Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Тайна броненосца "Русалка"

Броненосец береговой обороны русского флота "Русалка" 7 сентября 1893 г. вышел из Ревеля (Таллин), направляясь в Гельсингфорс (Хельсинки). После окончания курса .летних артиллерийских стрельб "Русалка" по распоряжению командира отряда должна была вернуться в Кронштадт.

Маршрут перехода был выбран с учетом осенней погоды и малой мореходности броненосца. Корабль должен был пересечь открытую часть Финского залива по кратчайшему пути, а затем по прибрежным шхерам перейти в Кронштадт. Для сопровождения "Русалки" командир отряда контр-адмирал П. С. Бурачек выделил канонерскую лодку "Туча" под командованием капитана 2 ранга Н. М. Лушкова.

Сентябрь - не самое лучшее время года на Балтике. Сразу же после выхода кораблей погода испортилась. Начал моросить дождь. Юго-западный ветер нагнал тучи и поднялась большая волна. В условиях плохой видимости и сильного волнения "Туча" вскоре потеряла броненосец и пришла в порт назначения самостоятельно. "Русалка" до Гельсингфорса не дошла. Вместе с броненосцем исчез и весь его экипаж: 12 офицеров и 165 нижних чинов.

В результате безответственности чиновников морского министерства и командира отряда П. С. Бурачека поиск броненосца организовали только через 3 сут, после того как на острова Финского побережья было выброшено несколько шлюпок и других вещей с "Русалки". Более месяца около 15 военных; судов внимательно исследовали район перехода, но никаких следов броненосца не обнаружили. Лишь в гребном катере, выброшенном на о. Кремаре, был найден труп матроса Ивана Прунского.

Гибель "Русалки" взволновала передовое русское общества и вызвало в печати резкую критику действий морского министерства. Начался сбор добровольных пожертвований на установку памятника погибшему броненосцу. В Главный морской штаб поступали многочисленные предложения о способах отыскания "Русалки". Под давлением общественного мнения морское министерство объявило об организации летом 1894 г. расширенных поисков с привлечением лучшей техники того времени. Для разработки программы и плана проведения работ при Главном гидрографическом управлении создали специальную комиссию под председательством начальника управления. Активное участие в работе комиссии принял преподаватель Кронштадтской водолазной школы лейтенант А. А. Кононов. В предложенном им проекте программы кроме обычных тралов предусматривалось применить:

- воздушные шары для наблюдения за поверхностью воды и осмотра дна мелководных районов;

- глубоководную наблюдательную камеру с искусственным освещением для спуска одного-двух человек на глубину свыше 60 м;

- электромагнитный прибор капитана Мак-Эвоя;

- гальваноэлектрический трал с ножами-контактами.

На двух последних устройствах следует остановиться несколько подробнее.

Электромагнитный прибор Мак-Эвоя был основан на принципе электромагнитной индукции. Он состоял из четырех катушек A, B, C и D, обмотанных длинной тонкой проволокой.

Памятник броненосцу 'Русалка' в Таллине
Памятник броненосцу 'Русалка' в Таллине

Катушки располагались попарно так, что образовывали две замкнутые электрические цепи. При возникновении в первой цепи прерывистого тока в катушках второй цепи возбуждался индуцированный ток, который создавал в наушниках телефона сигнал. Катушки C и D обматывались проволокой так, чтобы индуцированные в них токи были противоположного направления. Поэтому возникающий в телефоне сигнал звучал тихо или совсем отсутствовал. Но стоило только поднести к одной паре катушек металлический предмет, как сигнал усиливался. Кстати, на этом принципе в конце XIX в. был создан медицинский инструмент для нахождения пуль или осколков в человеческом теле.

Схема электромагнитного прибора Мак-Эвоя. Тф - телефон; П - прерыватель; Б - батарея
Схема электромагнитного прибора Мак-Эвоя. Тф - телефон; П - прерыватель; Б - батарея

В наземных условиях прибор Мак-Эвоя действовал успешно. Но когда его опустили под воду, сразу же возникал в наушниках сильный шум, так как морская вода обладала достаточной электропроводностью. Во время поисков "Русалки" прибор неоднократно пытались отрегулировать, меняя число витков в катушках, но в конце концов от него пришлось отказаться.

Применить гальваноэлектрический трал для поисков броненосца предложил русский изобретатель И. Н. Ливчак, а усовершенствовал его для использования в работах с "Русалкой" штабс-капитан Золотухин. Трал состоял из двух магистральных проводов, закрепленных между судами. К каждому проводу присоединялись изолированные металлические проводники, нижняя часть которых имела форму оперения стрелы и называлась ножом-контактом. Нож был тоже металлическим и острозаточенным. Предназначался он для сдирания краски и ракушек. Проводники закреплялись к магистральным проводам через один: первый проводник к первому проводу, второй ко второму, третий опять к первому и т. д. Расстояние между проводниками равнялось примерно 6 м, т. е. половине ширины "Русалки". На одном из судов находились источник тока и электрический звонок.

Гальваноэлектрический трал в том виде, в каком его предложил Золотухин, не применили тогда, так как Главный морской штаб посчитал его дорогим и малоэффективным. Упрощенная модель его была все же изготовлена русским механиком Семеновым и использовалась при поисках "Русалки"* Устройство состояло всего из двух проводников с грузами на конце. Но, к сожалению, и эта модель часто давала ложные сигналы, так как оголенные проводники попадали друг на друга и замыкали цепь.

Кроме программы А. А. Кононова комиссия рассмотрела еще несколько проектов поиска, которые в дальнейшем были отвергнуты. Один из них, предложенный студентом Политехнического института А. X., заключался в проведении поисков броненосца в зимнее время с помощью магнитной стрелки, закрепленной на штативе. Автор считал, что, установив штатив на лед в предполагаемом районе гибели, можно по углу отклонения стрелки определить местонахождение броненосца [12]. Интересно отметить, что спустя 50 лет такой способ применяла аварийно-спасательная служба на Балтийском море для нахождения затонувших судов. Конечно, используемые для этого приборы значительно отличались от примитивной стрелки студента А. Х., но сам принцип поисков со льда остался неизменным.

Схема гальваноэлектрического трала с ножами-контактами Золотухина. Зв - звонок; Б - батарея; Н - нож-контакт
Схема гальваноэлектрического трала с ножами-контактами Золотухина. Зв - звонок; Б - батарея; Н - нож-контакт

Много предложений поступило и частично было претворена на практике уже в ходе самих поисков. Например, один из членов экспедиции лейтенант Лебедев изготовил герметичный бронзовый цилиндр, внутри которого поместил телефонную трубку. Провода от нее шли на борт судна к другой трубке* находящейся у наблюдателя. При постукивании цилиндром о грунт звук передавался наверх, и можно было уловить разницу: стучит ли цилиндр о камень, металл или дерево.

Все эти предложения, как принятые, так и отклоненные комиссией, показывают, какой глубокий интерес и внимание проявили к поискам "Русалки" не только их участники, но и широкие массы.

Однако другой точки зрения придерживалось морское министерство. Прежде всего, из программы А. А. Кононова исключили кроме гальваноэлектрического трала еще и глубоководную камеру, а количество привлекаемых судов сократили на одну треть. Главный морской штаб на месяц перенес начало работ. Чтобы информация о ходе поисков не стала известна общественности, запретили допуск корреспондентов на корабли экспедиции, а всем ее членам приказали ничего не сообщать посторонним лицам. Но, как показали дальнейшие события, совсем умолчать о работах с "Русалкой" оказалось невозможно. Морское министерство в принципе не было заинтересовано в успехе поисков, так как обнаружились бы новые факты для его критики.

Изучение погодных условий в районе перехода и сведений о местах расположения выкинутых с броненосца предметов позволило комиссии определить два наиболее вероятных места гибели "Русалки": первый - район плавучего маяка Эрансгрунд и второй - прибрежные отмели и шхеры близ Свеаборга.

Поиски броненосца начались 30 мая и проводились одновременно двумя группами: первая из них в составе четырех пароходов занималась тралением в районе Эрансгрундского плавучего маяка, а вторая, состоящая из двух миноносцев и одного парохода, - у прибрежных отмелей в районе Свеаборга. В состав обеих партий входили водолазные боты, а на одном из пароходов установили электромагнитный прибор Мак-Эвоя. Руководил работами командир Свеаборгского порта генерал- майор по Адмиралтейству Вишняков.

Морской район поиска представлял прямоугольник размерами 4,25 X 7,0 миль, разделенный на узкие полосы шириной по 180 м, вытянутые с запада на восток. Каждая полоса обставлялась вехами через полмили. Так как вешек на весь район не хватало, их снимали с протраленных полос и выставляли на новые.

Обычно поисковый отряд следовал по обвехованной полосе треугольником, в вершине которого находился пароход с прибором Мак-Эвоя и водолазным ботом на буксире. На некотором расстоянии, но в пределах видимости от него, следовали два судна, соединенных между собой тралом. Если трал за что-нибудь зацеплялся, то руководитель работ подзывал к себе условным сигналом пароход с водолазным ботом, и место зацепа обследовалось водолазами. Затем траление продолжалось.

План поисков броненосца 'Русалка'. 1 - путь броненосца; 2 - морской район поиска. Заштрихована протраленная часть. Стрелки показывают направление траления; 3 - прибрежный район поиска; 4 - место нахождения трупа тюленя
План поисков броненосца 'Русалка'. 1 - путь броненосца; 2 - морской район поиска. Заштрихована протраленная часть. Стрелки показывают направление траления; 3 - прибрежный район поиска; 4 - место нахождения трупа тюленя

Придонные тралы были изготовлены из стального проволочного троса диаметром 36-38 мм. В средней части трала размещалось несколько катящихся чугунных грузов. Вначале установили шесть - восемь таких грузов. Из-за этого трал тащился по дну и все время цеплялся за камни. Количество грузов

уменьшили, затем оставили всего два, закрепленных по краям средней части трала. Это дало возможность тралить на некотором расстоянии от дна, и случаи зацепа за камни стала редкими.

Всего с 30 мая по 20 августа протралили 24 полосы, т. е. площадь в 22,5 кв. мили. Было 22 зацепа, но водолазы никаких признаков броненосца не обнаружили.

Прибрежная партия за этот период обследовала девять каменистых рифов и отмелей. Здесь трал цеплялся за гранитные глыбы чаще, чем в море, поэтому и водолазных спусков провели больше - 156. Но их глубина не превышала 30-40 м, в то время как водолазы морской партии опускались на 60-70 м. Нелишне напомнить, что в конце XIX в. глубина 50 м считалась предельно возможной для спуска водолазов как в русском, так и в иностранных флотах. Во время обследования отмелей произошел один интересный эпизод, который заставил поволноваться не только участников экспедиции, но и всю Россию.

В середине августа на расстоянии одной мили к югу от о-вов Вестер-Тукан местные рыбаки обнаружили поднимающиеся с грунта маслянистые капли с отвратительным запахом гнили, которые расплывались по поверхности воды. Проведенный химический анализ показал, что это - жир животного происхождения. Во взятых пробах грунта обнаружили крупинки железа. В район островов срочно направили суда и водолазные боты, но они не выявили никаких признаков броненосца.

Между тем слухи о том, что "Русалку" наконец-то нашли, с быстротой молнии разнеслись по России. Радостные письма полетели во все концы света, каждому хотелось первым сообщить всему миру это известие. В некоторых шведских газетах появилось даже описание пробоины, которую получил броненосец при ударе о камни [44].

Обнаружить источник появления пятен помог случай. Якорь, брошенный с одного из пароходов, вызвал резкое увеличение числа этих пятен. Спущенный по якорному канату водолаз обнаружил полуразложившийся труп тюленя, который подняли на поверхность и доставили в Гельсингфорс. После этого злополучные пятна исчезли.

В состав партии, ведущей поиски в прибрежном районе, была включена также старая винтовая шхуна "Самоед" с размещенным на ней воздушным шаром. Это было первое в истории России использование средств воздухоплавания для поисков затонувших судов. Шар заполняли водородом на берегу, переносили на шхуну и притягивали к палубе мешками с песком, закрепленными к сетке. 22-28 июня шхуна ежедневно выходила в район поиска, где шар с экипажем из двух человек поднимался на высоту 200-350 м. Шхуна же буксировалась намеченным заранее курсом со скоростью от 2 до 6 уз. Наблюдения проводили в течение 3 ч визуально, а также с помощью бинокля. При благоприятных условиях можно было рассмотреть отдельные крупные камни и отмели на глубинах до 6-8 м.

Из-за ухудшения погоды в конце августа руководство экспедиции приказало прекратить траление, хотя остался необследованным именно тот район, в котором вероятность обнаружения броненосца была наибольшей. Сначала предполагалось, что поиск "Русалки" будет продолжен на следующий год. Однако к этому времени острота переживаний по поводу гибели броненосца уже исчезла, и Главный морской штаб отменил эти работы.

Тайну исчезновения "Русалки" удалось раскрыть лишь много лет спустя [18]. В 1932 г. водолазы ЭПРОНа работали в Финском заливе. Неожиданно на очередном галсе электрический металлоискатель показал, что на дне находится большая масса железа. Спустившийся водолаз доложил наверх, что под ним находится неизвестный большой корабль. При более подробном обследовании в затонувшем корабле была опознана "Русалка". Броненосец лежал на глубине 80 м в 2,5 мили к югу от того места, где 38 лет назад прекратили его поиски. Корпус корабля повреждений не имел, но надстройки, расположенные на верхней палубе, были частично сорваны и исковерканы под действием волн. Характер повреждений позволял предположить, что сначала броненосец потерял ход, а затем захлестываемый волнами пошел ко дну, потеряв запас плавучести.

Участники экспедиции 1894 г. по-разному оценивали неудачный исход поисков "Русалки". Одни доказывали, что если бы траление проводилось более энергично и организованно при активной помощи со стороны морского министерства, то успеха можно было добиться еще в 1894-1895 гг. Другие считали, что, используя одни тралы, найти "Русалку" в открытом море, не зная хотя бы приблизительных координат гибели, невозможно. Действительно, такие недостатки тралов, как малая скорость передвижения и, самое главное, большое количество ложных зацепов за препятствия, делают их малопроизводительным средством поиска. Тем не менее для поиска в ограниченном районе тралы применяют до сих пор, и известно немало случаев, когда именно они сыграли решающую роль в успешном проведении работ. Приведем один пример.

В 1939 г. во время испытаний в районе Портсмута на глубине 73 м затонула американская подводная лодка "Сквалус" [43, с. 86-98]. Первоначально связь с ней поддерживала по телефону через аварийно-сигнальный буй лодка "Скалпин". Однако телефонный кабель почти сразу же оборвался, и, таким образом, место гибели "Сквалуса" осталось неизвестным. Появившийся первым из надводных судов в районе аварии старый буксир "Пенакук" начал траление. К приходу спасательного судна "Фалкон" буксиру удалось зацепиться за какой-то объект на грунте. К счастью, это оказалась затонувшая лодка, и уцелевшие после аварии члены экипажа "Сквалуса" были спасены.

Современные тралы, применяемые для поисков затонувших судов, в зависимости от положения тралящей части по отношению к грунту и поверхности воды разделяют на три типа: придонные, подвесные и комбинированные.

Тралящая часть придонных тралов представляет собой стальной трос с "ползунами" (отрезки стальных цепей) на концах, служащими для удержания троса на грунте. Эти тралы наиболее просты в изготовлении и работе, но часто обрываются и требуют значительных усилий при буксировке.

У подвесных тралов тралящая часть закреплена ("подвешена") на поддерживающих буях, благодаря чему они легко буксируются на определенном расстоянии от поверхности воды. Но такой трал можно применять только в тех районах, где глубина изменяется незначительно, в противном случае трал может пройти над затонувшим судном, не задев его.

Комбинированные, или "следящие", тралы не имеют указанных недостатков. Тралящая часть у них закреплена к поддерживающим буям, плавучесть которых рассчитана на нагрузку от троса и части "ползунов". Благодаря этому трал постоянно удерживается на определенном расстоянии от дна, как бы "следит" за изменением глубины акватории. Комбинированные тралы значительно сложнее в изготовлении, чем предыдущие, и требуют каждый раз тщательной регулировки плавучести поддерживающих буев.

Отмеченными выше недостатками (малая скорость, ложные зацепы) обладают и современные тралы. Поэтому еще в начале века стали создавать более эффективные средства подводного поиска. В первую очередь предстояло избавиться от такого крупного недостатка, как ложные зацепы. Так появились гальваноэлектрические тралы, идея создания которых была отвергнута Главным морским штабом при поиске "Русалки".

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"