Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

4. Заседание Ученого совета

Всякое плаванье, каким бы длительным оно ни было, в конце концов завершается. Летом 1966 года Павел Боровиков, окончив аспирантуру, ждал распределения на работу.

- Ну, чем думаете теперь заниматься? - спросил Павла директор Института океанологии Андрей Сергеевич Монин, встретив его как-то в коридоре.

В жизни каждого из нас подчас складываются ситуации, в которых следует отказаться от уже достигнутого, сделать несколько шагов в сторону и резко изменить свою жизненную линию. Большинство из нас не фаталисты, однако все же верят в "зигзаг удачи" - порой он может оказаться короче прямой, соединяющей две точки, но "гнуть" его надо самому.

Идет проверка систем после спуска лаборатории на воду. Водолазы А Амашукели и В. Иванов готовы к осмотру забортных систем 'Черномора'. На заднем плане - А. Подражанский и О Куприков. ('Черномор-68'.)
Идет проверка систем после спуска лаборатории на воду. Водолазы А Амашукели и В. Иванов готовы к осмотру забортных систем 'Черномора'. На заднем плане - А. Подражанский и О Куприков. ('Черномор-68'.)

В жизни Боровикова уже была такая ситуация. И теперь он опять стоял перед выбором между незавершенной диссертацией и совершенно новым делом. Павел ответил Андрею Сергеевичу так:

- Хотел бы заниматься подводными исследованиями с "эффектом насыщения"...

- Ну что ж, это, пожалуй, реально. Надо будет подумать, какие у нас для этого есть возможности. Зайдите, Павел Андреевич, как-нибудь на досуге, мы этот вопрос обсудим, - Андрей Сергеевич слегка наклонил голову и поспешил в свой кабинет. Было ясно, что над этим он уже думал.

...Боровиков, теперь уже младший научный сотрудник института, сидел целыми днями в лаборатории, но занимался далеко не электроникой. Заведующий лабораторией Б. В. Шехватов не трогал его и ни о чем не спрашивал. Видно было, что парень работает и не надо ему мешать.

Через некоторое время на свет появилась рукопись обзора экспериментов по длительному пребыванию под водой и техническое задание на проектирование подводной лаборатории. Однако тема эта еще не была включена в план работы института, а потому ни о каком ее финансировании и речи, конечно, быть не могло.

Однажды Павел столкнулся у секретаря директора со старшим научным сотрудником П. Каплиным. Разговорились, Каплин, как оказалось, готовил Андрею Сергеевичу предложения по исследованию океана с применением новых подводных средств.

Два Павла очень быстро поняли, что атакуют одну и ту же проблему с двух фронтов. Боровиков предлагал для океанологических исследований подводный дом. Каплин же был твердо уверен в том, что подводные дома - новое, совершенно необходимое средство изучения океана, но не очень четко представлял себе, что это такое с технической точки зрения. Тут же был заключен союз науки и техники, который, как известно, и есть основной движитель прогресса.

Через некоторое время появилось объявление, сообщавшее об очередном заседании Ученого совета Института океанологии; в повестке дня значилось: "П. А. Боровиков, В. П. Бровко, П. А. Каплин "Развитие подводных средств исследования океана"".

И вот 30 марта 1966 года в уютном зале старинного особняка, украшенном колоннами, лепкой и фресками, собрался Ученый совет института. О том, какой интерес вызвал доклад Боровикова, Бровко и Каплина, говорит первая запись в протоколе заседания: "Присутствовало: членов совета 22 человека, не членов совета - 50 человек".

Докладывал, как наиболее "солидный" из этой троицы, Павел Каплин. Перед "ареопагом" института и гостями была воссоздана картина штурма глубин, который широким фронтом вели исследователи многих стран с помощью подводных аппаратов и подводных домов-лабораторий. Это - новые средства изучения и "освоения океана", и пока что трудно судить об их потенциальных возможностях. Ясно было одно, - живя в подводной лаборатории в условиях полного "насыщения", человек получал возможность во много раз дольше, чем просто в водолазном снаряжении, и безболезненно для себя находиться под водой, выполняя практически по всем отраслям океанологии исследования, которые очень трудно или невозможно вести с поверхности. Каплин показал, что всем найдется работа в подводной лаборатории.

Все готово к погружению. 'Черномор' под бортом судна обеспечения буксируется к месту постановки. ('Черномор-68'.)
Все готово к погружению. 'Черномор' под бортом судна обеспечения буксируется к месту постановки. ('Черномор-68'.)

Павел закончил доклад и сошел с трибуны. И сразу же посыпались вопросы. Вся ли имеющаяся информация приведена в докладе? Чем сейчас занимается Келлер? Не было ли попыток заинтересовать подводными исследованиями Министерство геологии СССР? Какая водолазная техника служит сейчас науке в нашей стране? Потом начались выступления, председатель едва справлялся со своими обязанностями - просили слова несколько человек одновременно.

Первым выступил Иван Степанович Исаков, член-корреспондент АН СССР, старый боевой адмирал. Он как бы суммировал состояние дел в стране:

- В деле изучения и освоения глубин мы сильно отстали. Мы недооцениваем важности вопроса. Чтобы наверстать упущенное, необходимо популяризировать подводные исследования со всех позиций, на всех уровнях и как можно шире. Надо продолжать собирать и систематизировать иностранный опыт. Надо начать эту работу в Институте океанологии, начать немедленно. Для этого следует создать группу, а потом специальную лабораторию.

- Надо решать вопрос об организации лаборатории подводных исследований в институте, мы чрезвычайно заинтересованы в такой лаборатории.- Это сказал видный морской биолог, член-корреспондент АН СССР Вениамин Григорьевич Богоров.

Последним взял слово Андрей Сергеевич Монин.

- Многие здесь говорили, что организация подводных исследований дело сложное, требующее финансирования, оно должно решаться государственным путем. Между тем формулировка программы и разработка методов- наше дело. Надо обратиться в Президиум Академии наук с обоснованием необходимости создания в нашем институте лаборатории техники подводных исследований, затем создать конструкторское бюро, привлечь к этому общественные организации.

И, к удовлетворению авторов доклада, Ученый совет принял решение, в котором были такие строчки:

"Ученый совет постановляет:

В целях развития в Институте океанологии подводных исследований:

а) считать целесообразным ходатайствовать перед Президиумом АН СССР об организации Отдела техники подводных исследований;

б) обеспечить на базе Черноморской экспериментальной станции и ее мастерских подготовку экспериментов с подводной аппаратурой, отработку методики подводных исследований, а также изготовление некоторых образцов и узлов подводного оборудования;

в) просить Президиум Федерации подводного спорта СССР и его техническую комиссию, подводные клубы "Волна", "Дельфин", общественные КБ оказать содействие Институту в организации общественного конструкторского бюро по разработке подводного дома-лаборатории..."

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"