Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Океан завтра

Цифры и факты убеждают нас в том, что у океана - великое будущее. Он может и должен стать кормильцем человечества на долгие времена. Как же это будет? Каким представляется Завтра водной планеты, имя которой - Земля? Тут естественно предоставить слово воображению. Перенесемся в грядущее на крыльях мечты, помечтаем о том, что ожидает нас впереди, в будущем - далеком и близком.

Этот научно-фантастический очерк можно было бы по-разному написать. Можно отправить в путешествие по грядущему журналиста и попросить его рассказать об увиденном и услышанном в таком-то году "океанской" эры. Можно поместить здесь рассказы представителей новых профессий, которые появятся годы или десятилетия спустя, - командира транспортного подводного корабля, начальника наблюдательной станции на дне океана, водителя глубоководного рыболовного траулера. Можно записать высказывания ученых о перспективах развития той или иной близкой им отрасли науки либо области техники, и их глазами взглянуть на покоренный океан. Но не будем делать ни того, ни другого, ни третьего.

Попытаемся мысленным взором проникнуть в то время, когда сбудутся прогнозы ученых и инженеров - проектировщиков нашего Завтра. Побываем у морских побережий и в открытом море, опустимся в батискафе и посетим посты океанографической службы, разбросанные всюду под водой.

Нам доведется плавать на быстроходном подводном лайнере, пересечь подо льдом арктические воды и вместе с командой подводного же танкера перевозить нефть в глубинах Атлантики. Мы совершим туристские прогулки близ берегов и будем наблюдать за работой машин-автоматов на плантациях водорослей, за подъемом затонувших судов водолазами-роботами. Попробуем необычную пищу - из рыб, морских растений, креветок, моллюсков, о которых и не думали раньше знатоки изысканных блюд. Мы станем свидетелями многих событий: увидим вступившие в строй океанские электростанции, подводные шахты и рудники, увидим глубоководные пассажирские корабли, узнаем, как разгадывались доселе неизведанные тайны моря...

Оставим в стороне только одно - дату нашей экскурсии по покоренному океану. Жизнь нередко вносит поправки в хронологию, предугаданную мечтой. Пусть она делает это! А мы попробуем мечтать.

Начнем путешествие. К нашим услугам - самый разнообразный подводный флот. Для первого этапа путешествия не понадобятся ни батискаф, ни какая-либо другая лодка предельных глубин. Маршрут пройдет сначала вдоль побережий, где расположилось обширное морское хозяйство. Моря советского Дальнего Востока стали одним из крупнейших центров аквакультуры, морской агрономии, столь же развитой сейчас, как и прежнее сухопутное сельское хозяйство.

С подмосковного ракетодрома взлетает пассажирский ракетоплан. Выпрыгнув за атмосферу, он описывает гигантскую дугу, чтобы через час приземлиться у восточных границ страны. Едва успеешь прийти в себя после взлета, испытать, хотя и ненадолго, удивительное чувство невесомости, насладиться чудесными видами Земли с огромной высоты, как перегрузка вновь прижимает к креслу - идем на посадку! И вот позади хабаровский ракетодром, город и короткий переезд к побережью.

...Здания этого комбината видны издалека, но не они составляют главную достопримечательность берегового пейзажа. Здесь, на берегу, перерабатывается урожай подводных плантаций. Химикалии, удобрения, пищевые продукты, лекарства, корм для скота - перечень продукции достаточно велик. Теперь даже кажется странным: как могли раньше пренебрегать таким неоценимым богатством? Как могли забывать, что водоросли состоят из тех же веществ, что и растения суши, а значит, полезны людям?

Правда, их добывали и пытались искусственно разводить. Правда, индустрия водорослей была и десятилетия назад. Однако лишь сейчас морская агрономия дает вое те выгоды, какие она может дать. Пятнадцать урожаев в год - не шутка! Только в воде возможно подобное изобилие, подобное бурное цветение жизни. Так посмотрим же на поля, которые раскинулись у берегов, скрытые толщей вод.

Какую выбрать туристскую подводную лодку? Туризм под водой ныне распространен не менее широко, чем прогулки или охота с аквалангом. Стало очень оживленно в обжитой прибрежной полосе, туристы освоили новые маршруты - по всей "передней" Голубого континента. Создано множество типов судов-малюток.

Выберем миниатюрную пластмассовую лодочку "закрытого" типа. По форме она похожа на дирижабль, только сверху возвышается прозрачный колпак - над сиденьями для двух пассажиров. Сквозь него открывается отличный обзор. Снизу же у нее - "ноги", шасси, на которое лодка становится, опустившись на дно. Электродвигатель с небольшой, но мощной атомной батареей позволит ей двигаться довольно быстро, с рыбами наперегонки. Далеко, правда, наш кораблик не заберется, однако нам и не нужно заплывать в глубины открытого моря.

Надеваем легководолазные костюмы, занимаем места на сиденьях и опускаем колпак. Вскоре поверхность воды, сверкающая солнечными бликами, оказывается где-то далеко в вышине. Медленно идет спуск, и мы успеваем хорошо рассмотреть, что происходит вокруг. А вокруг разворачивается знакомая и все же изумляющая неизменно своей красотой картина подводного царства.

Но в ней, однако, произошли немалые перемены. Люди-амфибии стали неотъемлемой частью пейзажа, как всегда были ею рыбы, морские животные и растения.

...Проплывает лодка удлиненной цилиндрической формы. Цилиндр оседлали двое водолазов, и этот пластмассовый "конь" увлекает их в глубину.

Проезжает подводный "велосипед" - экипаж, пассажиры тоже под прозрачным колпаком крутят ножные педали, вращая гребной винт. Лодка опустится на дно, и водолазы отправятся на охоту - за рыбами, за растениями, за интересными эпизодами для своих фильмов. Их кинокамеры заснимут и такую сценку: поблизости проходит прогулочное судно покрупнее, и из люка выскальзывают в воду аквалангисты...

Над морем только что пролетали воздушные спортсмены. Легкий реактивный самолет соревновался с птицами в искусстве полета. Он то спускался к самой воде, то взмывал вверх, блестя на солнце треугольным крылом. Вдруг, оказавшись близ поверхности моря, он исчез под волнами. Наглухо закрылась кабина мотогондолы, включился дополнительный двигатель, вращающий гребной винт, и подводный самолет - какое необычное сочетание слов! - нырнул в глубину. На большой скорости это судно прошло сейчас мимо нас.

Вот прошел еще ныряльщик, только уже не с воздуха в воду. Он напоминает удлиненную каплю, с плавниками-рулями спереди и сзади. В корпусе из прозрачной пластмассы лежит водолаз. Вероятно, это морской геолог отправился разведывать дно, или археолог плывет к руинам затопленных городов, либо просто кто-то совершает прогулку...

Словно вихрь, проносится человек в акваланге. Он легко обогнал бы самых быстрых рыб, уступая, пожалуй, только рекордсменам-дельфинам. Это и понятно: аквалангиста тянет за собой быстроходный буксир - помещенный в обтекаемый кожух мощный мотор с винтом. Повинуясь водителю, подводный скутер легко проделывает сложные пируэты - мчится вперед, поворачивает и даже описывает "мертвую петлю" в воде...


Наконец мы у цели. Лодка плавно опускается на дно. Постепенно оседает взбаламученный ил. Любопытные рыбешки подплывают к самому колпаку. Одна, самая смелая, долго вертится вокруг и, не замечая прозрачной преграды, налетает с размаху на нее.

Проверено водолазное снаряжение, откинут колпак. Легкие движения ластами, и люди-рыбы проворно заскользили в воде.

Глубина сравнительно невелика, и потому нетрудно разглядеть все окружающее. Нас привлекают сейчас не красоты подводных пейзажей, не рыбы и животные, деловито снующие всюду. Нет, мы держим путь к морским джунглям - заросли водорослей раскинулись тут на пространстве в десятки квадратных километров.

Стоит ясная солнечная погода, и блестящий полог воды наверху кажется почти неподвижным. Но внезапно на ней появляется большое длинное темное пятно. Это судно-база, которое стало на якорь вблизи места работ. Там на диспетчерских телеэкранах, на светящихся схемах виден весь фронт уборки урожая. Оттуда несутся сигналы-команды к управляемым на расстоянии машинам.

А вот и они - механические косцы, укладчики, грузчики, транспортеры. Всегда бывает как-то удивительно и немножко странно наблюдать работу машин без людей. Здесь же, под водой, автоматы выглядят еще более удивительными созданиями, словно наделенные разумом существа. Мы знаем, конечно, что человек-оператор управляет ими и следит за их работой с помощью телеглаза, его команды послушно исполняет автомат. И все же порою кажется, будто металлическое чудище, ползущее по дну, понимает, что делает, - ловко обходит препятствия, поворачивает в стороны, словно само избирает маршрут.


Подводные танки - самоходные гусеничные машины, снабженные резаками, - убирают водоросли, оставляя в зарослях широкую дорожку. Сейчас один из них проходит перед нами.

Широкие гусеницы не дают этому трактору провалиться даже на зыбком песке. Ни одна капля воды не проникает в обтекаемый герметический корпус из прочной пластмассы. Можно работать в сумерки и даже ночью - мощные прожекторы рассеют мрак. Передающую телекамеру можно повернуть под любым углом, и человек, оставаясь на поверхности моря, как бы переносится на дно, путешествует по нему среди подводных чащ.

Редеет сплошная стена зарослей. Урча моторами, косилка идет в них напролом. Срезанные растения ложатся по обе стороны корпуса косилки, из которого торчат резаки. Ровная просека позади машины устилается рядами скошенного "сена".

Косилка уходит дальше, а наше внимание привлекает другое. По уже проложенной дорожке ползет другой трактор-тягач. На прицепе у него тянутся грабли, собирающие морскую траву. На просеке вырастают одна за другой копны (термин поневоле сухопутный!) скошенной травы - будущих блюд на нашем столе, будущего сырья для фармацевтов, химиков, пищевиков, текстильщиков...

Подплываем поближе. Грабли, оказывается, обтянуты тонкой сеткой, сквозь которую растения не проскользнут. Как только эта ловушка наполнится до краев, она поворачивается - и стог остается на дне, а машина снова принимается за работу. Вскоре намеченный квадрат дна скошен весь, а суда-подборщики собрали урожай в аккуратные ряды холмиков. Вслед за косилками они возвратились на базу. С обоих бортов "фабрики" уходят в воду захваты-драги. Копна за копной поднимается ими вверх. Подъемные краны укладывают "морское сено" в трюмы. А затем база снимается с якоря и направляется к другому участку дна, для которого уже подоспела пора уборки.

Так почти круглый год идет работа на плантациях прибрежной полосы морей - и на Дальнем Востоке, и в других морях великой морской державы, на севере и юге нашей страны. Сельское хозяйство частично переместилось в океан. Не только на берегах возникли огромные химические и пищевые комбинаты по переработке урожаев подводных плантаций. Плавучие водорослевые фабрики курсируют вдоль побережий Белого и Баренцевого, Черного и Охотского морей.

Недавно появилась еще одна новинка у подводных земледельцев. В строй вступил плавучий завод иного типа. Это остров, целый фабричный поселок вроде тех, что бывают у морских нефтяников. Их вышки выходят далеко в море. Только он не связан эстакадой с берегом и не задерживается подолгу в одних и тех же местах. Его задача - убрать и переработать урожай с опытных морских делянок, где выращивают водоросли, которые не пойдут ни в пищу, ни на всем известное химическое сырье.

Ученые вывели сорта "живых руд" - растений, собирающих растворенные в воде элементы. Здесь, на плантациях искусственно созданных водорослей, работает плавучий гидрометаллургический комбинат.

...На квадратной платформе, которая выступает из воды, - группа зданий. Над одним из них поднялась вышка - там пост управления и радиосвязи. Здания же разных геометрических форм, но все из легких пластмассовых материалов, с большими стеклянными проемами окон. Если подняться на вышку, хорошо видна и стрела крана, который поддерживает и направляет какую-то трубу, уходящую с острова прямо в воду.

Вода прозрачна, и можно проследить, как труба тянется до самого дна, где темнеют пятна подводных зарослей. Нырнув с аквалангом на дно, мы можем рассмотреть это странное сооружение до конца. Конец - широкий раструб, похожий на приемник пылесоса. Он неторопливо движется среди густого скопления растений, посаженных, впрочем, далеко не беспорядочно: посадки живых руд - дело рук морских агрономов.

Кстати, и в диких, казалось бы, джунглях прибрежной полосы не обходится теперь без вмешательства человека: растения там подкармливают, растворяя в воде удобрения - необходимые водорослям питательные вещества. Оттого и удается собирать невиданные до сих пор урожаи, получать ежегодно на каждом заводе десятки тысяч тонн продукции.

Медленно движется раструб - рука, протянувшаяся от острова ко дну. Движением его управляют машины - электронно-вычислительные устройства чутко отзываются на течения, ветер, учитывают условия на дне и вырабатывают команды для водометных двигателей острова-корабля.

Выдвигаются режущие кромки, срезают растения, а затем около раструба поднимается настоящий вихрь: начинают работать мощные насосы, прогоняющие воду по трубе. С водой поднимаются и водоросли, которые оседают затем на решетке и транспортерами доставляются в производственные цеха. А вода... Ее путь еще не закончен.

Она тоже идет на переработку в другие отделения острова. Там воду - раствор многих ценных элементов - заставляют пройти сквозь ионитовые фильтры, отдать заключенные в ней металлы. Там же, в испарительных бассейнах, добывают соль. Море отдает свои богатства, нисколько не оскудевая, - его запасов хватит на многие грядущие века...

Но откуда же берется энергия, без которой бездействовали бы заводы на берегу и заводы на воде? Опять-таки из моря!

Удивительное открытие было сделано в Мировом океане. На этот раз речь идет не о рыбах или животных, незнакомых науке, и не о горных цепях или впадинах, еще не нанесенных на карты. Большие глубины оказались природными хранилищами дейтерия, тяжелой воды - той самой, в которой нуждалась молодая еще термоядерная энергетика. Ведь синтез атомных ядер уже вышел из стадии опытов, и водородные реакторы начали давать ток. Но для них нужно сырье, и его дал в изобилии океан.

Необычные условия больших глубин сделали свое дело: природа на протяжении тысячелетий успела там сама приготовить тяжелую воду. Более плотная, чем обычная, она образовала своего рода "пласты", залежи, из которых оставалось только ее черпать. И термоядерные электростанции заработали на полную мощность.

В аккумуляторах из сверхпроводников - металлов, помещенных в жидкий гелий, - научились запасать энергию. Вот чем питаются машины плавучего завода, как и множества других,- как на суше, так и на воде, так и под водой.


Новая энергетика преобразит лицо Земли. Осуществятся самые смелые инженерные проекты, о которых мечтали еще в середине двадцатого века. Изменится течение великих рек, в пустынях появятся моря, туннели прорежут горы. Потеплеет климат - продвинется к северу линия жизни.

В авангарде переустройства планеты - наша страна. У нас уже давно шла грандиозная переделка природы, и сделан еще один шаг - началась исполинская стройка на Дальнем Востоке.

Плотина в Беринговом проливе перебросит воды Тихого в Северный Ледовитый океан, отеплит советскую Арктику, свяжет трансконтинентальным железнодорожным путем Азию и Америку. На очереди и другие проекты, цель которых - сделать Землю еще более удобной для жизни, цветущей, красивой...

Мы имеем возможность взглянуть на строительство, отправившись дальше к северу, в порт, где заканчивается проложенный атомоходами морской путь сквозь арктические льды и под ними. Да, в глубинах Ледовитого океана, под ледяной шапкой (которую еще не удается растопить!) проходят теперь трассы подводных кораблей. Нам предстоит плыть по ней, а пока...

Пока реактивный гидросамолет летит вдоль дальневосточного побережья. Вдали, в прорывах облаков, надвигается зарево огней: это она, стройка, равной которой еще не было до сих пор. Плотина, перегородившая два океана, перемычка, соединившая два континента, гидростанция неслыханной мощности, регулятор климата некогда суровой Арктики...

Упорно и настойчиво благоустраивают советские люди свою землю. И их примеру последуют народы освобожденной Африки, народы Южной Америки, где будут освоены гигантские массивы ныне не тронутых человеком земель.

Стройки идут там уже сейчас, но не в сердце самих континентов. Океаны запрягают в упряжку на побережьях - там, где приливы и отливы растрачивали раньше зря энергию, которой не стоит пренебрегать даже в наш ядерный век. Там тоже возникли житницы океанских просторов, там нефтяные вышки тоже шагнули еще дальше от берегов, и морские геологи тоже настойчиво добираются до богатств океанского дна. Вместе с советскими китобоями на специально отведенных "пастбищах" добывают китов атомные суда под иностранными флагами.

Кстати, на общих началах созданы китовые пастбища, чтобы увеличить поголовье морских великанов. Их подкармливают, их охраняют от хищников-акул. Как и раньше, их вылавливают по строго определенным международным соглашением нормам, и потому не редеют стада этих живых фабрик мяса и жира.

Отошел в прошлое прежний способ охоты на китов. Китобои не ждут, пока их добыча покажется на поверхности моря, чтобы метнуть гарпун, Они устремляются за нею сами в глубины моря на быстроходных подводных судах. Они преследуют кита, даже если тот заберется на километр под воду. Они обстреливают его самонаводящимися торпедами, и крайне редки случаи, когда с пустыми руками китобой возвращается на базу.

Планктон - корм китов - уже начинает входить и в людской рацион. К блюдам из планктона, как и из несъедобных, казалось бы, рыб и животных, мы постепенно начинаем привыкать.

Море произведет революцию в питании человека, и первые ее результаты уже дают себя знать. К мясу, овощам и фруктам прибавляются плоды моря, и нас не удивляют салаты, приправы, соусы из водорослей, заливное из акульих плавников, уха из глубоководных рыб, жаркое из кальмаров и варенье из морских лилий. Богатая витаминами, обильная пища - таковы плоды морской агрономии и рыбоводства. Да, именно рыбоводства!

Это не зеркальные карпы в прудах, не переселение рыб из одного моря в другое, не переброска икры и мальков - практика давно прошедших лет. Сейчас рыбное хозяйство стало подобным животноводству, оно подчиняется плану.

По плану в мелководных районах морей, окруженных со всех сторон сушей,- питомниках-бассейнах - выращивается рыбья молодь. По плану созревает там "урожай" ракообразных и моллюсков, тоже пища для нашего стола. По плану "удобряются" рыбные пастбища добавкой разных солей и перемешиванием вод, выносящих со дна рыбий корм. И по плану идет лов взрослой рыбы, которая, подрастая, уходит на просторы океана.

...Диспетчер центральной станции - современный маг и волшебник. У него множество глаз - глубинных гидролокаторов, издалека замечающих рыбные косяки. У него такой слух, что он слышит рыбьи разговоры - гидроакустические приборы подслушивают и записывают на пленку голоса рыб. У него есть верная приманка - эти звуки, записанные и потом воспроизведенные с пленки. Наконец, у него имеется ультразвуковой излучатель - своего рода погонщик косяков, который не даст рыбам уйти далеко от сетей подводного рыболова.

Вот он, охотник, не знающий неудач! Когда-то трал на длинном тросе обшаривал тоненькую пленку моря и с добычей возвращался, увы, не всегда. Теперь же он уходит вглубь и шарит в воде не впустую.

По командам со станции наведения в район, богатый рыбой, выходит подводная лодка. Она напоминает самолет - длинный обтекаемый корпус с одноместной кабиной, прикрытой прозрачным фонарем, с хвостовым оперением сзади и крылышками-рулями впереди. В рубке - водитель, он же рыболов.

Косяк близко, докладывает гидролокатор корабля. Словно парашют, раскрывается конусообразная сеть трала, который тянется за ним на буксире. Корабль проносится сквозь рыбью стаю раз, другой, третий, и трал заполняется рыбой до отказа. Остается доплыть до базы и сдать богатый улов, а затем можно снова уходить в глубину.

Так ловят ныне рыбу, и не удивительно, что на каждого жителя нашей страны приходится больше ста килограммов вкусной рыбной пищи в год. Красноречивая цифра, если вспомнить о пяти килограммах на каждого американца два-три десятилетия назад. Налажен и промысел глубоководных рыб и животных. Благодаря кораблям больших глубин целина моря дает обильный урожай...

Конечно, аквакультура не вытеснила и не заменила агрокультуру. Зреют урожаи на возвращенных к жизни массивах целинных и залежных земель, в бывших пустынях и засушливых местах. Но всюду теперь чувствуется, как властно в жизнь человека вторгается океан.

Много пришлось потрудиться, создавая подводные флотилии, насаждая подводные плантации, подчиняя своей неукротимой воле и просторы и глубины морей. И труд народа не пропал даром. Плоды его - на столе каждой семьи, на прилавке каждого магазина, в цехах каждого завода, где изготовляются сладости и бумага, чернила и лекарства, парфюмерия и текстиль.

Но мы отвлеклись, перенесясь мысленно с Дальнего Востока на просторы Атлантики и в бассейн Антарктиды. Самолет идет на посадку. После короткого отдыха надо спешить к пирсу - наш подводный лайнер должен скоро отойти от причала.


Осуществилась давняя мечта о трансконтинентальном пути через Ледовитый океан. Ни качки, ни ветров, ни холодов не боятся пассажиры подводных атомных экспрессов, связавших Евразию и Америку, пересекающих воды Арктики по всему Северному морскому пути - от Мурманска до побережья Аляски. А мрак полярной ночи рассеивают прожекторы атомных ледоколов, первый из которых носит бессмертное имя "Ленин"...

Подводные лайнеры, как когда-то воздушные, еще теснее связали континенты и страны. Эти металлические рыбы с огромной скоростью мчатся по голубым дорогам. Двигатели на ядерном горючем дали им возможность неделями плавать под водой, не поднимаясь на поверхность. Они перевозят людей и грузы, танкеры транспортируют нефть.

Все это известно, не раз встречалось на страницах газет, в кино и на телеэкранах. Но впечатления, вынесенные оттуда, не сравнятся с теми, которые возникают при непосредственном знакомстве с подводно-подледным кораблем. Осуществилась идея, которую выдвинул еще в пятидесятых годах наш ученый, профессор Георгий Покровский.

...Огромный китообразный корпус. На его спине выступает надстройка. Она плавно вписывается в очертания корабля, как фонарь пилотской кабины на самолете. В ней сосредоточено управление кораблем, и в отдельном герметическом ангаре стоит вертолет ледовой авиаразведки. По бокам внизу - два открытых спереди туннеля. Из отверстий выглядывают винты - их вращают электромоторы, приводимые в действие атомной силовой установкой. Спереди же установлен и руль, связанный с рулевой машиной.

Длинное путешествие понадобилось бы совершить, чтобы осмотреть весь плавающий город. Мы не попадем в отсек, где укрыты ядерные реакторы, но и без него есть на что взглянуть: корабль "многоэтажный", и слово "город" в применении к нему - не такое уж сильное преувеличение...

Пассажирские каюты расположены в центральной части второго этажа.

Помещения команды, кладовые и грузовой трюм, мастерская занимают остальные два этажа. А впереди все свободное место сверху донизу занято энергетическим сердцем корабля - там реакторы, паровые котлы и турбины, генератор и электромоторы гребных винтов.

Каждая из кают мало чем отличается от комфортабельных кают любого другого океанского атомохода. Пожалуй, лишь потеснее в ней да проще, портативнее мебель.

Искусственный климат, который можно по желанию менять у себя в каюте. Искусственный дневной свет всюду - и в каютах и в коридорах. Но в окнах не видно голубого простора, и на палубу выйти нельзя - ее нет.

Зато две шахты-трубы проходят через этот и соседние этажи: в них буры, которые, если нужно, просверлят лед. Через шахты же выберутся и люди. Корабль может всплыть и где угодно, в пути, взорвав ледяной панцирь торпедами, которые хранятся в носовом и кормовом отсеках. Взметнутся ледяные осколки и смерч воды... Подводный лайнер поднимется на поверхность океана через появившуюся полынью. Впрочем, такой случай - аварийный. Лодка всплывает лишь в порту назначения - проходит через устроенный близ берега туннель и оказывается в гавани, уже свободной ото льдов. Так было и в этот обычный, ничем не примечательный рейс.

Всего несколько суток прошло, и мы уже на западной оконечности подледной трассы. Теперь другая картина ожидает нас.

Узкий залив на мурманском побережье. При взгляде с высоты птичьего полета (с вертолета!) можно увидеть весь гидроузел. На одном из берегов - открытая подстанция и рядом поселок. Поперек губы как мост к другому берегу протянулась колонна из железобетонных опор, соединенных перемычками между собой. Провода линии высоковольтной передачи уходят куда-то вдаль.


Приливная станция, не в пример другим гидростанциям, работает неравномерно. Прилив - и море водопадом низвергается через плотину в залив, вращая по дороге турбины, помещенные внутри каждой из опор. Отлив - и залив, наоборот, отдает воду морю, турбины опять вырабатывают ток. Он идет по линии передачи в Единую высоковольтную сеть страны, и море вносит свою долю в общую энергосистему.

В союзе с покоренным атомом, обузданными реками и теплом солнечного камня - угля гигантская мощь океана верой и правдой будет служить теперь людям. И морская энергетика еще только начинает свой путь - какие же откроются перед ней перспективы!

Мы обуздаем всю мощь водной стихии, заставим работать на нас все - и тепло, которое дарит Солнце морю, и ветер, который гонит волны. Мы сделаем водород воды источником могущественной термоядерной энергии, которая преобразит не только Землю, но и сам океан: с ее помощью станем управлять течениями, растопим вечные льды полярных морей, подогреем глубинные воды и заставим подняться их наверх, чтобы появились новые плодородные морские пастбища. Ведь уже идет подготовка к установке ядерного реактора на дне Белого моря, а волновые и термические океанские электростанции воплощаются в расчеты и чертежи инженерных проектов.

То, что сравнительно недавно рисовалось как эскизный набросок, было мечтой инженера, превращается в реальность: будущее становится настоящим на наших глазах!

...Очутившись на мурманском побережье, нельзя упустить случай посмотреть самый необычайный рудник, какой когда-либо создавался человеком. Необычность его не только в том, что он находится на дне морском, хотя это уже само по себе фантастично: были подводные геологи, к ним добавились подводные шахтеры.

Есть у этого рудника такое, что не встречается нигде больше в мире. Лучше всего, впрочем, убедиться собственными глазами, совершив небольшую экскурсию в морские глубины, но уже не на лодке-малютке - придется опуститься довольно глубоко, глубже полукилометра.

Можно воспользоваться подводным вертолетом - потомком давно рожденного мезоскафа. У него теперь километровый "потолок", а обзор из целиком застекленной кабины по-прежнему превосходный. Атомные батареи, биорука, ловушки для рыб и животных, гидрофон и звукозаписывающая головка, прожекторы - обычный и ультрафиолетовый, ультразвуковой телефон, съемочная камера цветового объемного кино - все новинки глубоководной техники использованы конструкторами такого корабля.

Спуск в нем оставляет незабываемое впечатление. Стекловидная пластмасса кабины настолько прозрачна, что ее совершенно незаметно. Создается иллюзия, будто вас со всех сторон окружает вода - стоит протянуть руку, и вы коснетесь водорослей, едва колышимых подводным "ветерком", или заденете любопытную рыбешку, которая подплыла совсем близко и словно застыла на месте.

Со стороны это выглядит очень эффектно: освещенный изнутри стеклянный "пузырек", и в нем в окружении приборов с паутиной проводов - человек. А когда загораются лучи прожекторов, зрелище становится еще более феерическим - от освещенного пятна, на котором четко рисуется человеческий силуэт, протягиваются световые столбы. В них мелькают, как искры фейерверка, проносящиеся мимо стайки рыб...

Подводный вертолет плавно опускается на дно. В светлом овале прожекторного луча - кусочек морского ложа: он особенно хорошо виден в бинокль.

Вглядевшись пристальнее, мы замечаем, что дно похоже на развороченную булыжную мостовую. Его сплошь усеивают камни - и крупные и помельче. Прожектор вращается, и в луче, обходящем снаружи по кругу наш корабль, повторяется та же картина - каменная россыпь, словно где-то на Черноморском побережье, только камни раскиданы здесь пореже.

Если так повсюду под водой, сколько же их погребено в целом море? Исследовательские суда выполнили сотни фотографических станций. Подводные лодки методично обшаривали дно, туда множество раз заглядывал телеглаз. И в результате составлена была карта рудных богатств Баренцева моря - один из тех путеводителей, которыми теперь располагают покорители голубой целины. Общая цифра железа и марганца в подводной кладовой оказалась настолько большой, что, бесспорно, стоило их добывать - этот нелегкий труд себя оправдает, говорили подсчеты экономистов.

Но сотни метров глубины - не шутка! Да и конкреции - не водоросли, которые несложно убрать косилками и граблями. Их ведь в самое последнее время научились примитивно простым способом переправлять со дна на поверхность: скосить и предоставить самим себе. Они всплывут в конце концов, и судно-подборщик соберет урожай уже не под водой, а на воде.

С крупными конкрециями так не поступишь. Трудно пустить в ход драгу, чтобы "прочесать" дно. Нельзя применить насосы, подобные рыбным, для сбора увесистых, тяжелых кусков руды. На помощь пришли роботы-водолазы.

...Давно уже сгустился мрак за невидимыми стенками кабины. Когда выключались прожекторы и глаза постепенно привыкали ко тьме, вы оказывались во власти поразительной иллюзии: кажется, будто не чернота кругом, а усеянное звездной пылью небо - слабым свечением показывает себя жизнь во мгле. А луч освещал по пути стайки заснувшей сельди - уже успела наступить ночь. Свет не мешал рыбам спать. Роботы же на дне, к которым мы плывем, трудятся круглые сутки.

Внимание! На экране нашего гидролокатора появляется первый всплеск. Навигационные приборы подтверждают: достигнут заданный квадрат, где идут подводные работы. Нужна осторожность, и корабль останавливается, а затем самым малым ходом движется к обнаруженному локатором предмету на дне.

Всего в метре глубины под нами расстилаются каменистые поля. И всего в нескольких метрах от нас - одна из тех машин, благодаря которым превосходная железо-марганцевая руда перестает быть пленником моря.

На гусеничном шасси этого самохода - нагромождение каких-то различных металлических конструкций. Среди них выделяются стальные клешни механических рук. По очереди они захватывают куски со дна и, повернувшись, опускают их в грузовой прицеп. Бункер вместителен, но и вдоволь разбросано руды. Робот медленно петляет по дну, и там, где он прошел, исчезают все железные "камни".

Грузовоз заполнен целиком. Тогда автоматически надуваются воздухом укрепленные по бокам резиновые пантоны-поплавки. Грузовой отсек отделяется от шасси и всплывает, словно освободившийся от балласта воздушный шар. Вздымая фонтаны брызг, он появляется на поверхности моря.

Радиопередатчик-маяк сигналит: я здесь, я здесь! На зов спешит судно на подводных крыльях, чтобы забрать драгоценный груз. А пустой отсек снова отправится на дно на буксире у небольшого батискафа-автомата. И так везде на дне, всюду, где трудятся неутомимые механические шахтеры.

Конечно, всей армией собирателей руды управляют из единого центра. Но каждая из машин работает по своей, заранее заданной программе. У нее есть телевизионные "глаза", от которых не ускользнет ни самый маленький кусочек, ни самая маленькая неровность дна.

Эти и другие "органы чувств" машины - приборы - собирают информацию об окружающей обстановке. Она поступает в электронный мозг - счетно-решающее устройство. В соответствии с нею подается команда, и металлические пальцы робота приходят в движение. А за тем, что они делают, наблюдает оператор у телеэкрана, верховный главнокомандующий группы таких автоматов.

Он дает им задание, следит, как оно выполняется, вмешивается в случае непредвиденных осложнений или перемены обстановки "сверх программы". Он направляет дежурный транспорт к добытой руде и пустые контейнеры на дно. Он в курсе всего происходящего вдалеке, во мраке вод, теперь освещенных вспышками света работающих все время машин.

Роботы выполняют теперь и иные задачи. Им приходится очищать дно не только от кусков лежащей там руды, ко и лома, постепенно ликвидировать кладбища погибших кораблей, которые образовались на дне морей и океанов. Это - не охота за погребенными сокровищами, как бывало когда-то, с приключениями и случайностями. Теперь, после планомерной разведки дна, на поиски затонувшего металла (он куда ценнее старинных монет!) двинулась вся мощь новейшей техники глубин.

Вслед за передающими телекамерами к металлическим грудам - бывшим судам всех рангов - отправились батискафы и водолазы в глубоководных скафандрах. Появилась еще одна карта - карта кладов, которые нужно было возвратить в наше хозяйство. Появилась и армада роботов, исполнителей широко задуманных планов.

Не сразу вернутся к нам миллионы тонн металла, скрытого под толщей вод. Но в конце концов так будет - и работа уже идет в морях и океанах, где в прошлом шли бои или терпели бедствие корабли.

Роботы помогают укладывать кабели на дне и закладывать буровые скважины на материковых отмелях. Их посылают обследовать подводные вулканы и впадины, уступы и горные хребты. Без них не обходится ныне ни одна крупная экспедиция в глубь Голубого континента - ведь открытие его продолжается и теперь, как продолжается покорение глубин, освоение океанского дна.

Автоматика и кибернетика широко применяются в морском хозяйстве. На расстоянии управляются машины, самоходные батисферы, буровые установки, нефтяные и газовые скважины под водой, насосы и драги, собирающие конкреции со дна. Автоматически работают подводные станции телевизионного наблюдения глубин, ультразвуковые сейсмические станции, разведчики самых потаенных уголков дна - своего рода "спутники" в океане, коллеги космических лабораторий вне Земли.

Первые робкие спуски вниз сменились регулярной разведкой. Плавучие лаборатории перестали зависеть на поверхности от базы, превратились в полноправные автономные корабли. Впрочем, созданы и такие, которые опускаются под воду с лодки-матки.

Все новейшие достижения техники и науки применены в этих кораблях, которые отличаются от своих предшественников, как реактивный самолет от винтового.

Им не приходится тратить бензин, чтобы проскочить через температурный скачок, потому что поворотные винты опустят их дальше в глубину. Для надводного хода у них есть водометные двигатели, а электромоторы питаются от атомных батарей.

Большие иллюминаторы обеспечивают хороший обзор, несколько прожекторов в разных направлениях рассеивают тьму. Есть широко раскрытый рот - ловушка для глубоководных животных, которых, кстати, научились приманивать ультразвуком, есть специальные гарпунные пушки.

По ультразвуковому телефону можно переговариваться с кораблями наверху, а по подводным каналам-волноводам, своего рода переговорным кабелям, проложенным природой в толще вод, поддерживать связь на тысячи километров. Самые совершенные электронные приборы служат органами чувств корабля, чутко замечающими все, что происходит вокруг. И не часы, а дни могут провести в океане новые батискафы - потомки первооткрывателей дна, разведчиков глубочайших мест Земли.

И уже трудятся в сердце Голубого континента подводные вертолеты. Уже в батискафах-гигантах не только изучают впадины красного кольца океанов, не только наблюдают диковинных жителей предельных глубин, но и охотятся на них.

...Со дна Баренцева моря, чтобы продолжить наше знакомство с обширным подводным хозяйством, перенесемся теперь опять на Восток - в глубочайшее пресноводное озеро мира Байкал. Оно таит многие загадки. В нем есть такие растения и животные, которые не встречаются более нигде. В нем есть таинственные каньоны, которые служат продолжением береговых ущелий, а пробы грунта на склонах из-за их твердости еще не удавалось никому добыть.

Настало время после телевизионной разведки побывать и людям в байкальских глубинах.

Мы - на наблюдательной станции, возникшей на дне Байкала. Существует уже несколько подобных станций и в различных морях и океанах. Они - часть единой сложной океанографической службы, и служба эта постепенно охватит весь Мировой океан...

Позади остался спуск, ставший столь же привычным для океанолога, как путешествие на пригородной электричке для дачника. Смена цветов воды в иллюминаторе подводной лодки воспринимается им как мелькание знакомых подмосковных пейзажей.

Нас могла бы удивить, пожалуй, только конструкция судна, на котором мы совершали спуск. Это - гибрид подлодки и батискафа. Вместо поплавка с бензином у него корпус с двойными стенками, и пространство между ними заполнено жидкостью, противостоящей давлению воды. Там же заключен и балласт. Такое устройство позволяет лодке-батискафу проникнуть на несколько километров в глубину. Более чем достаточно для самых глубоководных погружений в озеро Байкал!

К слабой игре света - обычной иллюминации больших глубин - примешивается что-то другое: неподвижные огни, сначала расплывчатые, потом, когда к ним приближаемся, все более четкие.

Огни поднимаются, выстраиваются в ряды, как будто от самого дна, а оно совсем близко. Иллюминаторы подводного городка! Кажется, в них мелькают фигуры людей... Но то лишь иллюзия - на таком удалении подробности еще невозможно различить.

Станция цилиндрической формы стоит вертикально на дне на надежных опорах. Впрочем, сильных течений здесь нет, и длинный цилиндр из прочной пластмассы не рискует опрокинуться.

Лодка подходит к причалу. Выдвигаются захваты, и она оказывается "в плену". Посадка совершена (благодаря автоматам, конечно!) так точно, что люк выходной трубы-шахты лодки пришелся в предназначенное ей место на корпусе цилиндра. Наружное давление плотно соединяет теперь судно и станцию. Остается продуть шахту от воды, открыть входной люк - и мы внутри "дома" под водой.

"Дом" этот - многоэтажный, а внутреннее устройство его довольно оригинально. Цилиндр, оказывается, двойной, точнее, даже тройной: между наружной и внутренней оболочками из пластмассы - заполнитель, легкая силиконовая жидкость, как в подводной лодке, доставившей нас сюда. В каждом этаже, или, иными словами, кольцевой комнате,- толстые стеклянные окна, дающие вместе почти круговой обзор. Лестничные переходы ведут от верхнего к нижнему люку - там, внизу, - шлюз, через который жители городка могут выйти наружу.

Слово "городок" употреблено не случайно: станция - действительно целый поселок, хотя население ее и невелико. В нем есть все, что нужно для жизни и работы.

Жилые помещения и кают-компания с портативной мебелью, лампами дневного света и своим микроклиматом... Электрифицированная кухня и столовая, блещущая идеальной чистотой... Лаборатории, ничем не уступающие земным... Наконец, собственный транспорт и исследовательский флот - вездеход для путешествий по дну и лодка типа "ныряющего блюдца" - позволяют ученым разведывать окружающий подводный мир.

У них, кроме того, есть и многочисленные помощники. В окрестностях станции - дальних и ближних, на дне на разных глубинах установлены буйки с приборами-автоматами, которые следят за всем, что им поручат. Температура, соленость, радиоактивность воды, скорость течений - ничто не ускользает от них.

Изо дня в день ведут они записи с отметками времени на магнитную пленку - своего рода летопись жизни глубин. И в положенные часы по ультразвуковым каналам связи дежурный центрального поста этой акватории океана опрашивает свои автоматы. Маяк - ответчик каждого из них, включившись по команде, сообщает данные, которые успел накопить. Так выясняется полная картина того, что происходило повсюду, во всех звеньях цепи, составляющих океанографическую службу.

Потоки цифр несутся с разных уголков планеты и из космоса в центры обработки наблюдений. Почему из космоса? С более широким применением спутников и геофизических ракет прогнозы погоды стали куда вернее.

И полетели шифровки радиограмм от космических лабораторий-автоматов, облетающих планету круг за кругом. Их много, таких внеземных форпостов науки, разведчиков верхних слоев атмосферы.

Они выполняют и другие задачи.

Запущены спутники-маяки: по ним ведут свои корабли штурманы морских и воздушных кораблей.

Спутники помогают геологам, в том числе и геологам моря. Лаборатория, которая проносится где-то в сотнях километров над Землей, служит разведчиком не только космоса, но и земных недр. Ее чуткие приборы ловят малейшие изменения силы тяжести, а она зависит от того, какие и как залегают породы в глубине. В глубине - значит и под дном океанов, в его ложе, скрытом огромной толщей вод. Ложе прощупывают звуковыми волнами искусственных взрывов. В глубь него заглядывают и с помощью спутников, несущих службу далеко за пределами Земли.

Еще больше сблизились океанография и метеорология, и это вполне понятно: море, суша, воздух, преддверие космоса - окрестности Земли - единый гигантский организм!

Электронно-вычислительные машины мгновенно перерабатывают эту информацию и отвечают на вопрос: куда переместится завтра фронт циклонов? Где наступит похолодание, а где станет теплее, чем вчера? Где нужно ожидать дожди, грозы, снегопад?

То, что в решении сложнейшей задачи предсказания погоды принимают участие море - этот гигантский резервуар солнечного тепла и влаги на нашей планете - и космос, чье дыхание постоянно ощущает Земля, - сделало метеорологию более точной наукой. Обширный и изменчивый океан с его теплыми и холодными течениями, ветрами, постоянно дующими над водой, - его нельзя не принять в расчет, если мы хотим охватить единым взглядом весь земной шар.

Однако необходимы тысячи и тысячи глаз, чтобы на огромном пространстве планеты заметить происходящее в разных местах в одно время или в разное время во множестве мест. Потому появились посты метеослужбы в морях и океанах - (на плавучих буях, автоматических и обитаемых, специальных кораблях погоды, на торговых, промысловых и океанографических судах, на самолетах и вертолетах, патрулирующих море и собирающих данные для передачи в вычислительный центр.

Возникли и такие виды прогнозов, которых не было раньше. Каким будет улов рыбы через несколько лет? Где и когда появятся рыбные косяки? Казалось, нельзя ответить на эти и им подобные вопросы, связанные с жизнью океана. Но нельзя было только потому, что мы еще мало знали закономерности водной стихии, законы, которым подчиняется поведение жителей моря. Стал реальностью океанографический, рыбопромысловый прогноз.

Мировой океан покрыла сеть подводных гидролокаторов, поставленных на якорь и соединенных с радиостанцией-поплавком. Ультразвуковые волны непрерывно пронизывают толщу вод, несут вахту, как несут ее радиолокаторы - часовые неба. Проследив пути движения рыбных косяков, мы смогли узнавать их наперед и с помощью новейшей техники, даже ими управлять. Кончилась эпоха рыболовства вслепую. Ловить только наверняка, возвращаться только с полными тралами! Океанографическая служба сделала это возможным. Под наблюдение взят весь Мировой океан.

* * *

Сколько названий уже получил двадцатый век! Электроники и пластмасс, автоматики и больших скоростей, атомной энергии и кибернетики... И наконец в честь песни песней нашей эпохи - век путешествий в космос. В памяти человечества навсегда останутся дни запуска первых спутников, первых лунников, первых искусственных планет, первых полетов советских летчиков-космонавтов.

Дело не только в том, что ракеты впервые покинули Землю. Горький как-то сказал, что человека нужно научить удивляться самому себе, своей дерзости, своей мощи. Прорыв во Вселенную наглядно показал каждому из двух миллиардов разумных существ, живущих на планете: вот на что способен человек.

И когда-нибудь свершатся еще более удивительные дела, о которых сейчас мечтают фантасты. Возникнут шахты на Луне, и сокровища лунных недр будут поставлены на службу людям. Вернется жизнь к умирающей

планете - Марсу: там создадут атмосферу, напоят влагой пустыни, смягчат его суровый климат. В межпланетном пространстве появятся целые города - внеземные станции, базы для освоения всей Солнечной системы. Наконец к звездам и даже в иные Галактики проложат дорогу корабли, летящие вдогонку за светом.

Космическое будущее человечества... В его наступлении не приходится сомневаться, но это даже не завтра, - скорее наше послезавтра, хотя преддверие его уже наступило.

Скоро начнется и век покорения Мирового океана.

Пусть темно и мрачно в царстве вечной ночи, там же, в мировых просторах, сияют разноцветные звезды и на небе неведомых планет восходят разноцветные солнца. Под водой есть свои чудеса и своя, тоже неповторимая, красота. Осваивать же это царство мы готовимся не через сотни или тысячи лет, нет, - Океан ждет нас уже сегодня.

Конечно, нельзя противопоставлять космос и океан друг Другу, тем более пренебрегать каким-нибудь из них. Просто водная стихия ближе и доступнее космоса, хотя попасть в нее тоже нелегко. Первые глубоководные спуски показали: весь океан - от поверхности до дна - доступен людям!

И очевидно, что шахты на дне океана появятся скорее, чем на Луне. Вездеходы поползут вдоль подводных каньонов раньше, чем роботы по лунным "морям". Плантации под водой дадут урожай быстрее, чем марсианские огороды и сады. Сокровища морских глубин, дары океанского дна перестанут пропадать даром задолго до того, как научатся на внеземных станциях использовать энергию Солнца.

Однако путь вниз труден, как и путь вверх. Будет все, что сопровождает рожденное в творческих муках: бессонные ночи, поиски, горечь поражений и радость удач. И так же, как наши потомки будут со священным трепетом вспоминать о первых шагах в космос, так вспомнят они и о первых победах над некогда неприступным Океаном.


предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"