Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Нас ждет океан

Моей жене - помощнику и другу посвящаю

Нас ждет океан
Нас ждет океан

На современном глобусе - модели земного шара - уже почти не осталось "белых пятен". Можно сказать, что почти закончено открытие Земли. Знакомые очертания материков, горные хребты и пустыни, равнины и степи, по которым мысленно путешествовал каждый из нас... Мы не задумываемся над тем, сколько не мысленных, а настоящих путешествий было совершено, прежде чем появились на картах названия, столь хорошо известные теперь. Правда, остались еще малоисследованные места, где можно надеяться встретить неожиданное, но их не так уж много.

Географические карты создавались на протяжении веков. Смелые землепроходцы проникали в самые отдаленные уголки земного шара. Уточнялись очертания материков, открывались все новые и новые острова, все яснее вырисовывался рельеф суши, прослеживалось течение рек - словом, постепенно возник скульптурный портрет нашей планеты.

И теперь мы можем окинуть ее одним взглядом, представить себе, какова она, конечно, в общих чертах.

"География" буквально значит "описание Земли", всей Земли, а не только суши на ней. Но это слово лишь сравнительно недавно начало приобретать свой полный, истинный смысл. Понятия "подводная география" еще не существует, и тем не менее она есть, как есть подводная археология - новая ветвь старой науки, казалось бы, связанной только с сушей, а уж никак не с водой.

И хотя нельзя сказать, что открытие океана только что началось, на морских картах все еще есть "белые пятна". Поэтому Земля во многом остается еще неоткрытой планетой. Речь идет не о навигационных картах, не о бесчисленных островках, мелях и рифах на путях торговых и пассажирских кораблей. Жизнь, практика настоятельно требуют других карт, которые представят океан во всем его многообразии, покажут, где и что в нем есть - от поверхности до самого дна.


Долго люди шли ощупью, наугад. Промеры глубин были столь малочисленны, что вполне понятно, почему оставались незамеченными такие громадные горы, каких немного на суше. Ясно, почему не подозревали об узких глубочайших впадинах, которые выстроились цепью вдоль материков. Неудивительно, что под кормою судов, бороздящих самые оживленные на поверхности районы Мирового океана, оказался совершенно неведомый мир.

Теперь становится понятным, почему лишь в последние годы в географии океанского дна произошли великие открытия. Они не поражают воображение лишь потому, что идет разведка незримого и пока еще (недоступного континента. Никто не взбирался на вершины гигантских подводных гор, а когда покорили Джомолунгму - высочайшую горную вершину Земли,- это стало сенсацией. Крошечная заметка сообщила об открытии грандиозного разлома земной коры, но мало кого оно взволновало, потому что разлом этот скрыт под водой.

Слово "космос" сегодня у всех на устах. С ним связан свежий ветер открытий, поразивших наше воображение в последние годы. Советские спутники и космические корабли дали возможность посмотреть на Вселенную словно другими глазами - более зоркими, чем были у человека до сих пор. И это новое зрение начало глубже раскрывать тайны Вселенной.


Но не только в космос проникает человек. На нашей собственной планете, рядом с нами - целый неизведанный мир.

Взгляните на карту. Голубое - Мировой океан, около трех четвертей поверхности всего земного шара. По существу, материки лишь гигантские острова. Толща воды глубиною в среднем в четыре километра покрывает большую часть Земли. В среднем! Только в среднем! А вдоль побережий Америки, Африки и Евразии протянулись цепочками глубоководные впадины. Самая глубокая из них - Марианская в Тихом океане - достигает одиннадцати километров глубины! Мы не знаем, принадлежит ли ей абсолютный рекорд: быть может, есть и еще более глубокие места.

Как ни странно покажется на первый взгляд, но даже самые оживленные моря, где исстари проходят пути кораблей, мы знаем в буквальном смысле слова поверхностно. Что творится в глубинах - во многом загадка для нас.

Представление о том, насколько велик не завоеванный нами и малоизученный еще океан, дает одна цифра. Шестьдесят процентов площади земного шара занимают глубины более тысячи метров, и воды в них - почти миллиард кубических километров.

"Терра инкогнита" - так называли неизвестную землю, неведомый материк. Так можно было бы сказать и о море - "аква инкогнита". Только крошечная часть его стала доступной людям. Они остановились у самого входа в Голубой континент. Что значат десятки метров по сравнению с многокилометровой толщей воды в океане? Даже скорлупа занимает больше места в яйце!


Человек долго не мог проникнуть в глубины моря. Лишь короткое время удавалось ему пробыть в царстве рыб. Самые искусные ныряльщики - ловцы жемчуга и губок - не могут оставаться даже на небольшой глубине дольше нескольких минут. Морская стихия чужда человеку, она не пускает его в свои глубины. В воде нельзя дышать, и ныряльщик располагает только запасом воздуха в легких. Вода встречает человека непривычно высоким давлением, возрастающим с каждым метром глубины.

Каждые десять метров вниз - и давление возрастает на одну атмосферу. Лишь морские животные могут жить там, не опасаясь чудовищной тяжести воды. А человек должен защищаться от нее, как необходимо защищаться в мировом пространстве от другой крайности - сверхнизкого давления, вакуума в ничтожные доли миллиметра ртутного столба.

Человеческое тело, оказывается, более чем на три четверти состоит из воды. Каждая клеточка наших тканей заполнена жидкостью. И это очень хорошо, потому что жидкость практически несжимаема. Давление не повредит, если глубина достигнет даже трех, даже четырех километров! В этом ведь и секрет таких, например, превосходных ныряльщиков, как киты, которых встречали на километровой глубине. Тело кита тоже "водянистое", клетки его заполнены жидкостью, как и у человека.

Так почему же все-таки человек не может проникнуть безнаказанно столь глубоко?

Глубины коварны. Под давлением воды азот воздуха растворяется в крови. Азот - яд, такой же, как и алкоголь, и недаром состояние, которое испытывает водолаз на большой глубине, называют "глубинным опьянением". Человека охватывает чувство блаженства, приятного возбуждения, ему кажется, что он полон сил, ему хорошо и легко, ему ничто не страшно. Он забывает об опасности, а она уже ждет его - наступает потеря сознания и смерть.

А при быстром подъеме водолаз заболевает особой кессонной болезнью. Кровь при резком уменьшении давления "вскипает", насытивший ее азот выделяется в виде пузырьков, которые закупоривают кровеносные сосуды, а это опасно для жизни.


Китам не страшна кессонная болезнь. За миллионы лет организм их приспособился к пребыванию на глубинах. Человек же и опускаться под воду, и подниматься на поверхность должен осторожно. За немногие минуты пребывания под водой водолазу нужно расплачиваться медленным, с остановками подъемом.

Человек издавна стремился проникнуть под воду. На страницах старинных книг изображены первые водолазы. Их снаряжение - кожаный мешок с воздухом или трубка, через которую можно дышать. Нам кажется теперь смехотворной глубина, доступная тогда человеку. А ведь и она - результат всевозможных изобретательских ухищрений. Примитивная "одежда" водолаза - колокол, потом трубка для дыхания и, наконец, прототип скафандра - настоящий костюм, мягкий или металлический, целиком облегающий тело.

Множество интересных историй связано с героической профессией подводника, одним из самых трудных дел, какими приходится заниматься людям! Можно было бы подсчитать, сколько поднято с их помощью затонувших судов, сколько отвоевано у моря поглощенных им сокровищ. Можно было бы назвать, сколько спасено ими жизней, сколько затрачено труда при всевозможных подводных работах. Но нельзя ничем измерить мужество бесстрашных тружеников, работающих в чуждой человеку водной стихии.

История водолазного дела сохранила немало примеров подлинного героизма людей в скафандрах. С риском для жизни они пробирались внутрь лежащих на дне моря судов, осматривали затонувшие подводные лодки.

...Лодка подорвалась на минах, и взрывом оторвало боевую рубку. Сразу же на дно опустился водолаз. Он открыл люк, проник внутрь и вдруг услышал какой-то странный звук. Вначале ему показалось, что это работает мотор. Но вскоре он нашел причину шума. То была торпеда, которая находилась в торпедном аппарате, и взрыв привел в действие ее механизм. Еще немного, и торпеда сделала бы свое дело.

Только хладнокровие и выдержка водолаза смогли предотвратить уничтожение лодки.

...Предстояло поднять затонувший крейсер. Он лежал на боку, и все попытки придать ему плавучесть ни к чему не привели. Необходимо было проникнуть в машинное отделение и отдраить тяжелую дверь. И водолаз, жизнь которого зависит от тянущихся за ним шлангов, попадает в забитое до отказа всякими механизмами помещение.


Там так темно, что буквально ничего не видно, даже собственной руки, поднесенной к шлему скафандра. Ориентироваться приходится по памяти, по виденным ранее чертежам корабля. Карабкаясь по обломкам, с трудом находя дорогу, водолаз добирается, наконец, до цели. Очень тяжело открыть дверь. На это уходит целый час, и одежда под резиновой рубахой намокает от пота.

Наконец можно выбираться обратно. Но делать это надо с величайшей осторожностью, ибо шланг проделал вслед за водолазом длинный и извилистый путь. Ничего не стоит безнадежно запутать его, удариться в темноте, разбить стекло шлема. Нельзя даже подать сигнала о помощи. Его никто не услышит. И все же задание было выполнено.

Мягкий скафандр пока рано сдавать в архив. Еще и сейчас водолазам находится много работы. Но бывают случаи, когда требуется опуститься на такую глубину, которая недоступна для человека в мягкой прорезиненной одежде. Ведь чем глубже, тем сильнее давит вода. Она заставляет сжиматься воздух внутри скафандра, а дышать сжатым воздухом опасно.

Выход только один: одеть человека в водонепроницаемый жесткий панцирь, в котором он может нормально дышать. Такая идея впервые высказывалась еще два с половиной века назад. С тех пор изобретено было множество жестких скафандров, и в основном они все схожи друг с другом.

Футляр, похожий на бочку, защищает голову и туловище. Для рук и ног - отростки с гибкими сочленениями, чтобы можно было ходить и работать. Пальцы рук заменены захватами-клещами. Это чудище лишь весьма отдаленно напоминает человека. Снаружи оно увешано кислородными баллонами и имеет еще вдобавок маленькую балластную цистерну, которая заполняется водой.

Казалось бы, сделан шаг вперед. Однако остались многие "но". В такой неуклюжей металлической оболочке трудно двигаться, сложно работать. Закованный в броню, человек почти лишен свободы движений. Он может только двигать руками-клешнями, и всюду за ним тянутся шланги, трос, провода.

И все же тяжеловодолазы не раз показали себя. Один из самых любопытных примеров их работы - находка лайнера "Египет" с грузом золота стоимостью в миллион фунтов стерлингов, затонувшего в 1930 году на небольшой глубине.

Но быть на привязи в глубинах моря, превратиться в неуклюжее малоподвижное чудище - нет, не таким хотелось бы видеть покорителя глубин! Вот почему спортсмены и ученые с восторгом встретили изобретенный еще в годы войны акваланг.

Он освободил водолаза от власти шланга и троса.

Он сделал человека в полном смысле слова властелином "передней" Голубого континента.

Он дал возможность сотням и тысячам людей любоваться красотами подводного мира, наблюдать его жизнь.

Он сделал человека рыбой, пусть ненадолго, пусть не очень глубоководной, но именно рыбой. Как рыбы в воде чувствуют себя подводные охотники, археологи, спортсмены, ученые-натуралисты, кинооператоры.


Акваланг - водяные легкие. За спиной пловца, как ранец,- баллоны со сжатым воздухом, запаса которого может хватить на час- полтора. И дело не только в этом запасе. "Легкие" сами приспосабливаются к давлению воды: автомат подает воздух порциями - ровно столько, сколько необходимо для дыхания. На лицо пловца надевается маска, а на ноги - ласты. Вот и все нехитрое устройство того замечательного аппарата, который каждому здоровому человеку открывает дорогу в подводный мир.

Сколько интересного удалось узнать благодаря аквалангу! Люди проникли в настоящую страну чудес. Они попали в нее не в закрытой, без окон, обычной подводной лодке, из которой выйти нельзя. Не на привязи, как водолазы, передвигаются они под водой.

Перед ними во всей полноте раскрывается жизнь обитателей чудесного подводного царства. Здесь идет постоянная борьба за пищу. Поединки разыгрываются на каждом шагу, и человек в акваланге наблюдает их вблизи.

Аквалангист не боится акул, которые первыми не нападают, и может плавать даже в акульей стае. Человек-амфибия разгадывает рыбьи секреты, играет со страшилищем-осьминогом, вихрем проносится на подводном скутере мимо скал и ущелий на дне.

Геолог в акваланге изучает дно, биолог - морских животных и водоросли в естественной обстановке.

Подводный охотник возвращается с богатой добычей, фотограф делает редкостные снимки. Чтобы показать миллионам людей необычный мир глубин, туда опускается в акваланге кинооператор.

Археолог бродит среди развалин древнего города, погребенного морем. Бережно извлекает он с погибшей в незапамятные времена римской галеры амфору, которая через тысячи лет снова увидит свет Солнца.


Уже первые спуски с аквалангом показали, какие необыкновенные возможности предоставляет он и для науки и для спорта. Благодаря ему возникла совершенно новая область археологии - подводная. В разных морях аквалангисты обнаруживают развалины затопленных древних городов и селений. Все больше и больше замечательных находок делают археологи под водой.

Аквалангисты нашли в Черном море остатки древнегреческих городов - Диоскурии и Севастополя. Они помогли уточнить место ледового побоища на Чудском озере, где Александр Невский разбил войско псов-рыцарей. Они опровергли легенду о граде Ново-Китеже, будто бы погребенном на дне Свето-ярского озера. Они нашли корабль древних римлян, пролежавший на дне около двух тысяч лет. А ведь до этих пор археологам ни разу не посчастливилось познакомиться с древнеримским флотом.

Акваланг раздвинул границы доступного изучению мира. Конечно, лишь неглубокие прибрежные воды открыты аквалангистам, но именно там скрываются такие сокровища культуры, о находке которых раньше не могли даже думать.


Речь может идти и о других сокровищах - о поисках затонувших кораблей. Аквалангисту их вести гораздо удобнее, чем обычному водолазу, привязанному к своей надводной базе.

Дно морское по справедливости можно считать кладбищем судов. Сколько погибло их и в первую и во вторую мировые войны! Миллионы тонн водоизмещения - целые флоты самых разнообразных кораблей - покоятся под водой и поныне. Иными словами, миллионы тонн металлического лома, металла, который, быть может, еще пригодится нам, пропадают. С аквалангом значительно быстрее пойдут поиски этих кладов, а ведь многие из них нашли свой приют на мелководье, недалеко от берегов.

Но пусть вы не подводный археолог, не ученый, не охотник и не спортсмен. Вы просто хотите побывать там, где вы еще никогда не бывали, хотя, вероятно, не раз плавали и даже ныряли, скажем, где-нибудь в Черном море.

Акваланг одет, вы в последний раз смотрите на бескрайнюю водную гладь, на небо, где сияет Солнце, и, подавив невольное волнение, начинаете спуск.

И вот волны плещутся где-то над вами. Солнечные блики играют на прозрачной крыше, какой стала для вас поверхность моря. Вокруг - волшебное царство причудливых растений, животных и рыб. Природа, щедрая на краски, здесь раскрывает свои способности художника. Рыбы расцветкой соперничают с бабочками, красивейшими созданиями Земли, морские растения и животные не уступают земным собратьям - подобных редкостей не встретишь даже в тропическом лесу.

Тот, кто хотя бы раз наблюдал красоту владений Нептуна, не забудет ее никогда. Как полярника тянет на Север, так и побывавшего под водой снова неудержимо влечет в глубины моря, где глаза не устают любоваться причудливым сочетанием красок, удивительным своеобразием форм.


Много раз можно опускаться в глубины моря, и всегда испытываешь непередаваемое чувство легкости, наслаждения красотами подводного царства. Кстати, слово "легкость" здесь звучит буквально: в воде человек почти невесом! Не совершая межпланетных путешествий, переживаешь отчасти то, что испытывает космонавт, - потерю веса. Изумительная вещь! Вы выходите на берег и ощущаете тяжесть своего тела, которая не замечается обычно. И вас манит снова попасть в этот чудесный мир, где - но это, конечно, дело вкуса! - даже красивее, чем на суше.

Однако сто метров глубины - "потолок" для акваланга. Человека, который отважился бы спуститься глубже, подстерегает угроза верной смерти.

Поэтому и укрывается он за прочными стенками корпуса подводной лодки. Поэтому и надевает он жесткий скафандр. Но немного увидишь сквозь маленькое толстое стекло шлема, недалеко уйдешь на привязи и недолго пробудешь под водой: успеешь только осмотреть затонувшее судно и наладить его подъем.

Да и триста пятьдесят метров - предел для тяжелого водолаза. И они даются с огромным трудом! Глубины ревниво хранят свои тайны...

Впрочем, что можно интересного встретить в нижних этажах океана? Туда не проникают солнечные лучи, и потому там царит вечный мрак. Там господствует колоссальное давление в сотни, а в Марианской впадине - в тысячу атмосфер. Вода глубин холодна - всего два-три градуса выше нуля. Мрачная пустыня!

Так думали до недавних пор. Всего двенадцать лет назад шведский ученый Петтерсон допускал, что жизнь невозможна глубже примерно шести с половиной километров. Он основывал это на, казалось бы, убедительных опытах: разные животные и даже бактерии погибали, когда создавалось давление, превосходящее шестьсот пятьдесят - семьсот атмосфер.

Что ж, надо оставить попытки проникнуть дальше в Голубой континент? Он голубой лишь наверху, он обитаем только в тонком слое, где светит и греет Солнце, и только там кипит жизнь. А остальное, вероятно, похоже на тот океан, который был когда-то на Земле до зарождения первой живой клетки: ни рыб, ни животных, ни растений.

Предположение Петтерсона не оправдалось. Океан - не лаборатория, опыт - еще не сама действительность. Одно дело - эксперимент, другое - приспособляемость живых существ. Наземные бактерии гибли при искусственно созданных сверхвысоких давлениях, но бактерии живут и на глубине десять километров.


Сравнительно недавно выяснилось, что океан населен от поверхности до дна. В кромешной тьме мелькают огоньки, проносятся смутные тени - плывут обитатели больших глубин. Это странные существа, словно порожденные больной фантазией: уродливые страшилища-рыбы и животные. Там, внизу, тоже идет жестокая борьба, непрерывная охота. Даже на самых больших глубинах обитают корненожки, кораллы, черви, ракообразные, голотурии и другие...

Множество глубоководных течений образуют целую систему подводных рек. На дне высятся горные хребты, не уступающие Гималаям, и ущелья прорезают его, точно глубокие овраги. Подводные вулканы изрыгают пепел и лаву, в судорогах землетрясений сотрясается ложе океана. Его покрывает огромная толща осадков - это летопись Земли, вещественная история нашей планеты.

Такова Страна Чудес, как по праву можно назвать океан. Познакомимся же с ней, с тем, как разгадывают загадки больших глубин, как человек проникает в океан, и помечтаем о том, каким он будет завтра... Океан - впереди, и век океана наступит с такой же неизбежностью, с какой наступил теперь век покорения космоса.

Итак, в путь!

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"