Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Жизнь в преисподней

В глубокой бездне времени...

Шекспир

Когда солнце начинает садиться и зона смешения света и мрака ползет вверх, многие животные вместе с нею движутся к поверхности. Кажется, будто некое неодолимое биологическое начало мобилизует армии обитателей глубин во всех частях Мирового океана и вынуждает их устремляться ввысь. С давних пор натуралисты знали, что в ночное время улов близ поверхности гораздо значительнее, чем днем. Но все эти существа начинают исчезать, как только первые лучи восходящего солнца вонзятся в серебристо-серые воды; начинается обратная миграция мириадов животных.

В этих таинственных походах участвуют стаи рыб и кальмаров; тучи креветок, крылатых улиток и червей; полчища тихоходных копепод, медуз и простейших. Покрываемые расстояния и скорость перемещения некоторых видов мигрирующих животных весьма значительны. Копеподы величиной не больше рисового зерна поднимаются на поверхность с глубины 100 метров с удивительной для них скоростью-15-30 метров в час. А утром они снова возвращаются домой, что занимает 7 часов. Хрупкие, похожие на насекомых мизиды и амфиподы два раза в сутки совершают утомительное путешествие на расстояние около 400 метров. Эвфаузииды и креветки мигрируют с глубины 800-200 метров, а затем возвращаются назад.

Во время таких переходов животное может испытывать страшный перепад давления (40-50 атмосфер) и разницу температур, которую вы испытали бы, попав с Исландии на экватор. Почему же такое количество животных два раза в день пускаются в столь утомительные путешествия? Миграции в море обитателей океана столь распространены, что это наводит на мысль об их огромном биологическом значении. Но каком именно?

Наиболее очевиден такой ответ: малые животные поднимаются ради изобилия пищи в поверхностных слоях, а крупные - для того, чтобы питаться малыми животными. Но почему эти существа не живут постоянно в морских чащобах у поверхности, зачем тратить ежедневно столько энергии на миграции? Опять-таки, очевиднее всего, днем они прячутся в "пещеры" глубин подобно обитателям лесов, добывающим себе пропитание ночью, чтобы самим не очутиться в утробе хищника.

Однако не все биологи разделяют такую точку зрения. Профессор Алистер Харди полагает, что плохо плавающие животные мигрируют из малоподвижных глубинных слоев для того, чтобы, воспользовавшись более сильными поверхностными течениями, попасть в новые районы кормежки и освоить их. Хорошие же пловцы - рыбы и кальмары - совершают миграции просто в поисках пищи.

Большинство биологов заявляет, что основной фактор, управляющий процессом миграции, - это не что иное, как свет. Возраст же организмов, физические условия, температура и давление, очевидно, ограничивают диапазон миграции. Возможно также, что различные существа попросту предпочитают определенную степень освещенности и оттого движутся за этой зоной вверх или вниз после восхода и захода солнца. Животные, естественно, очень чувствительны даже к небольшим изменениям освещения. Даже лунный свет вынуждает их уходить вглубь; в пасмурную же погоду они поднимаются выше.

Каковы бы ни были причины этих подъемов и спусков, они связаны еще с одним таинственным явлением - наличием глубоководных рассеивающих слоев (ГРС). Во время второй мировой войны физики, разрабатывавшие способы обнаружения подводных лодок с помощью гидролокаторов, неоднократно получали отраженные сигналы, согласно которым дно находилось на глубине 270 метров, хотя им было известно, что глубины здесь были гораздо значительнее. Кроме того, по сообщениям капитанов судов, ими были обнаружены мели там, где их не существовало; в течение многих лет на морские карты наносятся сотни банок с пометкой "СС" ("существование сомнительно"). Очевидно, сигналы эхолотов отражались от какого-то предмета, находившегося между поверхностью и дном моря. Но эти "предметы" не оставались на одном месте. С заходом солнца они поднимались к поверхности, затем исчезали, снова появляясь с первыми лучами солнца и опускаясь на свою обычную глубину. Иными словами, появление ГРС совпало с вертикальной миграцией животных. Мартин У. Джонсон, американский зоолог, предположил, что звук, должно быть, рассеивался и отражался морскими животными, совершающими свои таинственные ежесуточные переходы.

Последующие исследования установили, что ГРС - почти сплошные и существуют почти во всех океанах мира. В дневное время три, иногда пять слоев толщиной от 45 до 90 метров висят, словно пелена слоистых облаков, на глубине от 210 до 720 метров. Каждую ночь призрачные "рефлекторы" поднимаются к поверхности и рассеиваются или сливаются в широкую полосу, доходящую до глубины 150 метров.

Много лет ученые, рыбаки и всякие умники ломали себе голову, какие же именно животные образуют эти перемещающиеся слои. Чуть ли не все виды животных оказались предметом изучения. Одними из первых, кто "подпал под подозрение", были стаи кальмаров, затем, к великой радости рыбаков, решили, что это - огромные косяки промысловых рыб.

Спуская сети и фотокамеры в ГРС, направляя звуковые сигналы на различных животных в лабораторных условиях и наблюдая за ними с помощью батискафов, ученые в конце концов пришли к выводу, что основными организмами, производящими рассеивающий эффект, являются мелкие рыбы, креветки и сифонофоры. Все эти животные водятся повсеместно, передвигаются, по-видимому, в пределах вполне определенных слоев и могут сдвигать пределы ГРС. Панцири креветок и эвфаузиид эффективно отражают звук и вполне могут быть причиной возникновения "ложного дна". Газ, находящийся в камерах сифонофор и плавательных пузырях рыб, должно быть, обладает теми же свойствами.

Во время спусков в батискафе около Сан-Диего доктор Эрик Г. Бархэм обнаружил скопления сифонофор, которые неподвижно висели на глубине от 255 до 435 метров, вытянув длинные щупальца во всех направлениях наподобие живой сети. Он неоднократно замечал скопления рыб длиной 10-13 сантиметров на глубине от 200 до 300 метров, а однажды на глубине в диапазоне 360-450 метров увидел столько креветок, что не смог сосчитать их. В соседнем слое толщиной 60 метров находилось множество светящихся анчоусов. А на глубине от 650 до 690 метров Бархэм обнаружил самое крупное скопление рыб.

Знаменитый акванавт и пионер-аквалангист Жак-Ив Кусто всегда зорко следит за обстановкой, спускаясь сквозь ГРС, однако, в отличие от Бархэма, он ни разу не замечал сколько-нибудь заметного увеличения фауны. Правда, он попадал в подводные "лавины", которые с увеличением глубины встречались чаще. Такого рода снегопады отметили пять других исследователей глубин, в их числе Биб. Кусто предположил, что эти "снежные хлопья" - живые организмы, но профессор Харди считает, что, вероятно, это в основном мертвый материал - медленно опускающиеся на дно панцири ракообразных и планктонных организмов. По словам Кусто, поставленного в тупик этой тайной, "должно быть, существует какое-то еще неизвестное звено в цикле жизни моря". Ответом на этот вопрос, по-видимому, является открытие органических веществ, которые находятся в морской воде, выделяются из раствора и прилипают к пузырькам воздуха. Доктор Гордон Райли, один из биологов, обнаруживших, что такого рода органические вещества превращаются в видимые глазом частицы пищи, полагает, что это и есть те самые таинственные снежные хлопья, которые видели Кусто и другие исследователи глубин.

Это замечательное открытие нового звена в пищевой цепи моря разрешает также давнюю проблему - каким образом существуют глубоководные планктонные организмы. Ученые долгое время сомневались в том, что медленно падающий дождь из мертвых и умирающих организмов, проносящийся мимо множества голодных ртов, может кормить и глубоководных обитателей. Около 9/10 растительных организмов пожираются в верхнем слое толщиной приблизительно 180 метров. Как отметил доктор Антон Бруун, "мертвые организмы в море столь же редкое зрелище, как и на суше. Больные или слабые животные становятся жертвами более сильных животных и пожираются; разве что иногда крупный кит или гигантская акула, не уничтоженные до конца, могут опуститься на дно".

Вечно голодным животным, обитающим в холодных, темных глубинах, органические хлопья кажутся манной небесной. По словам Райли, в пределах верхнего слоя толщиной 450 метров количество пищи уменьшается с глубиной, затем уровень становится постоянным благодаря образованию на всех глубинах новых органических веществ. Эти частицы пищи, должно быть, служат кормом многим обитателям глубоководных рассеивающих слоев, которыми в свою очередь питаются более крупные животные, в том числе рыбы, попадающие к нам на стол. Съедобные обитатели ГРС водятся слишком глубоко, передвигаются слишком быстро и слишком рассредоточены, чтобы служить непосредственным источником пищи для человека.

Существуют и иные источники пищи для ненасытных утроб обитателей глубин. Многие глубоководные животные в ранний период своего развития обитают в богатых пищей поверхностных слоях. Эти неопытные существа, пытаясь вернуться в родные глубины, натыкаются на полчища прожорливых хищников. Мигрирующие животные, возвращающиеся домой с набитым брюхом из верхних слоев, также идут в пищу обитателям нижних слоев.

Все оканчивается на дне, в холодном иле. Количество бактерий, немногочисленных в воде, в горсти ила увеличивается до миллионов, даже миллиардов. Останки животных, падающих на океанское ложе, трупы пресмыкающихся и ползающих существ, листья и другие предметы, смытые с суши, - все это разлагается бактериями и превращается в ил. Тут, как и на мелководье, черви, голотурии и морские ежи пожирают этот ил, усваивая содержащиеся в нем органические вещества, и в свою очередь становятся кормом для более крупных и более активных животных. Черви и оболочники, по-видимому, в течение неограниченного времени могут питаться лишь одними бактериями, так что вполне возможно, что микробы для многих обитателей дна являются важным источником пищи.

По мере удаления от суши и поверхности живых организмов становится все меньше и состав их изменяется. Глубоководное ложе центральной части океанских бассейнов, особенно южной части безбрежного Тихого океана, - один из самых бесплодных районов планеты. Недаром поверхность океана имеет здесь голубой цвет. Это еще одно доказательство тезиса, что на распределение жизни в глубоководных слоях значительное влияние оказывает наличие пищи в поверхностных слоях.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"