Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Ныряющее блюдце"

В 1959 году на Первый международный океанографический конгресс в Нью-Йорк съехались ученые множества стран. Какая только речь не звучала на конгрессе - русская и французская, японская и английская, датская и итальянская... В Нью-Йоркский порт пришли с визитом океанографические суда под многоцветными флагами. Там стояло и советское экспедиционное судно "Ломоносов" - ведь на конгрессе присутствовал шестьдесят один советский ученый. Было там и французское судно "Калипсо", знакомое нам по фильму "В мире безмолвия".

О каких только интереснейших проблемах не говорилось в стенах здания ООН! Тут и микробное население океана, и циркуляция глубинных вод, и бурение земной коры под водой, и многое, многое другое. И красной нитью проходила одна мысль: мы еще по существу только начинаем "обживать" океан, он еще полон неведомого. Не только на больших километровых глубинах, но и на сотнях метров от поверхности скрыто немало загадок. Как их разгадать?

У нас есть приборы, у нас есть подводный телевизор и фотоаппарат. Однако исследователь хочет сам побывать в глубинах моря, чтобы своими глазами увидеть мир, скрытый в толще вод.

Ему хочется свободно плавать среди коралловых рифов, скал, опускаться в расщелины, забираться всюду, куда нужно подводнику-натуралисту.

Корабля средних глубин - юркой маленькой подводной лодки - до сих пор не существовало. Между тем он необходим. Материки не кончаются сразу у берегов, между ними и ложем лежит материковая отмель. Эхолотные промеры показали: у отмели обычно сложный рельеф! Там богатая и разнообразная жизнь, а в недрах этих предверий материков таятся богатейшие залежи нефти и другие клады Земли.

Нефтяные вышки должны шагнуть глубже в воду. Биологи должны лучше изучить и ту зону жизни, которая примыкает к материкам, и те глубины, где тьма приходит на смену свету.

Вот почему с большим интересом участники океанографического конгресса смотрели на странное сооружение, стоявшее на палубе "Калипсо".

Два сложенных вместе блюдца - вот что представлял собой этот оригинальный аппарат. Его именуют то "луковицей", то "соусником", то "ныряющим блюдцем", и какое из прозвищ вернее - трудно сказать. Имя у него все-таки есть: конструктор назвал его в честь своей жены "Денизой". Ну, а с точки зрения техники перед нами небольшая подводная лодка, хотя и маленькая и не предназначенная для очень больших глубин. Водометный реактивный двигатель позволяет "луковице" двигаться под водой.

Идея водомета подсказана самой природой. Многие обитатели моря имеют такой "гидрореактивный двигатель". Каракатица, например, забирает воду и выталкивает ее назад. Передвигается она благодаря отдаче.

"Блюдце" тоже имеет водомет-насос, создающий мощную струю воды. Его приводит в действие электромотор. "Блюдце" движется, правда, со скоростью неторопливого пешехода - всего три километра в час, но наблюдателям быстрее и не нужно. Так можно хорошо рассмотреть все вокруг.

Если бы мы заглянули внутрь этого крохотного подводного суденышка, то увидели бы такую картину.

...На полу - два матраца из пенопласта, рабочие места для членов экипажа. Положение непривычное - им придется лежать ничком, прильнув к иллюминаторам. Но ведь были и реактивные самолеты, где летчик не сидел, а тоже лежал! Биби и Бартон, впервые побывавшие на глубине километра, сидели на корточках - еще менее удобно...

Зато маленькая сплюснутая "луковица" очень поворотлива и может ловко лавировать в лабиринтах подводного рельефа. Поворотные сопла ее двигателя позволяют легко маневрировать. Их два, и доступ воды можно регулировать, заставляя весь корабль менять направление, останавливаться, двигаться по воле "пилота".

Экипаж "луковицы" находится в окружении разнообразной аппаратуры. Здесь навигационное оборудование, запас кислорода, установка для очистки воздуха, магнитофон, фото- и кинокамеры. Есть и механическая рука, чтобы добывать растения со дна и брать пробы грунта. Все приборы и управление приспособлены к необычной для подводника позе.

У "луковицы" двойная "одежда". От давления воды людей защищает стальная оболочка толщиной около двух сантиметров. На ней укреплены батареи - энергетическое сердце корабля. Снаружи находятся моторы и насосы, трубопроводы, подающие воду к реактивным соплам. И все это закрыто второй, пластмассовой оболочкой - обтекателем из стекловолокна. Такое размещение очень удобно: внутрь "блюдца" не проникают вредные газы от работающих электробатарей. Они не будут опасны, даже если с батареями что-нибудь случится.

"Блюдце" плавает в темноте, и два осветителя на телескопических стойках рассеивают окружающий мрак. Лампа-вспышка помогает вести съемки. Двое пассажиров "блюдца" могут полсуток провести под водой и побывать на глубине до трехсот метров. Это значит: "блюдцу" доступна большая часть материковой отмели. А материковая отмель занимает в Мировом океане площадь, не намного меньшую, чем вся Азия.

Идея "ныряющего блюдца" принадлежит неутомимому капитану Кусто - режиссеру и оператору фильма "В мире безмолвия", начальнику экспедиции на судне "Калипсо", директору Океанографического музея в Монако.

Сотни раз ныряя в легководолазном костюме, Кусто мог лишь издали с завистью наблюдать в прозрачной воде, что творится глубже, за пределами доступной ему тонкой полоски воды, где угадывалась богатая и разнообразная жизнь. Именно эти подводные прогулки у "границ дозволенного" и зародили желание проникнуть туда.

Очевидно, весь опыт кораблестроения здесь был ни к чему. Не нужны обтекаемые формы скоростных субмарин. Не нужны современные громоздкие судовые двигатели. Потребовалось нечто совершенно иное, и конструктор Жан Моллар оформил эту идею, создав гидрореактивную подводную лодочку-"блюдце".

И форма ее и двигатель были выбраны после ряда испытаний. Ведь до сих пор лишь катера на мелководье продвигались отдачей водяной струи. Все же ни один двигатель не смог сравниться с гидрореактивным в компактности, надежности и безопасности. Он как нельзя лучше подошел для "ныряющего блюдца".

Полтора года ушло на то, чтобы убедиться в абсолютной надежности "ныряющего блюдца". Все это время оно плавало без пассажиров под водой. Испытания провели сразу в море, и лодка-малютка с честью выдержала их.

Наконец "Дениза" заняла свое место на борту "Калипсо", чтобы совершить первый спуск с людьми. Сформирован и экипаж: конструктор Жан Моллар и "пилот" (вернее все же сказать - водитель) - Альберт Фалько. Капитан Кусто пока исполняет скромную роль крановщика: он опускает "Денизу" за борт судна и снова, уже в который раз, убеждается, что все в порядке.

Начинается период "учебы". Фалько учится управлять лодкой, у которой нет рулей. Поворот сопел заставляет ее двигаться туда, куда захочет водитель - в стороны, вверх или вниз, останавливаться и идти задним ходом.

Столь необычная система вызывала сомнения у создателей этого удивительного корабля. Однако они рассеялись, когда Фалько испробовал ее работу под водой. Он с энтузиазмом отозвался о превосходных качествах "ныряющего блюдца". "Дениза" оказалась настолько послушной, что превзошла ожидания своих создателей.

Кусто и Моллар сначала не доверяли своему детищу и для верности подвешивали его на тросе.

Трос, вначале стальной, а затем нейлоновый, очень досаждал Фалько. Правда, нейлоновый трос почти не чувствовался в воде. Но однажды чуть не произошла катастрофа.

"Дениза" опустилась примерно на полсотни метров вглубь. Фалько и Моллар с восхищением наблюдали за жизнью у дна. Мимо проплыла рыба. У Фалько пробудилась охотничья страсть, он попытался погнаться за ней, но неудачно: скорость лодки слишком мала. В разгар погони "Дениза" вдруг затормозила. Трос зацепился за кораллы!

Осторожно Фалько начал маневр. Он крутился вокруг злополучного коралла до тех пор, пока не размотал нейлоновый канат. Хорошо еще, что глубина была невелика, и в случае беды помогли бы легководолазы. Ну, а если бы авария произошла глубже, тогда что? "Блюдце" оказалось бы в западне.

После этого случая пришлось позаботиться о спасательных средствах. И без того тесное помещение "Денизы" приняло еще этот дополнительный груз. Инженеры же позаботились о том, чтобы можно было открыть люк, находясь под водой.

Становилось все яснее и яснее, что от троса, пусть даже нейлонового, надо избавиться. Началось постепенное освобождение от привязи. В конце концов "Дениза" обрела настоящую свободу.

Честь первого спуска с научными целями выпала на долю Гарольда Эджертона, специалиста по электронике, который специально для "Денизы" сконструировал фотокамеру с лампой-вспышкой. Кусто был столь тронут подарком Эджертона, что уступил ему свое право первого рейса на свободной "Денизе".

Эджертон не был новичком в подводных делах, но и его захватило зрелище, которое открывалось в иллюминаторе, когда "Дениза" медленно пошла вглубь.

"Похоже, что мы летим на самолете и чувствуем себя не хуже, чем в автомобиле, - вспоминал потом Эджертон. - Плавно "Дениза" "приземлилась" в подводном саду в коралловых зарослях. Вокруг сновали рыбки самой разной расцветки. Меня заинтересовала огромная синяя с желтым рыбина, которая назойливо лезла к самому объективу фотокамеры. Я даже жалел об этом: если бы рыба держалась немного подальше, снимок получился бы гораздо лучше. Значит, рыбы не боятся нашего судна".

Представим себе, что мы под водой. На эту глубину еще проникает свет Солнца. И потому можно отчетливо различить, как движется среди деловито снующих везде рыб глазастое чудовище. Так казалось Кусто, который в этот день сопровождал в легководолазном костюме свое "блюдце".

Вдруг послышалось какое-то гудение. Кусто немедленно подплыл к иллюминаторам, но... не увидел внутри никого. В то же время он заметил, что наружу выходит струя пузырьков. Неужели взрыв? Да, действительно, взорвалась батарея, питающая лампу-вспышку. Вот когда оправдало себя размещение батарей между двумя оболочками судна, а не внутри него! Кусто посмотрел еще раз в иллюминатор и увидел обоих членов экипажа живыми и невредимыми.

Батарею сменили, и через месяц "Дениза" отправилась в очередной рейс. На этот раз рядом с Фалько наконец занял место Кусто.

"Денизе" удалось опуститься на рекордную для нее глубину - около трехсот метров. На такие глубины уже с трудом проникает свет, здесь царят сумерки. В этой сумеречной зоне "блюдце" хозяйничает так же, как легководолазы вблизи поверхности моря.

На вооружении ученых появился еще один глубоководный аппарат, который поможет изучить, а потом и освоить глубины океана.

Не нужно, конечно, думать, что с появлением "блюдца" не понадобятся другие мирные подводные лодки, не нужны будут исследовательские суда и не потребуются услуги легководолазов. Каждому - свое.

С запуском спутников не исчезли астрономические обсерватории на Земле. Подъемы геофизических ракет не прекратили обычных метеорологических наблюдений. И даже с полетами людей в космос не минет надобность в наземной астрономической технике. Так и в исследованиях подводного мира найдут свое место и надводные суда, и глубоководные аппараты, и разнообразные подводные лодки.


предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"