нидхэм и Роже Экиньян молчат. У Жана-Луи Шемине встревоженный вид.

Гийбон вызывает "Архимед". Он тотчас отзывается. Этот TUUX просто чудо. Голос, доносящийся из пучин, столь же ясен, как в телефонной трубке.

- ...Вы в 400 метрах к юго-западу от маяка. Повторяю: в 400 метрах к юго-западу от маяка, - четко произносит каждое слово Гийбон.

- "Ле Биан", я "Архимед". Вас понял. Продолжайте нас вести. Я направляюсь к отметке 030.

После некоторого молчания:

- У меня большие затруднения с гидролокатором. Идем на небольшой скорости.

Скорее всего это пол-узла: у "Архимеда" нет возможности точно измерить свою скорость, поскольку водная стихия, окружающая его со всех сторон, лишена каких-либо ориентиров.

10 часов 53 минуты.

"Архимед" передает, что он выключил двигатели. Глубина 2504 метра. Запрашивает свое местоположение. Арисменди старается следить за его перемещением как можно точнее, но надежного приема сигналов нет.

- По-прежнему к югу от маяка, - говорит он, ошеломленный, самому себе. Он так и не улавливает сигналов маяка, а маяк работает, потому что Фарси перехватывает его эхо отличнейшим образом... Он наверняка закрыт от батискафа неровностью рельефа.

Течение здесь более сильное, нежели предполагали. Гийбон подносит ко рту микрофон:

- "Архимед", я "Ле Биан". Вы все еще южнее маяка. Появилось ли эхо?

- Вас понял. На приборе Страцца никаких признаков сигнала от маяка. Я приостановил спуск и двигаюсь по горизонтали.

Сбросив несколько килограммов чугунной дроби и став несколько легче, "Архимед", громоздкий "Архимед", теперь плывет в горизонтальной плоскости. Слева и справа от него тянутся два внушительных горных склона, которые возвышаются над ним более чем на 1000 метров. Особенно впечатляет та самая, находящаяся совсем рядом, гора, отражение от которой заполняет экран прибора Страцца... "Архимед" маневрирует во мраке, избегая препятствий, усеивающих дно гигантской воронки.

Лица присутствующих на мостике "Марселя ле Биан" напряжены. Обычные жесты плохо скрывают страх, который возрастает тем больше, чем ближе решающие минуты.

Каждый теперь понимает, что остановить ничего нельзя.

В августе 1973 года люди, отважившиеся на это рискованное предприятие, получили максимум того, что могли дать им новейшая техника, удивительнейшие достижения средств информации, электроника и подводная акустика. Все это вместе взятое позволило вывести "Архимед" на намеченный рубеж, отстоящий на несколько сотен метров от обозначенной на карте крестиком возвышенности, на глубине 2700 метров, в самом центре Атлантики, между Африкой и Америкой. Это было максимумом возможного.

Успех или срыв дальнейшего этапа операции, начиная с посадки на морское дно, зависел от случайности или, если угодно, от провидения. Но и этот последний шанс целиком зависел от возможностей техники. Решающий рывок "Архимеда", находящегося в сотне метров надо дном, зависел от того, удастся ли батискафу принять сигналы маяка. Установив связь с маяком, "Архимед" перестал бы нуждаться в помощи "Марселя ле Биан". Теоретически такая связь считалась надежной и была предусмотрена планом. Конечно, полоса сигнала маяка узка, но гидролокатор батискафа рассчитан на его прием в условиях менее сложного рельефа. Поиск направления прохождения сигналов начали примерно с 10 часов 15 минут. И безрезультатно. На поверхности ни Гийбон, ни Арисменди не могут более помочь "Архимеду".

11 часов 30 минут.

TUUX оживает. В приемнике слышится урчание, затем голос Фробервиля:

- Сигналы маяка прослушиваются. Повторяю: сигналы маяка прослушиваются... В 900 метрах к юго-западу.

На поверхности взрыв радости.

Наконец-то! Они обнаружили нить Ариадны, которая теперь наверняка приведет их к цели.

Координаты батискафа, указанные аппаратом DUVA, оказались неточными. Арисменди готов был кусать себе локти от досады. Как могла произойти подобная ошибка? Гийбон полагает, что рельеф дна исказил эхо-сигналы. Теперь батискафу придется снова двинуться в юго-западном направлении, возможно, на большой скорости. Он потерял много времени. Драгоценного времени, так как такие прогулки в водной стихии обходятся очень дорого. От них садятся батареи. На мостике "Марселя ле Биан" ожидание становится менее тягостным. Дело почти выиграно, но... не потеряет ли "Архимед" злосчастный маяк еще раз на этих девяти сотнях метров пути, которые осталось ему пройти? Проходит минута за минутой.

В 12 часов 07 минут шумы в аппарате TUUX прекращаются.

В тесном перегретом помещении раздается голос Фробервиля:

- "Ле Биан", я "Архимед". Только что сели на отметке 2536 метров. Мы на вершине вулкана. Маяк в 300 метрах от нас, в углублении, которое, возможно, является кратером. Вы меня слышите? Прием.

Арисменди и Гийбон, улыбаясь, смотрят друг на друга. В тоне Фробервиля они уловили скрытое ликование. Напряжение, накапливавшееся в течение часов, дней, месяцев, снимается одним махом. Этого мига ждали два года. Да, два года! Слепо веря, но порой ощущая, как в душе шевелится червь сомнения. Два года подготовки, штудирования, технических расчетов, бесконечных уточнений. Два года, в течение которых устраивались конференция за конференцией по обе стороны Атлантики. Тринадцать выходов французских, американских, английских кораблей в зону будущих погружений, чтобы собрать максимум необходимых сведений. Целыми сутками вели промер, фотографировали и драгировали дно, сейсмическими методами прослушивали подстилающие дно океана слои горных пород, измеряли скорость течений и температуру воды. Составляли карты со скрупулезностью ювелира.

У Гийбона горят глаза, но голос его спокоен:

- Мы выиграли, - говорит он. Затем в микрофон:

- "Архимед", вас понял. Сыграно на славу!

"Архимед" находится под водой уже пять часов. Возбуждение, предшествовавшее посадке в глубоководной долине и молниеносно передавшееся всему экипажу, улеглось. Люди с удивительной, поистине ужасающей быстротой привыкают к своим техническим достижениям и начинают считать их недостаточно высокими в первые же минуты после совершенного ими научного подвига.

Приподнятое настроение и гордость, порожденные потрясающим техническим успехом, который ознаменовался прибытием "Архимеда" в намеченное место, в час обеда не понизили аппетита у членов экипажа "Марселя ле Биан". Все думали только о том, как бы качка не выплеснула из стаканов вино, а из тарелок - маслянистую подливу, в которой плавали одинокие кусочки мяса. Хроника этого дня не отмечает никакого лирического порыва, связанного с удивительной способностью людей конца XX века побеждать силы природы, тех людей, что сделали новый шаг вперед ("шажок для человека - шажище для человечества") в единоборстве с Мировым океаном.

Послеобеденный получасовой отдых члены экипажа "Марселя ле Биан" проводят по-разному: одни предпочитают вздремнуть, другие - половить рыбу, третьих тянет игра в карты.

Тем не менее неверно было бы утверждать, что между тремя подводниками, закупоренными в стальной сферической гондоле "Архимеда", который пробирался через лавовые поля, и теми, кто находился выше него на 2600 метров, произошел эмоциональный разрыв. Наверху думали о друзьях на глубине, занятых странной, трудно вообразимой деятельностью, отчасти колдовской, отчасти исследовательской, отчасти напоминающей скачки с препятствиями, и не без нетерпения ждали, когда они удивят новым чудом, воскресят тягу к таинственному, которая теплится в каждом из нас под золой повседневности... или сытости.

Однако на посту наведения батискафа еще не обрели покоя. Склонившись над аппаратурой, Арисменди и Гийбон терпеливо поддерживают связь с батискафом. Экипаж батискафа неразговорчив.

Арисменди и Гийбон, сами имеющие давний опыт пилотирования подводного аппарата, делают вывод, что на этот раз задача пилота не из легких. Им известно, что "Архимед" движется над вершиной вулкана вблизи маяка. Фробервиль сообщает об отвесных скалах, о нависших уступах, о сильном течении. Эта детальная информация, как и данные о расстояниях и азимуте, передаются вахтенному офицеру и в научную лабораторию

Франшто, Жарри и Шемине при помощи циркуля и карандаша пытаются воссоздать путь "Архимеда". Точки, координаты которых подтверждены несколькими видами определений, уверенно наносятся на карту. Сомнительные проставляются робко. Около каждой точки указывается время прохождения батискафа. Их соединяют между собой отрезки прямой или ломаной линий в зависимости от курса, указанного Фробервилем. В сочетании этих линий, рождается извилистый нерешительный маршрут, кажущийся абсолютно нерациональным. Но рождается он из отдельных отрезков, где все элементы совпадают: час прохождения, направление, скорость, так что сомнений быть не может. А затем начинаются длительные промежутки "мертвого" времени, в течение которого батискаф остается неподвижным. Останавливало ли его очередное препятствие, которое он с трудом преодолевал при помощи винта вертикального подъема, или же он брал пробы горных пород? Это знал только пилот.

Однако досаждать ему вопросами не решались, представляя, как он, очутившись лицом к лицу с неизвестными скалами, сидит, не отрывая глаз от панорамы и вцепившись руками в штурвал, прикидывает возможности-маневрирования, когда дальность видимости составляет не более десятка метров.

"Для последующих погружений необходимо будет придумать простой код, позволяющий непрерывно передавать собираемую информацию в научную лабораторию", - думает Жарри. До сих пор этой стороной дела пренебрегали, чересчур полагаясь на аппаратуру батискафа. Он, правда, хорошо оснащен, но отныне сам является частью сложной системы, в которой каждый элемент неотъемлем от других. Надо будет усилить связи между дном и поверхностью. В настоящий момент, увы придется оставить попытки извлечь что-нибудь из тех скудных данных, которые время от времени сообщают Арисменди и Гийбон...

Иногда воссоздаваемый на поверхности маршрут резко сворачивает в сторону под прямым углом, делает зигзаги, и на карте появляются петли, создавая впечатление, будто "Архимед" пятится задом.

- Путь пьяного человека! - замечает Шемине, озадаченно скребя в затылке. Дэвид Нидхэм, сидящий в конце стола, из-под полуопущенных век смотрит на товарищей, чертящих на бумаге извилины, которые напоминают следы обезумевшего зверя, попавшего на песчаный пляж. "Экипаж "Архимеда", - размышляет он, - не сошел с ума. Следовательно, есть какое-то объяснение этим неожиданным поворотам и топтаниям на месте."

Все дело в неровностях рельефа. Он, вероятно, много сложнее, чем можно было себе представить... Если кажется, что " Архимед" все время спотыкается, то, значит, на его пути встают непреодолимые препятствия, а он с ожесточенным упорством птицы, бьющейся о прутья клетки, отчаянно пытается найти выход.

- По-моему, - возражает Дэвид, - все ваши предположения ничего не стоят. Подождем их возвращения, тогда и узнаем, в чем дело.

Жарри с вихром черных волос, который придает ему вид Тентена (Тентен - герой книги бельгийского писателя и художника Поля Эрже "Приключения Тентена" - Прим.перев.), не разделяет такую точку зрения. Будучи главным представителем CNEXO на борту "Марселя ле Биан", он отвечает за навигационную систему и техническую оснащенность "Архимеда". Десять лет он участвовал во всех выходах батискафа. Его чрезвычайно волнует все, что происходит на дне. Взгляд Жарри, обычно исполненный любопытства, восхищения и в то же время снисхождения, становится хмурым:

- По-моему, ты неправ, - отвечает он Дэвиду. - Те маршруты, которые мы пытаемся нанести на карту с большей или меньшей точностью, я согласен с тобой, понадобятся для воспроизведения фактической траектории "Архимеда". Пока он пеленгует маяк, он лучше нас знает, что делать и куда идти, но как только из-за течения и рельефа, которые постоянно мешают "Архимеду", пеленг исчезнет, батискаф как бы окажется в ваксе. Вот тогда-то от проделанной нами работы будет польза, ты понял?

Жарри - чудесный товарищ, но иногда у него проявляются инстинкты фокстерьера. Если он вонзил во что-нибудь свои клыки, то не любит, когда ему щекочут нервы...

Улыбающийся Дэвид в знак примирения поднимает обе руки:

- О'кей, о'кей, - говорит он.

14 часов 56 минут. В штурманской рубке раздается телефонный звонок. Командир Леконт снимает трубку. Это говорит Арисменди с поста управления батискафом:

- Они оторвались от грунта и поднимаются.

- Понял. Все у них исправно?

- Все. Только несколько сели батареи.

- Отлично, - заключает Леконт, вешает трубку и оборачивается к вахтенному офицеру:

- Прикажите подготовиться водолазам и предупредите кормовую команду обеспечения батискафа.

16 часов. Все высыпали посмотреть на новое зрелище. "Архимед" оповестил, что он находится на глубине 350 метров. Он делает по 35 метров в минуту. Через десять минут он всплывет.

Команда водолазов под предводительством Марселя Бертело наготове. Скафандры лежат в двух шлюпках вдоль борта. Бухта буксирного троса покоится на палубе. Изумительный 120-миллиметровый нейлоновый трос. На корме развернут кабель электропитания.

По всплытии "Архимеда" резервы его батарей будут на три четверти исчерпаны. Пилот, следует полагать, сбросил несколько тонн чугунной дроби, чтобы оторваться ото дна и подняться в мир света. Таким образом, батискаф придется "перезарядить".

А затем, после того как закрепят буксирный трос, боцман подведет "Архимед" поближе, и он займет место в 40 метрах за кормой судна обеспечения. Кабель электропитания в свою очередь займет место рядом с буксирным тросом. Чтобы удержать кабель на поверхности, к нему прикрепят полистиреновые поплавки ярко-оранжевого цвета. Этот кабель будет связывать подводный аппарат и "Марсель ле Биан" в течение двух суток - времени, необходимого для зарядки аккумуляторных батарей, пополнения запасов балласта, бензина, масла... Двое тягостных суток, в течение которых члены подводного экипажа обязаны будут оставаться на захлестываемой волнами палубе батискафа, чтобы наблюдать за ходом этой операции. Неуклюжие в своих костюмах, стянутых в поясе спасательными жилетами, акванавты испытывают в это время не самое большое удовольствие, особенно если море штормит и "Архимед" то и дело захлестывают волны. Они как бы выступают в роли шерпа (То есть выполняют не свои прямые, а вспомогательные функции, подобно шерпа, народности Гималаев, живущей на высоте от 3000 до 6000 метров, многие представители которой нанимаются в высокогорные экспедиции проводниками и носильщиками. Так, Эдмунд Хиллари разделил славу покорителя Джомолунгмы с сопровождавшим его шерпой Норкеем Тенсингом. - Прим. перев.).

16 часов 10 минут. Капитан-лейтенант Арисменди просовывает голову в дверь поста управления батискафом и объявляет собравшимся на левом борту ученым, не отрывая бинокля от глаз:

- Они в 60 метрах.

- Где они всплывут? - спрашивает Экиньян.

- Приблизительно в 300 метрах впереди нас, - отвечает Арисменди.

Развязка близится. "Марсель ле Биан" держится носом на волну, которая с утра стала уменьшаться. Все взгляды устремлены далеко за форштевень, который медленно поднимается и опускается, украшенный усами пены.

В 16 часов 13 минут с верхней палубы раздается чей-то голос:

- Вот он!

"Архимед" появился несколько дальше и левее того места, где его ждали, примерно в 400 метрах. Он низко сидит в воде, накренившись на левый борт, маленький подводный скиталец, похожий на детскую игрушку. Трехцветный флаг позади рубки полощется, как неотжатая половая тряпка.

На "Марселе ле Биан" не раздалось ни "ура", ни других приветственных возгласов. Но голоса встречающих зазвучали энергичнее. Если у кого-то и встал комок в горле, то это скрывается под маской равнодушия... Там и сям слышится счастливый смех. Смех людей, почувствовавших облегчение после тяжелой и долгой работы. Работы, исход которой был неясен и, наконец, определился.

Боб Баллард, возможно, бессознательно, выражает все это в двух словах. Он хлопает Арисменди по плечу и с улыбкой бросает:

- Good job! (Превосходная работа! (англ.). - Прим. перев.) Э-э.

С тех пор как он попал на "Марсель ле Биан", Боб взял за привычку заканчивать фразы междометием "э-э!" Он считает, что это звучит очень по-французски.

Как только "Архимед" появился на поверхности, вахтенный офицер дал малый ход обеим машинам. Через несколько минут "Марсель ле Биан" стал лагом к "Архимеду". Шлюпки уже спешат к нему, нацелив носы на его рубку, и выстраиваются вдоль нее. Между тем водолазы погружаются в воду, уже "на ходу" надвигая на лицо маски. Марсель Бертело входит в рубку батискафа. Фробервиль уже передал по радио, что он стравил воду из входного люка. Бертело отдраивает верхний люк. Всплытие закончено. Трое подводников могут выходить.

Одна из двух шлюпок доставляет их на борт обеспечивающего судна. У них измотанный вид. Их лица вытянулись, потные волосы прилипли ко лбу. Чувствуется, что люди еще только-только завершили длинное и трудное испытание. У них такой странный, подернутый дымкой взор, как будто они несут в себе воспоминание о несказанных приключениях, непередаваемых картинах.

Офицеры, матросы, инженеры, ученые - все собравшиеся на полуюте - смотрят на них. Смотрят так, как будто надеются увидеть в глазах подводников отражение картин неведомого мира, в котором храбрые исследователи путешествовали и тайны которого они выведали.

Тянутся руки, чтобы помочь акванавтам перебраться через леерное ограждение. Возгласы, радостный гул. Их встречают, как возвратившихся с далекой звезды. Их обступают, хлопают по плечу, берут за руки...

Ласково, любяще, но не впадая в крайность; может быть, с инстинктивным любопытством ребенка, который, робко прикоснувшись к рукаву знаменитого летчика, совершившего дальний перелет, ожидает обнаружить у себя на пальцах звездную пыль...

Отовсюду сыплются вопросы. Архимедовцы молчат. Только Ксавье Ле Пишон, перешагивая через рельсы на палубе, роняет:

- Это было сказочно. Сказочно!

"Сказочно..." Это слово, слетевшее с уст человека науки, обрело силу. Это было то, что поразило его взор, подействовало на воображение, то, что было действительно необыкновенно. Он возвращался в полном убеждении, что раздобыл на морском дне один из ключей, который откроет науке дверь, ведущую к объяснению и преобразованию нашей Вселенной.

Мы участвовали от начала до конца в осуществлении первой фазы операции. "FAMOUS", но прежде, чем мы последуем за "Архимедом" по горам и долам "другого мира" - мира, который тем не менее является нашим, - нам необходимо для полного его уяснения поставить следующий вопрос и попытаться ответить на него: что представляет в научном плане тот таинственный рифт, который простирается на дне океана на глубине 3000 метров? С другой стороны, как понять его происхождение, не вспомнив при этом об известных нам изменениях, которые претерпел лик нашей планеты в течение тысячелетий? О тех метаморфозах, которые протекают на наших глазах, хотя их не так-то легко заметить... Иначе говоря, как и в связи с чем была предпринята операция "FAMOUS", одно из самых захватывающих научных начинаний нашего времени?

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"