Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

ПОДВОДНЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ КАПИТАНА КУСТО

Выступая недавно на пресс-конференции, Кусто заявил, что идея подводных домов принадлежит Джорджу Бонду, но в своей стране ему не удалось реализовать ее достаточно быстро. По достоинству оценив грандиозные перспективы, которые открыло бы воплощение этой идеи, американцы начали методично выполнять в лабораториях пункт за пунктом обширную программу физиологических исследований, доказывая, что искусственные газовые смеси, которыми будут дышать жители глубоководных домов, безвредны в условиях больших давлений. Осуществимость самой идеи - жить под поверхностью моря - казалась бесспорной, но кроется ли за этим перспектива «обжить» все пространство континентального шельфа до глубин в две-три сотни метров? Только положительный ответ на этот вопрос доказал бы реальную ценность подводных поселений. И такой ответ был получен...

Тем временем, пока Бонд и его группа проводили серии длительных глубоководных имитаций в барокамерах исследовательских лабораторий, Французское управление подводных исследований, возглавлявшееся капитаном Кусто, приступило к практической проверке этой заманчивой идеи. Кусто, проявив большую дальновидность, начал готовить к постановке свой первый дом. Это было в 1962 г,

Жак Ив Кусто объясняет план проведения операции 'Преконтинент I'. На изображенном им рисунке - первый в мире подводный дом
Жак Ив Кусто объясняет план проведения операции 'Преконтинент I'. На изображенном им рисунке - первый в мире подводный дом

Программа запланированных подводных экспериментов получила наименование «Преконтинент» (континентальный шельф). Этим названием французские исследователи хотели подчеркнуть свою конечную цель - овладение всем пространством материковой отмели вплоть до ее максимальных глубин. А пока... первый в мире подводный дом в соответствии с планом проведения операции «Преконтинент I» должен был быть установлен на глубине 10 м, недалеко от берега Шарсельской гавани. Глубина 10 м позволила бы его обитателям дышать обыкновенным сжатым до 2 ата воздухом и по окончании эксперимента быстро выйти на поверхность без декомпрессии.

Экипажем подводного дома, первыми в мире акванавтами, должны были стать Альберт Фалько и Клод Весли - спокойные, умелые и выдержанные люди, много лет проработавшие вместе с Кусто. Выполняя его замысел, Фалько и Весли приняли самое деятельное участие в изготовлении и оборудовании своего подводного жилища. В одном из интервью Фалько поведал корреспонденту: «Мы, конечно, профессиональные водолазы, а не сварщики, электрики или рабочие. Но капитан Кусто сказал нам, что мы должны сами оборудовать дом, чтобы не ощущать впоследствии тяготы жизни в нем».

Двухместный подводный дом 'Диоген' 'Диоген' был установлен на глубине 10 м неподалеку от Марселя. Два акванавта прожили в нем 7 дней
Двухместный подводный дом 'Диоген' 'Диоген' был установлен на глубине 10 м неподалеку от Марселя. Два акванавта прожили в нем 7 дней

Дом был изготовлен из обычной металлической цистерны и за свое сходство с большой бочкой назван «Диогеном». Посетивший его перед экспериментом корреспондент одной из газет так описал свои впечатления: «Я снизу вполз в дом. Пол резиновый, небесно-голубого и желтого цветов. Полосы такого же цвета повторяются на стенах и на потолке дома... С одной стороны камеры за акванавтами следит телевизионный передатчик, с другой - установлены две кровати. В случае необходимости по бокам кроватей могут включаться инфракрасные грелки. Над кроватями - книжные полки, уставленные в основном детективными романами. На отдельной полочке стоит электроплитка для разогревания пищи. В доме имеются карточный столик, телефон, телевизор, транзисторный приемник, бачок с питьевой водой. В общем дом очень напоминает дачу среднего комфорта...» Измеритель влажности, манометр, система сигнализации уровня воды во входной шахте дополняли его оборудование. Обеспечение акванавтов всем необходимым производилось с двух судов, стоявших на якорях над домом, - «Калипсо» и «Эспадона». С них по кабелям и шлангам в дом подавалась электроэнергия и пресная вода, с них водолазы группы Кусто доставляли акванавтам пищу и заряженные сжатым воздухом кассеты баллонов для аквалангов. Компрессор с «Калипсо» непрерывно качал в дом по шлангу воздух, а его излишки, загрязненные продуктами дыхания, стравливались в воду.

Входной люк 'Диогена' Наполненная воздухом цистерна удерживается на дне тяжелым балластом, подвешенным к ней на цепях
Входной люк 'Диогена' Наполненная воздухом цистерна удерживается на дне тяжелым балластом, подвешенным к ней на цепях

За акванавтами осуществлялся постоянный телевизионный-контроль. Дважды в день врачи наносили им визит и тщательнейшим образом исследовали состояние их здоровья. В распорядке дня акванавтов не было ничего необычного: утром подъем и завтрак, затем на-два часа в воду, на работу. После работы обед и отдых, затем снова на час в воду. Вечером - ужин и отбой. Отработав на глубине 25 м, они могли возвращаться в дом без декомпрессии. Акванавты семь дней не поднимались на поверхность. Жизнь на дне давалась им с трудом. Особенно тяжелы были первые дни. С истинно французским темпераментом Фалько записал в своем дневнике: «По ночам снятся кошмары. Угнетенное состояние, удушье, страх... Ложусь спать, но не могу уснуть. Я совершенно одинок, заперт в ловушке. Нас приговорили неделю жить под водой...»

Время шло... Постепенно Фалько и Весли стали находить удовольствие в жизни под водой. «Мы совсем на ты с водой, - пишет Фалько. - Впервые за 20 лет у меня есть время по-настоящему смотреть». Так же постепенно акванавты начали терять интерес к событиям на поверхности.

Схематический разрез 'Диогена' Жилище первых акванавтов было оборудовано двумя койками, инфракрасными обогревателями, телефоном, телевизором, радиоприемником, маленькой библиотекой, электроплиткой для разогревания пищи - словом, всем необходимым для жизни. В доме находились также две одноместные декомпрессионные камеры 'на всякий случай'
Схематический разрез 'Диогена' Жилище первых акванавтов было оборудовано двумя койками, инфракрасными обогревателями, телефоном, телевизором, радиоприемником, маленькой библиотекой, электроплиткой для разогревания пищи - словом, всем необходимым для жизни. В доме находились также две одноместные декомпрессионные камеры 'на всякий случай'

Они старались ограничить приток информации о внешнем мире, не интересовались последними известиями, радиоприемнику стали предпочитать пластинки с классической музыкой.

На седьмой день акванавты начали готовиться к возвращению в мир людей. Доктор Фруктус - врач, наблюдавший за состоянием их здоровья, вместо декомпрессии прописал им «газовый коктейль» из 80% кислорода и 20% азота. После двух часов дыхания такой смесью ркванавтам было развешено покинуть дом. 21 Сентября 1962 г. в 13 час. 28 мин. они поднялись на трап «Калипсо». Операция «Преконтинент I» была завершена. Это было первое подтверждение на практике идеи о возможности жизни человека под водой, «первая ласточка» будущих подводных домов, деревень, поселений...

Общий вид первого подводного поселения Все необходимое для жизни и работы (воздух, пищу, пресную воду, акваланги) обитатели 'Диогена' получали с поверхности - с берега и с судов обеспечения! 'Калипсо' и 'Эспадон'
Общий вид первого подводного поселения Все необходимое для жизни и работы (воздух, пищу, пресную воду, акваланги) обитатели 'Диогена' получали с поверхности - с берега и с судов обеспечения! 'Калипсо' и 'Эспадон'

Полный успех эксперимента позволил Кусто спланировать и провести новый опыт, задуманный с большим размахом. Местом проведения « Преконтинента II» была избрана лагуна рифа Шаб-Руми в Красном море, в 25 милях к северу от Порт-Судана. Кусто мотивировал свой выбор тем, что в этом районе крайне трудные условия для работы - очень жаркий и влажный климат и, главное, отдаленность от возможных береговых баз обеспечения. По его мнению, если бы «Преконтинент II» удался, то подобные подводные поселения можно было бы устанавливать в любом самом отдаленном уголке Земли.

На сей раз на морском дне расположилась целая подводная деревня, состоявшая из нескольких специализированных сооружений. Самым крупным из них был пятикомнатный дом «Морская звезда», имевший форму гигантской четырехлучевой звезды. От граней центрального отсека отходили четыре комнаты-отростка, в пятой стенке центрального отсека имелись два больших остекленных иллюминатора. В двух отростках размещались спальные отсеки по четыре койки в каждом, в третьем - лаборатория, кухня, фотокомната, туалет, а в четвертом находилась кладовая, где хранилось водолазное снаряжение, входной люк и душ. Пятиугольный центральный отсек служил акванавтам кают-компанией. В нем же находился центральный пост управления ходом эксперимента.

Врачи обследуют первых в мире акванавтов Фалько и Весли В течение всего эксперимента 'Преконтйнент I' акванавты постоянно находились под тщательным медицинским контролем. В программу физиологических исследований входило, в частности, выполнение специально разработанных психологических тестов
Врачи обследуют первых в мире акванавтов Фалько и Весли В течение всего эксперимента 'Преконтйнент I' акванавты постоянно находились под тщательным медицинским контролем. В программу физиологических исследований входило, в частности, выполнение специально разработанных психологических тестов

Дом-звезда был установлен на глубине 11 м. Его обитатели дышали воздухом, подаваемым по шлангу с обеспечивающего судна «Розальдо». Электроэнергия и пресная вода также подавались с поверхности. Дом был оборудован установкой для кондиционирования воздуха, которую из-за недостатка средств пришлось снять со второго судна обеспечения - «Калипсо». Кусто говорил потом, что «в этой страшной жаре» при отсутствии кондиционирования в каютах «Калипсо» он похудел на 9 кг. Только под водой в гостях у акванавтов он мог перевести дыхадие.

Возможности акванавтов неизмеримо расширяло участие в подводном эксперименте миниатюрной подводной лодки «Дениза» - Нюряющего блюдца Кусто, спроектированной и достроенной по его замыслу несколько лет назад. Рассчитанная на глубину погружения 300 м, «Дениза» позволяла акванавтам проводить интересные наблюдения и киносъемку на склоне и у подножья рифа Шаб-Руми, близ вершины которого на плоском уступе морского дна была разбита подводная деревня.

Общий вид подводного поселка 'Преконтинент II', расположившегося на уступе рифа На заднем плане - жилой дом 'Морская звезда' - главное сооружение комплекса. Слева от него - склад, справа - похожий на луковицу гараж для 'Денизы'. Ныряющее блюдце, возвращающееся после плавания к подножью рифа, изображено на переднем плане в центре рисунка. За 'околицей' поселка на крутом склоне рифа установлен глубоководный домик 'Ракета'. Электроэнергия, воздух для дыхания, пресная вода и пища подаются жителям подводной деревни о судов обеспечения 'Розальдо' и 'Калипсо'
Общий вид подводного поселка 'Преконтинент II', расположившегося на уступе рифа На заднем плане - жилой дом 'Морская звезда' - главное сооружение комплекса. Слева от него - склад, справа - похожий на луковицу гараж для 'Денизы'. Ныряющее блюдце, возвращающееся после плавания к подножью рифа, изображено на переднем плане в центре рисунка. За 'околицей' поселка на крутом склоне рифа установлен глубоководный домик 'Ракета'. Электроэнергия, воздух для дыхания, пресная вода и пища подаются жителям подводной деревни о судов обеспечения 'Розальдо' и 'Калипсо'

Экипаж мог входить в лодку и покидать ее, не поднимаясь на поверхность моря. Рядом с домом-звездой над дном

возвышался подводный гараж - похожий на головку лука купол на трех тонких высоких ножках. Это сооружение, так и названное «Луковица», было наполнено воздухом и имело деревянный разборный пол. «Дениза», возвращавшаяся из очередного путешествия в глубины, подплывала снизу под купол, и лебедка, установленная у его вершины, поднимала Блюдце на тросе внутрь гаража. Затем вогюта-люк снова зашэыва» лись настилом и лодка опускалась на специальную подставку. Такой подводный гараж не только давал возможность эксплуатировать «Денизу» под водой, но и производить здесь же текущий техосмотр, зарядку систем лодки и даже мелкий ремонт.

Схематический разрез подводного дома 'Морская звезда'  1 - спальный отсек; 2 - центральный пост управления; 3 - тамбур и гардероб; 4 - душ; 5 - 'акулья' клетка; в - лаборатория; 7 - туалет; ' - фотолаборатория; 9 - камбуз; 10 - обеденный стол; 11 - спальный отсек
Схематический разрез подводного дома 'Морская звезда' 1 - спальный отсек; 2 - центральный пост управления; 3 - тамбур и гардероб; 4 - душ; 5 - 'акулья' клетка; в - лаборатория; 7 - туалет; ' - фотолаборатория; 9 - камбуз; 10 - обеденный стол; 11 - спальный отсек

Третьим строением в подводной деревне, как и во всякой деревне, был склад, похожий по форме на двухскатную палатку. В складе не было воздушного пузыря, да он там и не был нужен - люди в нем не жили и не работали. На складе хранились скутера-буксировщики для акванавтов, запасные баллоны с воздухом и многие необходимые вещи (инструменты и др.).

Все три сооружения подводной деревни расположились неподалеку одно от другого на большой ровной площадке на глубине около 10-12. м. Сразу же за «околицей» риф круто опускался а глубину, и там, несколько поодаль, на крохотном выступе был укреплен глубоководный домик «Ракета». Обитатели этого двухместного дома, находившегося на глубине 27,5 м, дышали уже не воздухом, подаваемым с поверхности, а гелиево-воздушной смесью. Запас гелия содержался в нескольких баллонах, прикрепленных снаружи к стенам дома.

Жак Ив Кусто и его супруга Симона в гостях у акванавтов В центральном пятиугольном помещении дома-звезды размещался пост управления ходом эксперимента; оно же служило акванавтам кают-компанией. В одной из его стен были прорезаны два больших иллюминатора
Жак Ив Кусто и его супруга Симона в гостях у акванавтов В центральном пятиугольном помещении дома-звезды размещался пост управления ходом эксперимента; оно же служило акванавтам кают-компанией. В одной из его стен были прорезаны два больших иллюминатора

Внутреннее помещение «Ракеты», имевшей форму вертикального цилиндра, было разделено перегородками на три этажа. Верхний этаж служил комнатой, в которой жили два акванавта. Здесь были установлены две койки, небольшой столик, пульт управления с приборами, которые показывали содержание углекислого газа и кислорода в атмосфере дома, телепередатчик, связанный кабелем с монитором, экран которого размещался в доме-звезде. На среднем этаже хранилось водолазное снаряжение, а в его полу был прорезан люк, ведущий в заполненный водой нижний этаж, где были предусмотрейы решетчатые двери, защищавшие акванавта от нападения акул.

Вся территория, на которой работали акванавты, была окружена кольцом «акульих клеток». Эти клетки, сваренные из стальных прутьев, походили на двухместные кабины телефонов-автоматов и действительно соединились телефонной связью с центральным постом. Атакованный акулами акванавт мог быстро добраться до ближайшей клетки, укрыться в ней и по телефону вызвать помощь.

Заполненный сжатым воздухом купол служит гаражом Ныряющего блюдца Разборный деревянный настил удаляется, затем лебедка опускает Блюдце в воду, и его экипаж начинает очередное путешествие в глубины
Заполненный сжатым воздухом купол служит гаражом Ныряющего блюдца Разборный деревянный настил удаляется, затем лебедка опускает Блюдце в воду, и его экипаж начинает очередное путешествие в глубины

Подводная деревня представляла собой хорошо продуманный комплекс жилых и производственных помещений, способный в течение продолжительного времени обеспечивать нормальные условия для жизни и работы нескольких человек - исследователей подводного мира.

Началу подводного эксперимента предшествовали длительные поиски подходящего участка дна и последующая изнурительная работа по его нивелированию и расчистке от кораллов для размещения многочисленных строений подводной деревни. Их установка также отняла много времени и труда. Дома были сварены из стальных листов и снять их с палубы «Розальдо» мог только портовый подъемный кран Порт-Судана. Последние 25 миль до Шаб-Руми собранные и не загруженные балластом они буксировались судами обеспечения.

Схематический разрез глубоководного домика Нижний его этаж, заполненный водой, служит убежищем от акул. На втором этаже, где воды уже нет, акванавты хранят водолазное снаряжение и принимают после работы пресный душ. Верхний этаж - жилой; в нем установлены две койки, аппаратура контроля состава дыхательной смеси и связи
Схематический разрез глубоководного домика Нижний его этаж, заполненный водой, служит убежищем от акул. На втором этаже, где воды уже нет, акванавты хранят водолазное снаряжение и принимают после работы пресный душ. Верхний этаж - жилой; в нем установлены две койки, аппаратура контроля состава дыхательной смеси и связи

Перед спуском на предназначенное место (с помощью палубных кранов «Розальдо») дома загружались свинцовым балластом. Сравнительно легко и без происшествий удалось установить на дне дом-звезду, если не считать того, что из-за ошибки в расчетах в его полу было предусмотрено место только для 80 т свинцового балласта, но как оказалось, утопить его способен только 100-тонный груз.

Однако выход был найден, и недостающие 20 т разместили в спешно сооруженной под домом решетке. При спуске гаража «Денизы» подломилась одна из опор, и купол опрокинулся, выпустив тучу громадных пузырей и сломав остальные две ноги. Разгрузка балласта, ремонт ног и постановка гаража на ровный киль отняли четыре дня.

Так выглядела подводная деревня 'Преконтинент II' Ныряющее блюдце (на переднем плане) возвращается в свой подводный гараж. Чуть поодаль - дом-звезда, два черных прямоугольника посередине - иллюминаторы его центрального отсека
Так выглядела подводная деревня 'Преконтинент II' Ныряющее блюдце (на переднем плане) возвращается в свой подводный гараж. Чуть поодаль - дом-звезда, два черных прямоугольника посередине - иллюминаторы его центрального отсека

Богатым происшествиями оказался спуск глубоководного домика. Четыре раза обрывались канаты, крепившие кабину к скале, и домик начинал скользить вниз по крутому склону рифа, пока тяжелый свинцовый груз, выполнявший роль якоря, не застревал на каком-нибудь уступе. А однажды это случилось в то время, как два электрика монтировали аппаратуру внутри дома, а третий водолаз - Раймонд Колл - прикреплял снаружи оборванные при предыдущем падении кабели. Один из электриков успел выскочить с аквалангом наружу, а второй, сумев вызвать по телефону помощь, прежде чем лопнул провод, остался внутри.

К счастью, дом зацепился за выступ на глубине около 40 м и остановился, защемив между корпусом и скалой акваланг и ласт запутавшегося в кабелях Колла. Недолго думая, тот освободился от ремней аппарата и обвивавщих его проводов, снял с ноги защемленный ласт и, сделав последний вдох, вышел на поверхность, осуществив свободный подъем с глубины 40 м. Последнего потерпевшего, который, кстати, погружался под воду всего второй раз в жизни, благополучно извлекли из «взбунтовавшегося» дома и доставили на поверхность поспешившие на помощь Фалько и Алина.

'Серебряные акванавты' у входа в дом-звезду Клетка, ограждающая входной люк, предназначена для защиты от внезапного нападения акул в тот момент, когда акванавт находится на трапе
'Серебряные акванавты' у входа в дом-звезду Клетка, ограждающая входной люк, предназначена для защиты от внезапного нападения акул в тот момент, когда акванавт находится на трапе

Наконец, все на своих местах, закончены последние проверки, и пятеро акванавтов, облаченных в серебристого цвета костюмы, почти на месяц скрылись под поверхностью Красного моря.

Подводный отряд «Преконтинента II» возглавлял профессор Раймонд Вессьер заведующий лабораторией биологии Монакского океанографического музея. Подводная деревня оказалась идеальным местом для проведения систематических наблюдений за поведением обитателей моря, изучением их привычек и образа жизни. Каждый день акванавты на несколько часов покидали дом, наблюдая и днем и ночью за жизнью рифа, занимаясь сбором геологических образцов, ловом рыбы, монтажом аквариумов и многим других.

Начальник подводного отряда проф. Раймонд Вессьер в биологической лаборатории в доме-звезде Под его руководством экипаж 'Преконтинента II' выполнил много интересных научных наблюдений за жизнью обитателей рифов
Начальник подводного отряда проф. Раймонд Вессьер в биологической лаборатории в доме-звезде Под его руководством экипаж 'Преконтинента II' выполнил много интересных научных наблюдений за жизнью обитателей рифов

5 июля еще два акванавта - Раймонд Киенци и Андре Портлатин - отправились в дом «Ракету», чтобы прожить там семь дней. Оба они были первоклассными водолазами и уже много лет работали вместе с Кусто. Их задачей, по замыслу Кусто, была экспериментальная проверка в морских условиях возможности жизни человека под большим давлением в гелиевой атмосфере. В то время, когда Киенци и Портела-тин жили в своем глубинном домике, американские исследователи еще продолжали опыты в барокамерах и только начинали подготовку к перенесению экспериментов на морское дно.

Жизнь в «Ракете» была намного тяжелее, чем в доме-звезде. Глубинный домик не имел установки для кондиционирования воздуха, и температура внутри него достигала 30° при 100% влажности. Операцию «Преконтинент II» планировалось провести в марте, когда вода в Красном море на глубине 27 м достаточно холодна. Но сроки выдержать не удалось, а в июле температура воды вокруг домика оказалась слишком высокой. Акванавты очень страдали от влажной жары, плохо спали и совсем потеряли аппетит, но, несмотря ни на что, были полны решимости выдержать все муки и прожить в «Ракете» запланированный срок.

Гигантский шар в шахматную клетку - третий подводный дом Кусто Прямоугольный лафет, на котором покоится сфера, служит для размещения балластных систем и многочисленных запасов этого почти автономного сооружения. Четыре телескопические ноги позволяют компенсировать неровности грунта
Гигантский шар в шахматную клетку - третий подводный дом Кусто Прямоугольный лафет, на котором покоится сфера, служит для размещения балластных систем и многочисленных запасов этого почти автономного сооружения. Четыре телескопические ноги позволяют компенсировать неровности грунта

Единственной отрадой в их жизни было море. Живя в домике, они могли без ограничения времени работать на глубинах до 50 м. На второй же день Киенци почти не вылезал из воды и опорожнил три акваланга подряд. Кроме регулярной работы в этой зоне, акванавты несколько раз погружались на глубину свыше 100 м.

Прошла неделя, и жители глубинного домика стали готовиться к выходу. 12 июля в 11 час. 30 мин. они начали вдыхать смесь, составленную из равного количества азота и кислорода, с тем, чтобы удалить из организма излишки гелия. Через 3,5 часа они вышли издома и поплыли вверх по направлению к подводной деревне. Сделав по дороге две остановки для декомпрессии, акванавты вошли в дом-звезду, чтобы провести там еще одни сутки. Двое его обитателей уступили им место и поднялись на поверхность. Они провели под водой 29 дней. На следующий день за ними последовали все остальные акванавты. Эксперимент «Прекошжнент II» был завершен.

Схема подводного дома 'Преконтинент III' 1 - передающая телевизионная камера; 2 - кают-компания; 3 - системы телеметрии и связи; 4 - спальный отсек; 5 - туалет; 6 - душевые; 7 -твердый переменный балласт; 8 - постоянный балласт; 9 - баллоны со сжатым воздухом для продувки водяного балласта; 10-камбуз; 11-крио генератор; 12 - холодильник; 13 - лаборатория; 14 - компрессор и депрессор шланговой дыхательной аппаратуры; 15 - входная шахта; 16 - водяной переменный балласт; 17 - баллоны с кислородом и гелием; 18 - опоры
Схема подводного дома 'Преконтинент III' 1 - передающая телевизионная камера; 2 - кают-компания; 3 - системы телеметрии и связи; 4 - спальный отсек; 5 - туалет; 6 - душевые; 7 -твердый переменный балласт; 8 - постоянный балласт; 9 - баллоны со сжатым воздухом для продувки водяного балласта; 10-камбуз; 11-крио генератор; 12 - холодильник; 13 - лаборатория; 14 - компрессор и депрессор шланговой дыхательной аппаратуры; 15 - входная шахта; 16 - водяной переменный балласт; 17 - баллоны с кислородом и гелием; 18 - опоры

Одержанный успех убедительно доказал перспективность работ по созданию подводных домов. Выяснилось, что работоспособность людей, живущих под водой, несмотря на необычные условия, не уменьшается.

Следующий этап «Преконтинента III» должен был решить качественно новую задачу. Если два предыдущих опыта продемонстрировали умение человека приспособиться к условиям жизни во враждебной водной среде, то третий эксперимент должен был показать, что человек может успешно трудиться на глубинах в десятки метров (производить монтажные, наладочные и ремонтные работы, управлять сложной современной техникой). Помимо продолжения физиологических исследований и разрешения чисто технических вопросов, связанных с обеспечением жизни в доме и вне его, в круг задач «Преконтинента III» входил пробный монтаж и эксплуатация аппаратуры, устанавливаемой обычно в устье скважин на морских нефтепромыслах. По плану эксперимент должен был проводиться на глубине около 100 м.

Состав искусственной атмосферы дома 'Преконтинент III' постоянно контролировался На листке бумаги написаны данные химического анализа смеси: количество кислорода в атмосфере - 2,5%. В подводном доме, установленном на глубине 100 м, давление превышает нормальное в 11 раз, и во избежание отравления кислородом содержание его в атмосфере должно быть достаточно малым
Состав искусственной атмосферы дома 'Преконтинент III' постоянно контролировался На листке бумаги написаны данные химического анализа смеси: количество кислорода в атмосфере - 2,5%. В подводном доме, установленном на глубине 100 м, давление превышает нормальное в 11 раз, и во избежание отравления кислородом содержание его в атмосфере должно быть достаточно малым

Столь резкий скачок в глубину стал возможен благодаря ценному опыту, накопленному группой Кусто в предыдущих экспериментах. Кроме того, «Преконтиненту III» предшествовала серия физиологических исследований в барокамерах на животных, а в завершающей стадии - и с участием людей. Результаты этих исследований вселяли уверенность в благополучный исход эксперимента.

В проектировании подводного дома участвовало более 150 человек, из них 30 - инженеры. Новый дом, по мысли Кусто, не должен был зависеть от поверхности, исключая такие виды связи с обеспечением, как получение по кабелю электроэнергии и обмен информацией с помощью телефонов и телевизионных систем замкнутого типа. Достаточные запасы пищи, пресной воды и компонентов дыхательной смеси должны были находиться в самом доме. Кроме того, при постановке дома на грунт и его подъеме на поверхность использовалась собственная балластная система, управляемая самими акванавтами.

Спроектированный согласно этому требованию-максимально возможной автономности-дом значительно отличался от всех предыдущих сооружений этого типа. Он представлял собой сферу диаметром более 5 м, установленную на прямоугольном лафете. Под лафетом были укреплены четыре телескопические ноги, длина которых могла меняться, компенсируя неровности грунта. В разделенной на два этажа сфере расположились жилые и производственные помещения, там же находились запасы пищи и питьевой воды. В лафете были размещены баллоны с компонентами дыхательной смеси, балластная система, хранилища для инструментов и материалов. На лафете располагался большой резиновый бак с запасом пресной воды для непищевых целей, на нем же были установлены две трехместные камеры «Галеацци», предназначенные для аварийной эвакуации экипажа. В случае необходимости немедленно покинуть дом экипаж мог перейти в эти камеры и, задраив люки, всплыть на поверхность. Прочный корпус камер сохраняет внутри них высокое давление и тем самым устраняет угрозу декомпрессионной болезни.

Дом был до предела насыщен сложной техникой. Криогенная установка позволяла удалять из атмосферы дома вредные примеси. Они вымораживались и выбрасывались в воду. Специальная система постоянно контролировала состав атмосферы. Вся информация о работе устройств и систем дома и поступающая с места работы, а также сведения о физических параметрах среды в доме и вне его пределов непрерывно обрабатывались с помощью электронной вычислительной машины, а необходимые данные тотчас поступали на центральный пост, находившийся на втором этаже дома, и по линиям связи - на береговую базу обеспечения. Две передающие телевизионные камеры в доме и две, установленные в воде, давали возможность постоянно наблюдать за жизнью акванавтов.

Экипаж дома состоял из шести человек, отобранных мой эксперимента, требовавшей участия специалистов различных профилей. Группу акванавтов возглавлял директор Французского управления подводных исследований Андре Лабан, физик Жак Ролле отвечал за выполнение научной программы, сын Кусто - Филипп - занимался фото-и киносъемкой и отвечал за работу телевидения, а остальные трое - Кристиан Боницци, Раймонд Колл и Ив Оумер - были ответственными за функционирование оборудования нефтяной скважины, а также следили за работой систем дома и водолазного снаряжения. Каждый из шести акванавтов имел своего дублера.

Схема постановки подводного дома 'Преконтинент III' С помощью скользящего захвата дом был зацеплен за направляющий трос натянутый между дном и поверхностью, и ориентировался относительно него с помощью нейлоновой оттяжки с 'Физалии'. Скорость спуска регулировалась с баржи лебедкой. Ход операции контролировался экипажем Ныряющего блюдца, соединенного телефонной линией с поверхностью Оборудование подводной нефтяной скважины было спущено на дно несколько позже. Снабжение дома, установленного на дне электроэнергией и обмен информацией с поверхностью производился по подвешенному на буях кабелю, соединявшему дом со зданием маяка на мысе Феррат - 'Физалия'; 2 - Вилльфранш; 3 - маяк на мысе Феррат; 4 - 'Эспадон'; 5 - 'Лэбор'; 6 - буй; 7 - направляющий трос; 8 - Ныряющее блюдце; 9 - якорь; 10 - подводный дом 'Преконтинент III'; 11 - нейлоновая оттяжка с 'Физалии'; 12 - кабели подачи электроэнергии и связи; 13 - вышка подводной нефтяной скважины
Схема постановки подводного дома 'Преконтинент III' С помощью скользящего захвата дом был зацеплен за направляющий трос натянутый между дном и поверхностью, и ориентировался относительно него с помощью нейлоновой оттяжки с 'Физалии'. Скорость спуска регулировалась с баржи лебедкой. Ход операции контролировался экипажем Ныряющего блюдца, соединенного телефонной линией с поверхностью Оборудование подводной нефтяной скважины было спущено на дно несколько позже. Снабжение дома, установленного на дне электроэнергией и обмен информацией с поверхностью производился по подвешенному на буях кабелю, соединявшему дом со зданием маяка на мысе Феррат - 'Физалия'; 2 - Вилльфранш; 3 - маяк на мысе Феррат; 4 - 'Эспадон'; 5 - 'Лэбор'; 6 - буй; 7 - направляющий трос; 8 - Ныряющее блюдце; 9 - якорь; 10 - подводный дом 'Преконтинент III'; 11 - нейлоновая оттяжка с 'Физалии'; 12 - кабели подачи электроэнергии и связи; 13 - вышка подводной нефтяной скважины

Подготовительная работа закончилась 19 сентября 1965 г., и подводный дом был спущен на воду в гавани Монако. Прежде чем экипаж занял бы свои места, из дома надо было удалить весь воздух и заполнить его искусственной смесью. С этой целью насосы откачали из него весь газ, создав внутри вакуум. Воздух, пропитавший прокладки, мебель, выделился и тоже был удален. Затем дом наполнили смесью гелия и кислорода и открыли донный люк. Взглянув последний раз на солнце, акванавты поднырнули под дом, поднялись в него и задраили за собой люки. Давление в доме стало повышаться, пока не достигло 11 ата. Смесь, которой акванавтам предстояло теперь дышать, содержала чуть больше 2% кислорода.

«Калипсо» взяло дом на буксир и доставило его к мысу Феррат, где должно было состояться погружение. Однако налетевший шторм сорвал один из буев и повредил кабели, которые шли к дому от здания маяка, где располагался центральный пост надводного обеспечения. Постановку пришлось отложить, пока не устоялась погода и не было исправлено повреждение.

Через два дня, 21 сентября дом снова был отбуксирован к месту эксперимента. Все это время акванавты жили внутри дома под высоким давлением. После того как дом был доставлен на место, водолаз Бернард Дилемотт отключил кабели, подающие электроэнергию с судна-буксира и подсоединил к дому кабели и провода, идущие с береговой базы, с мыса Феррат.

Когда все соединения были в последний раз проверены, дом начал медленно погружаться на дно. С ним вместе погружался и Фалько в Ныряющем блюдце. Он доложил, что дом встал на грунт с отклонением только в 30 см от намеченной точки. Акванавты открыли донный люк и их встретил мрак...

В своем подводном 'пульмане' все шесть обитателей дома 'Преконтинент III' могут спать одновременно, однако койка дневального всегда пуста
В своем подводном 'пульмане' все шесть обитателей дома 'Преконтинент III' могут спать одновременно, однако койка дневального всегда пуста

Пока подводные дома стояли на малой глубине, акванавты еще могли знакомиться с рыбами и любоваться красотами подводных пейзажей. Но на глубине 100 м в воде царит синяя мгла и, разумеется, ни о каких чарующих красках подводного мира не может быть и речи. Здесь круг интересов акванавтов ограничен только работой.

Акванавты приступили к выполнению своих задач с азартом истинных исследователей. Необычные условия жизни вызвали у них даже изменения в характере. Жена Кусто, Симона, сказала однажды, наблюдая за ними по телевизору: «Посмотри на Деде. Здесь вы не могли вытянуть из него лишнего слова. А там он - болтун. А Ролле? Серьезнейшая личность. Никогда не смеялся. А посмотри на него теперь. Одни улыбки да шутки. А Филипп? Самый большой шалопай в городе стал человеком, работающим по двадцать часов в сутки!»

На четвертый день начался жестокий шторм. И тут-то сказалась предусмотрительность Кусто: установленный на глубине 100 м, не зависящий от обеспечивающих судов дом был в полной безопасности. Однако поднятая муть мешала производить фото- и киносъемки, а сильная волна, оставшаяся даже после окончания шторма, долго не позволяла опустить с поверхности оборудование нефтяной скважины. Акванавты смогли приступить к его монтажу лишь с задержкой на несколько дней.

Непогода задержала выполнение всей программы эксперимента. Стало ясно, что в запланированные две недели уже не уложиться, и Кусто запросил акванавтов, смогут ли они продержаться под водой и выполнить программу в том объеме и за то время, которое сочтут нужным. Отвечал по телетайпу Ролле: «К поверхностным жителям. Благодарим за заботу о нас, бедных маленьких акванавтах, заброшенных в глубины необъятного моря. Выньте нас отсюда наверх... чем позже, тем лучше!»

На двадцать первый день все же было решено кончать опыт. Хотя акванавты просили оставить их еще на три-четыре дня для полного завершения программы, Кусто отдал приказ готовиться к всплытию. Всплытие было более сложной операцией, чем установка дома на дне. Акванавты сами должны были регулировать скорость всплытия. Кроме того, очень остро встал вопрос о герметичности дома. Если бы появилась утечка гелия, то после всплытия давление смеси в доме стало бы быстро падать и акванавты могли погибнуть от де-компрессионной болезни. Поэтому перед началом всплытия они задраили люк и подняли давление до 13 ата, т. е. до давления, превышающего давление окружающей воды. За два часа ожидания давление не изменилось. После трех недель пребывания под водой дом остался герметичным.

Акванавт 'Преконтинента III' следит за шлангами дыхательных аппаратов двух своих товарищей, работающих в воде
Акванавт 'Преконтинента III' следит за шлангами дыхательных аппаратов двух своих товарищей, работающих в воде

День всплытия был солнечным и тихим. На мысе Феррат столпились сотни любопытных. Фалько в Блюдце устроился рядом с домом на дне и стал следить за всеми операциями подъема. В 11 час. утра Фалько увидел, как из лафета посыпалась тонкая струйка железной дроби: это Лабан начал сбрасывать балласт. Поднялось облако мути. Фалько всплыл немного, ожидая, что из этого облака покажется дом, но дом не появился. Станция осталась на дне.

Кусто посоветовал Лабапу слегка продуть водяной балласт, вытеснить часть воды из балластных цистерн сжатым воздухом. Лабан пустил на две секунды сжатый воздух. Дом не дрогнул. Море не хотело отпускать свою добычу. Лабан дал еще немного воздуха и... палуба покачнулась. Акванавты взглянули друг на друга. Сантиметр за сантиметром станция вытаскивала ноги из объятий илистого дна.

Акванавты вернулись на поверхность гораздо быстрее, чем покинули ее три недели назад. Подъем занял всего три минуты. Вскипело мдре, и на поверхности закачался большой клетчатый шар.

Бернард Дилемотт занырнул под дом и отключил от него кабель. Затем с «Калипсо» был заведен новый кабель, и станция стала получать энергию уже от судового генератора. «Калипсо» потащило дом в гавань Монако.

Медленно снижалось давление. Прежде чем открыть люки дома и выйти на воздух, акванавты должны были пройти 84-часовую декомпрессию. Они вышли на волю вечером. Толпы народа покрывали мол, прожектора телекамер слепили их. Вся Западная Европа, прильнув к телевизорам, наблюдала за первыми шагами акванавтов по земле после их трехнедельного пребывания на глубине 100 м.

«Прекоптинент III» закончился большим успехом. Еще раз была продемонстрирована способность человека жить в таких враждебных условиях, как морские глубины, и выполнять там работы, которые затруднительно или вообще невозможно сделать обычными методами, - погружениями с поверхности.

Следующий шаг группы Кусто - «Преконтинент IV». Этот эксперимент планируется провести в 1968 г. на глубине около 200 м. В качестве жилища будет использован дом «Преконтинспта III» (после устранения обнаруженных в системах недостатков). Дышать акванавты будут также гелиокислородной смесью.

Более отдаленные планы - завоевание глубин свыше 200 м. На таких глубинах гелий, как обнаружилось, начинает проявлять наркотические свойства и, видимо, его придется заменить водородом.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"