Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Новый дом для беломорской мидии

И опять, в который уж раз, погружаюсь, словно впервые. Во льду, подо мной, - два ряда вмерзших плотов, они по шесть штук протянулись между мысом Картеш и островом Феттаха. Обращаю последний взгляд к острову, обозначенному небольшой горсткой сосенок среди белого покрова. Да, уже нет среди нас Феттаха Бакировича Мухамедиярова - верного товарища и помощника в первых экспедициях. Но память о нем жива: вот и субстраты из сетей применяют, и канаты, удерживающие новые дома для моллюсков, закреплены за берега острова, носящего его имя. Жизнь продолжается.

Почти тридцать лет прошло с первого, памятного мне, погружения в глубину Белого моря, а судьба благосклонна - вновь и вновь дает возможность нырнуть с аквалангом в его воды. Недавно, дважды, в апреле 1982 года и в июле 1983-го, я фотографировал подо льдом и в открытой воде подводные фермы мидий.

ББС у мыса Картеш за это время превратилась в крупное научное учреждение, и теперь морским биологам, гидрологам и химикам помогают легководолазы-аквалангисты, имеющие здесь постоянную базу. В 82-м я погружался с этой базы в прорубь с подводным фотоаппаратом, спокойный за свое обеспечение: рядом стоял теплый домик на полозьях, в котором легко и удобно переодеваться аквалангистам, прорубь была обустроена и задание было вполне определенное.

Культивирование мидии в Белом море ранее не проводилось. Вследствие своего внутриконтинентального положения оно замерзает, претерпевая резкие смены температур зимой и летом. Море это студеное, но, тем не менее, именно здесь, на Севере, достигнут успех в создании подводных ферм для мидии. Начатый в 1975 году Зоологическим институтом АН СССР научный эксперимент по ее культивированию с возможностью промышленного использования полностью удался. В Чупинской губе у мыса Картеш организовано самое крупное в стране мидиевое хозяйство. И очень важно, что начало ему положили совместные усилия морских биологов ЗИН АН СССР и производственников Всесоюзного промышленного объединения "Севрыба" из Мурманска.

Мидия. Чем же она так привлекла ученых и промысловиков? Почему она традиционна в рационе народов, живущих вблизи моря? Да, она вкусна и калорийна. Но что же еще?

Назовем некоторые сравнительные цифры: продуктивность крупного рогатого скота на выпасах составляет 0,3-0,4 тонны с гектара, а продуктивность мидии при ее культивировании в сотни раз выше и достигает 300 и даже 600 тонн с гектара, что дает чистого веса ценного мяса от 30 до 60 тонн. Затрат требует только постройка и эксплуатация фермы, расходов на корм никаких. Ко всему, мидиевое хозяйство безотходно, все идет в дело: мясо - на консервы, а створки раковин - на подкормку птиц. Ценно и то, что мидии, выросшие на искусственных субстратах, отличаются от "диких" сородичей внутренней чистотой и одинаковыми размерами на каждом отдельном субстрате.

Что же представляют собой фермы для мидий, созданные на биостанции у мыса Картеш? В основу их положен метод подвесной марикультуры со "скользящими" субстратами. Основой, на которой развиваются моллюски, служат трехметровые полосы капроновых сетей - субстраты, - прикрепленные к деревянному бруску-коллектору. Последний крепится в нижней поверхности понтона-плота из полиэтиленовых труб. Ряды плотов выставляются в удобное место морского залива или пролива, туда, где ферме не страшны ветры и штормы, подвижки льдов и судоходство.

Перед погружением под лед надо тщательно проверить снаряжение, любая неисправность оборудования или небрежно подогнанное снаряжение могут обернуться бедой
Перед погружением под лед надо тщательно проверить снаряжение, любая неисправность оборудования или небрежно подогнанное снаряжение могут обернуться бедой

Когда я нырял в первый раз в прорубь к культурным мидиям, имея только теоретическое представление о них, была ранняя весна. Снег на ледяном покрове моря уже был рыхлым, и мы проваливались в него, добираясь к месту. Наконец, я у майны. Края проруби укреплены досками, рядом стоит теплый домик на полозьях - раздевалка для водолазов. Все подготовлено, надежны снаряжение и страховка. Невольно вспоминаю наши первые шаги по льду Белого моря: как будто все то же самое, но уже нет той торжественности - погружение кажется будничным.

Но вот я наконец подо льдом. Вокруг - лабиринт из смутно видимых, бархатистых на ощупь, перламутровых колонн. Колонны (трудно найти более подходящее название этим чудо-гирляндам) в строгом порядке свисают вниз от поверхности льда. Это и есть субстраты с тысячами моллюсков, накрепко засевших на новом для них основании.

Никак не могу сосредоточить внимание на главном: надо работать, фотографировать, а любопытство тянет меня то в одну, то в другую сторону. Всплываю по одной из колонн вверх до нижней кромки льда: пластиковых труб, из которых связаны плоты, не видно - их поглотил лед, но брусья с субстратом, облепленные мидиями, видны хорошо. Расстояние от утолщений - наростов из моллюсков - на полосах сетей до льда метра два-два с половиной. Это важно, ведь субстраты - "скользящие". Авторами специально было задумано опускать их и поднимать в зависимости от времени года. Это - одно из многих простых решений, которое нашли биологи для успешного культивирования мидий на Белом море.

Студеной зимой оно сурово испытывает своих обитателей. Шесть месяцев приливная вода поднимает и опускает огромные ледяные поля, и беда тем морским обитателям, которые попадают под этот безжалостный пресс. Множество мидий, обитающих на банках-отмелях, гибнет от такого соприкосновения. Гибнут моллюски и от переохлаждения: часть их вмерзает в нижний слой льда, гибнут они в естественных условиях и от главных врагов - морских звезд.

Но и весной мидиям приходится туго. Огромные массы пресной талой воды стекают с побережья в море и, перемешиваясь с разрушающимися ледяными полями, превращаются в опресненную снежно-ледовую кашу. Этот слой может достигать толщины двух метров, а такая ванна не менее пагубна для мидий, чем ледовый плен. До двух недель бедствуют моллюски, сжав створки раковин.

Из наблюдений за мидиями ученым стало ясно, что их колонии обитают в относительно тонком слое морской воды - природа дает моллюскам очень узкие рамки для развития. "Скользящие" субстраты позволяют расширить эти рамки: зимой мидий опускают немного вглубь, избавляя от ледового плена, а летом поднимают в прогретые слои. Но это не все. Весной гирлянды моллюсков на короткое время поднимают в опресненную воду для избавления от звезд. Мидии безболезненно переносят непродолжительное пресноводное купание, а вот морским звездам это не по нутру - они и двух часов не выдерживают, отваливаются с гирлянд, падая на дно.

Капроновые субстраты никогда не касаются грунта, поэтому взрослые звезды попасть на них не могут. Однако личинки звезд, как и мидиевые личинки, в первые дни жизни парят в верхних слоях воды, отыскивая свободное место для дальнейшего существования. В этих поисках они встречают и вполне пригодные для них полоски из сетей, приготовленные для мидий. В удобных "квартирах" начинают новую оседлую жизнь не только мидии: здесь и звезды, и актинии, и асцидии. Но последних очень мало, да и конкуренцию в питании они составляют мидиям незначительную. Другое дело - звезды астериас рубенс. Эти морские хищники доставляют немало хлопот хозяевам ферм: дай им волю - они полностью уничтожат все население фермы. Вот здесь и срабатывают "скользящие" субстраты: манипулируя с ними, можно согнать всех звезд, поселившихся на чужой жилплощади.

Морские биологи с ББС при культивировании мидий у мыса Картеш умело используют природные условия Белого моря, ослабляя, а подчас исключая вовсе отрицательные воздействия природных сил. Более того, влияние положительных факторов, в основном летних, используется здесь максимально. Культивируемые мидии на беломорских фермах не подвергаются пагубному воздействию приливов и отливов, периодически осушающих естественные мелководные поселения моллюсков и лишающих их в это время пищи. Кроме того, поселенцы фермы летом постоянно находятся в слое воды, хорошо прогретом и обильно насыщенном кислородом. И еще, мидии, живущие на подвесных субстратах, которые никогда не касаются дна, избавлены от всевозможных паразитов с грунта. Не требуется им и тратить энергию и "строительный материал" на нейтрализацию песчинок, попадающих на их мантии при возбуждении мелководий приливо-отливными течениями.

...Фотографируя, я плавал от одного плота к другому. Находить направление движения среди лабиринта безмолвных колонн мне помогали светлые полосы, хорошо видимые на ледяном потолке. Перед погружением мы с напарником Сашей Нестеровым расчищали площадку для будущей майны. Снег, лежащий на льду, снизу был пропитан талой водой. Лопаты оставляли в нем четкие борозды, которые заполнялись водой, образуя неглубокие каналы. Эти каналы и натолкнули нас на мысль использовать их для разметки арены подводных работ. Уточнив с руководителем погружений Эдуардом Евгеньевичем Кулаковским, ведущим тему по культивированию мидий на ББС, места расположения плотов, мы соединили их линиями каналов.

Обследовав очередную группу мидиевых гирлянд, я плыл к следующей, придерживаясь направления путеуказующей полосы. Погода нас не баловала, было сумрачно, сумерки царили и подо льдом, поэтому плыть приходилось почти на ощупь, ориентируясь по белевшим на мутно-сером покрове льда светлым полосам.

Я погружался без страховочного фала, что было несколько рискованно: веревка могла запутаться за бесчисленное множество прочных капроновых субстратов, и тогда пришлось бы ее перерезать и выбираться к проруби вслепую. Поэтому линия моего маршрута была замкнутой: начав путь от проруби, я должен был плыть только вперед по часовой стрелке и, совершив полный оборот, возвращаться к исходной точке - светлому пятну в поверхности льда.

Все так и происходило: закончив съемку, я возвращался и выныривал из окна во льду, как тюлень, к неизменной радости напарника: он поджидал меня у края майны в полном водолазном снаряжении, готовый в любую минуту прийти на помощь.

Изредка я шевелил ряды колонн - надо было узнать, крепко ли держатся подопытные моллюски на капроне сетей. Лампа-вспышка высвечивала одну картину за другой: моллюски плотной массой покрывали полосы сетей, кое-где я различал светлые пятна на однотонном их фоне. Подплывая к такому пятну, очередному инородному включению во владения мидий, я ожидал, что это звезда, но опасения не оправдывались: перед маской в очередной раз оказывалась актиния.

Зато на дне, под мидиевой фермой, я обнаружил значительные скопления пятилучевых разбойниц. Чуяли морские звезды, что где-то рядом есть пожива, а вот где - обнаружить не могли. Хотя кое-что им и перепадало "на зуб": мидии иногда обрывались с насиженных мест. Природа сама регулировала плотность поселения моллюсков.

В следующее погружение мой напарник пошел сам. В отличие от меня он должен был доплыть только до первого плота и, сделав несколько снимков, возвращаться обратно. Я пустил его под лед на "поводке" и был за него спокоен: дальше плота уплыть он просто не мог-длина страховочного фала была мною заранее ограничена.

Через год, теперь уже летом, я снова побывал на биостанции у мыса Картеш. Опять мы были вместе с Сашей Нестеровым, ведь мы с ним уже знали многих обитателей подводной фермы "в лицо", знали и то, что летом будет намного легче и безопаснее погружаться.

Голубая вода залива отражала изображения скал и утесов, остров Феттаха был весь в зелени. Вокруг плотов, казавшихся теперь не такими загадочными, какими они были подо льдом, царило оживление, проплывали шлюпки, загруженные деталями новых - промышленных - ферм, устанавливаемых "Севрыбой". На рейде, вблизи плотов, стоял рыболовный сейнер, другое промысловое судно разгружалось у причала биостанции. На берегу моря были организованы участки, на которых собирали коллекторы и оснащали их субстратами - голубые и зеленые полосы сетей мелькали в руках рабочих.

На шлюпке подплыли мы к стоявшему у фермы сейнеру, на нем поднимали одну из гирлянд мидий. На тросе кран- балки раскачивалась трехметровая "гусеница". Да, убедительно выглядели здесь, на поверхности, скопления моллюсков. Выращенных мидий достали из морской воды теперь уже не для научных целей, их ждало вполне прозаическое будущее - холодильные камеры сейнера и доставка в порт, туда, где из них приготовят опытную партию консервов.

В то посещение мы много плавали в месте расположения подводной фермы, обследовали первую, экспериментальную установку, фотографировали и под водой, и вблизи плотов. Совершили несколько заплывов и к промышленным хозяйствам. Там перед нами простиралась подводная нива с многочисленными рядами тонких "саженцев" - жгутов из капроновых сетей, на которых еще не успели поселиться подводные обитатели. В лучах солнца, пробивавшихся с поверхности, сине-зеленые жгуты уходили вглубь и терялись во тьме. Картина была впечатляющая.

Мне удалось сделать не менее сотни подводных снимков непосредственно на ферме. Я плавал под водой и фотографировал современное мидиевое хозяйство - плод совместных усилий морских биологов и промысловиков. Мой фотоаппарат, над которым я работал два года, конструируя его и усовершенствуя, выдавал снимок за снимком.

О многом рассказали снимки. Создатели фермы впервые увидели своих питомцев в естественном состоянии, под водой, воочию убедились, что их теоретические предпосылки подтвердились на практике.

Некоторые из этих фотографий попали в книгу, и автор рад, что их смогут увидеть не только специалисты.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"