Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Последующие выходы в зону трансформного разлома

В то время как вулканы острова Сан-Мигель, насупившись и посерев, растворяются на горизонте, инженеры и ученые, собравшиеся вокруг Ива Ле Прери и Ги Паке, оценивают сложившуюся обстановку. Им ясно, что основной рубеж пройден. Двигатели отныне не представляют угрозы, и можно надеяться, что неполадки во внутренней электросети "Сианы" устранимы.

Если же говорить о чисто научной стороне дела, то тут крайне необходимо дополнить, "упрочить" сделанные до сих пор открытия. Это, прежде всего, касается гидротермальных источников. Первое погружение организуется с целью измерения температуры и отбора воды непосредственно в эмиссионном отверстии. Де Холланд укрепляет термический зонд на захват телеманипулятора. Марсель Бертело ухитрился пристроить там же батометр - бутыль с клапанным затвором для взятия проб воды. Второе погружение будет посвящено более углубленной геологической разведке с цветными кино- и фотосъемками и взятием проб. Затем, решает Франшто, продолжим исследование полей даек на севере и знакомство с самым высоким уступом.

В итоге до 9 августа, дня возвращения Ива Ла Прери в Понта-Делгада, предстоит совершить пять погружений: два - в районе гидротермальных скоплений и три - на северном обрыве.

На рассвете 2 августа "Норуа" с "Сианой" прибыли в зону погружений. С 6 часов механики возятся около "Сианы", корпус которой еще влажен от утренней росы. Приборы, закрепленные на телеманипуляторе, придают ныряющему блюдцу забавный вид: у него появилось нечто вроде хобота.

Бедная "Сиана"! Сколько насмешек и издевательств выдержала она за эти последние годы. О ней даже сочинили песенку, которую Дрогу вечерами напевает под гитару: песенка повествует о горестях и злоключениях желтого суденышка, но заканчивается победно.

Сегодня образцы донных пород браться не будут, так как в контейнере-накопителе установлен акустический передатчик, которому предстоит постоянно посылать на поверхность закодированные импульсы о температуре воды.

К 8 часам 30 минутам все подготовлено. Появляются Ив Ла Прери, Кьенци и Жарри.

Во всем облике Ива Ла Прери и в его манере держаться есть нечто богатырское. Его легко представить себе сидящим в кольчуге за Круглым Столом под доброжелательным взглядом короля Артура. Это рыцарь, готовый на все ради великих целей. Как Ланселот (Ланселот - один из главных героев средневековых рыцарских романов Круглого Стола, образец храбрости и куртуазности. - Прим. перев.).

Когда в 8 часов 45 минут второго августа облаченный в асбестовый сверкающий на солнце костюм Ив Ла Прери вступил на борт "Сианы", то он заставил подумать именно о Ланселоте, садящемся на своего боевого коня.

Пять часов "Сиана" маневрирует в зоне трансформного разлома - Кьенци отыскивает гидротермальный источник. Наводит его Пласеро. Он не один раз воскликнет:

- Они у цели! Они над источником тютелька в тютельку!

Но Кьенци этого источника не увидит. Движение над грунтом совершается без малейших технических неполадок. Все благоприятствует успеху этого погружения. И тем не менее "Сиана" пройдет мимо цели. Такое на морском дне случается, сбивая всех с толку. Все вроде сходится, а того, что ищешь, нет. Иногда свет прожекторов падает под таким углом, что пейзаж, предметы искажаются подводной оптикой и наблюдатель становится жертвой оптического обмана. Он видит то, чего нет на самом деле, и не может опознать то, что, казалось бы, само бросается в глаза!

Ив Ла Прери обворожен. Он открыл для себя тайная тайных того моря, познать которое пытается уже столько лет, и он по-настоящему понял одержимость людей, посвятивших жизнь исследованию этого мира. Он регистрирует свои впечатления на магнитную ленту:

- Лунная поверхность. Вот что мне прежде всего приходит в голову. Это ощущение быстро проходит, так как, внимательно приглядевшись, замечаешь, что здесь в отличие от Луны протекает интенсивная жизнь. Морские пауки с длинными лапами, кажущимися невероятно хрупкими, крабики, бегающие перед нами, в то время как чудесная красная креветка с длиннющими антеннами застыла как вкопанная перед моим носом. Я не верю в "летающие тарелки", а эта креветка, надо признать, не верит в "ныряющие блюдца"... Вот она, в свете наших прожекторов!.. Декорация меняется... Начинаются каменистые довольно крутые, идущие под углом от 45 до 60º склоны, на которые легко взбирается "Сиана", держась от них на удалении в один-два метра. Вижу нагромождения огромных базальтовых глыб почти сферической формы. Далее идет вертикальная, не менее чем 20-метровой высоты стена, на которую мы также взбираемся. А вот уступ, затем пологий скат, который уже не кончается и переходит в покрытую осадками долину... Белые-пребелые губки. Некоторые гигантских размеров. Диаметром более метра...

В 17 часов "Сиана" возвращается на поверхность. Ив Ла Прери приветствует вновь обретенный солнечный свет. Кьенци расстроен тем, что так и не вышел на цель, но зато он доставил несколько сот ценных фотографий.

На другой день, 3 августа, в 9 часов "Сиана" снова погружается. В составе экипажа - Кьенци, Шукрун и Леру. Шукрун в третий раз идет исследовать свои кладовые. Море волнуется, что трудно расценить как хорошее предзнаменование. Кьенци получил распоряжение провести подготовку к погружению как можно скорее. На этот раз датчик температуры установлен на верхней части аппарата, с тем чтобы манипулятор и контейнер-накопитель использовать по назначению. Поэтому теперь измерения температуры воды и отбор ее проб будут производиться не в самом эмиссионном отверстии, а в 3 метрах ото дна - на предмет обнаружения тепловых аномалий.

"Сиана" достигла дна в 500 метрах к юго-юго-западу от намеченной точки. В 11 часов "Норуа" сигнализировал ей, что она прибыла в намеченное место. Шукруну потребовалось 20 минут, чтобы нащупать небольшую возвышенность, на которой расположены гидротермальные скопления. За час разведка завершена: взято пять проб, сделаны черно-белые и цветные фотоснимки, отснят цветной кинофильм. Температура воды на заданном горизонте как будто несколько выше, чем в эмиссионном отверстии (на шесть сотых градуса), но это еще надо проверить. Возможно, в данный момент "источник" не проявляет активности. Во всяком случае налицо доказательства, что здесь залегают гидротермальные руды.

В полдень "Норуа" подает сигнал, что время на исходе. Надо поторапливаться. Во время вылазки на запад Шукрун вновь отыскал дорогие ему сланцеватые ступени и окончательно установил, что гидротермальная деятельность концентрируется на этом поле активных разломов. А теперь надо всплывать. На борту "Норуа" считают, что задача выполнена. Пласеро указывает, что обследованное место находится на 50 метров севернее первого. Шукрун согласен: было открыто второе поле. Но что касается профессора Холланда, то он не удовлетворен. Он хотел бы получить более веское подтверждение существования небольших температурных аномалий.

Дважды, 6 и 7 августа, "Кнорр", взаимодействуя с "Норуа", отправляет термический зонд на дно по соседству со скоплениями, открытыми "Сианой". Тщетные усилия. Совершенно очевидно, что с поверхности невозможно опустить зонд в заданную точку с точностью ,2-3 метра. А иначе эмиссионные отверстия не отыскать. Тут может помочь только подводный аппарат. Как досадно, что погружение 2 августа не достигло цели! Все это доказывает, что недостаточно располагать прекрасными инструментами: любой инструмент может оказаться бесполезным без наблюдателя, а подготовка опытного наблюдателя требует не одного года усилий.

В воскресенье 4 августа погода мало благоприятствует погружениям. Волны и ветер. Командир Паке не разрешает спускать на воду ныряющее блюдце, что вызывает у команды вздох облегчения. Но 5, 6 и 7 августа "Сиана" проведет блистательную серию из трех погружений на глубину от 2600 до 2100 метров в зоне даек и на большом северном уступе.

Беллеш прежде всего заново осмотрел дайковое поле. Цель: оконтурить его и взять хорошо рассланцованный образец коренной породы. Ведет подводный аппарат Скъяррон. За шесть с половиной часов, проведенных на дне, они покрыли расстояние 2800 метров и отлично выполнили свою задачу. Некоторые из даек достигают внушительных размеров. Одна из них представляет собой настоящий шпиль высотой 17 метров.

Скъяррон и Беллеш выкроили несколько минут отдыха от этой кропотливой и немного монотонной работы - определения ориентации и размера даек, "Сиана" посажена на покрытую осадками террасу, из которой на несколько метров выступают дайки. Вот где Беллеша в его глубоководных странствиях ожидал сюрприз, радостный сюрприз. В 2 метрах перед иллюминатором он заметил чрезвычайно странное животное. "Сначала я подумал, что это резвится розовый поросеночек...", - скажет он впоследствии. Но в Атлантике на глубине 2700 метров нет розовых поросят! Это круглое существо, и в самом деде розовое, начало исполнять при свете подводной рампы грациозное балетное соло. Оно мирно шевелит заостренными "ушами", надо полагать, плавниками, но они так сдвинуты к ее глазам по обе стороны лунообразной мордочки, что наблюдающему за рыбой, даже если он лишен воображения, сразу же приходит в голову мысль об ушах. У рыбы отсутствуют хвостовые плавники, их заменяет нечто вроде распахивающейся и запахивающейся юбчонки, которая скроена из коротких щупалец длиной максимум десять сантиметров. Что-то, напоминающее спрута. Животное переливается перламутром. Оно шныряет перед "Сианой" туда и сюда и, кажется, хочет предложить себя в гиды необычному гостю, окруженному световым ореолом.

У некоторых обитателей дна грустный вид, другие выражают недоверие или ярость, а есть и настоящие флегматики. Эта рыбка резва и игрива. Она олицетворяет радость жизни. Скъяррон и Беллеш с улыбкой наблюдают за ней. Их удивление переходит в смех, когда они видят, как она принимает вертикальное положение и, сделав несколько быстрых движений "ушами", спокойно опускается на дно.

Там она словно уселась на свою юбчонку, устремив большие круглые глаза на "Сиану", - ни дать, ни взять лукавый гном. Скъяррону захотелось подцепить ее манипулятором и доставить на поверхность. "Оставь ее в покое", - советует Беллеш. Мысль о дряблом трупе, поднятом на палубу "Норуа", ему неприятна. Бог с ними, биологами и их наукой!

Надо двигаться дальше. "Сиана" снимается со дна. Маленькое животное вторит движению блюдца и явно намерено продолжить эту идиллию. Минуту или две оно перемещается перед подводным аппаратом, затем растворяется во мраке. По возвращении на поверхность Беллеш очень прочувствованно расскажет историю о том, как маленькое глубоководное животное приручило к себе акванавтов - историю в стиле Сент-Экзюпери...

Гвоздем научной программы во время этого погружения явилось, безусловно, взятие образца породы у подножия большой отвесной скалы на внешней стороне северного уступа на глубине примерно 2200 метров. У подножия стены лежат громадные валуны, некоторые из них выглядят полосчатыми. Среди валунов Беллеш обнаруживает замечательный образец с очень свежими трещинами и явным расслоением, небольшой камень, 10 на 5 сантиметров, совершенно лишенный марганцевой корочки, окрашенный в красивый красный цвет, связанный с окислением железа. Отсутствие марганцевой патины указывает на то, что камень откололся от склона в самое недавнее время.

Северный склон трансформного разлома, глубина 2200 метров. На дне видны венчики виргулярий.
Северный склон трансформного разлома, глубина 2200 метров. На дне видны венчики виргулярий.

На поверхности Шукрун и Франшто с изумлением определят, что они имеют дело с плотным деформированным куском осадочной породы, который вышел на поверхность и выломился из коренного залегания во время самых последних смещений вдоль разлома. Пластинчатость породы говорит о том, что она испытала сильное сжатие. По своей структуре она подобна той, что ученые видели на "лестничных" ступенях в зоне разлома. Рассматривая пластины через лупу, Шукрун констатирует наличие в них штриховки. Она указывает, что их деформация вызвана движением под углом 45º к горизонтали. Таким образом, пластины являются формальным доказательством того, что деформация породы протекала вдоль плоскостей движения. Более того, здесь движение было не строго горизонтальным, как на дне долины, а сочеталось с мощным вертикальным перемещением. Это означает, что северный уступ также является активной зоной, но скольжение здесь направлено не по горизонтали, а имеет значительную вертикальную составляющую. Как видим, схема все более и более усложняется. Шукрун в своей стихии.

5 августа Беллеш остановился у подножия вертикальной скалы. Франшто и Кьенци опустятся туда 6 августа. Франшто не может пожаловаться на свое первое погружение в зону разлома. По словам Кьенци, ему попались самые прекрасные из пейзажей, которые встречались до сих пор на дне, необыкновенно крутые уступы, образованные пластами пород, сначала лежавшими горизонтально, затем вздыбившимися. Слои мощностью примерно 30 сантиметров наклонены под углом 10-20º, создавая ряд скалистых выступов. На этих выступах кипит разнообразная жизнь. Особенно выделяются виргулярии: некоторые из них достигают гигантских размеров.

Вечером 7 августа "Норуа" направился в порт Понта-Делгада. Ученые испытывали удовлетворение. Выполнены две основные задачи: закончен меридиональный разрез через зону разлома и документированы гидротермальные скопления. Теперь можно поставить вопрос о спуске "Сианы" в рифт с целью обследовать великую западную внутреннюю стену, на которую не сумел взобраться "Архимед". К тому же "Сиана" более детально исследует некоторые элементы рельефа дна, поскольку возможность следовать на уровне дна дает ей явное преимущество по сравнению с батискафом.

Таким образом, решено, что Франшто на "Ле Биане" вернется для руководства исследованием третьей и последней зоны погружений, находящейся на линии пересечения рифта и трансформного разлома. А Шемине направится в зону на борту "Норуа", чтобы совершить два дополнительных спуска в рифт.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"