Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

1. Вечернее кафе! - Нет, вечернее КБ!

Слава Степанов руководил проектированием всех систем. Его стереотипный ответ о сроках сначала воспринимался как шутка, а через некоторое время мы привыкли к такому "планированию" работ и "новеньким" с удовольствием втолковывали: "Понимаешь, это надо было сделать еще два дня назад!"

Вскоре поспели и первые чертежи. Больше всех радовался Борис Погребисский. Он ходил около них, удовлетворенно хмыкал и приговаривал:

- Ну, теперь дело пойдет, а то я боялся, что вдесятером нам не сдвинуть этот домик...

Встречались мы, как прежде, раз в неделю на "Плетешках". Часов в шесть начинался сбор, и на столах появлялись миллиметровка, ватман, первые наброски готовых чертежей. Санузел, колодка вводов, система очистки от СО2 - всем этим занимались разные люди, и для увязки систем между собой и нужны были эти "вечера". Процесс согласования выглядел примерно так:

"Санузел": Мне нужна магистраль низкого давления.

"Колодка вводов": А я тут при чем, мое дело довести все магистрали до пульта.

Степанов: Не вдавайтесь в мировую грусть, ваше дело указать место и конструкцию ввода, если она какая-нибудь специальная. Разводкой же магистралей будет заниматься товарищ, которого условно назовем "Воздушно-газовая система":

"Колодка вводов": А кто этот товарищ?

Степанов: Его еще нет, но он, конечно, будет, вот с ним и договаривайтесь.

И начинаются споры и дискуссии... К метро идем уже поздно и по совершенно пустым улицам. Мы не замечаем этого, и, только увидев яркий свет в вестибюле станции "Бауманская" и безлюдную ленту эскалатора, спохватываемся и смотрим па часы: "Опять чуть на метро не опоздали!"

'Экипаж занял свои места, все системы работают нормально', - докладывает командир испытательного экипажа Павел Боровиков. Член экипажа Борис Погребисский записывает показания приборов. ('Черномор-68'.)
'Экипаж занял свои места, все системы работают нормально', - докладывает командир испытательного экипажа Павел Боровиков. Член экипажа Борис Погребисский записывает показания приборов. ('Черномор-68'.)

В тот год дом, в котором жила моя семья, капитально ремонтировали и мы перебрались в первый этаж соседнего здания. Жена ушла в плавание на пять месяцев в Атлантику, и я жил один в комнате, окно которой было чуть выше уровня земли. В общем, получилась отдельная квартира со своим входом с улицы. Поздний прохожий мог при желании понаблюдать за жизнью нашего вечернего мини-КБ: три чертежные доски, три согнувшиеся над ними фигуры в окружении огромного количества справочников, ГОСТов и прочих необходимых атрибутов конструкторского бюро. В углу на стуле старенький магнитофон: иногда мы включаем что-нибудь для души.

 По белой ладони
 Полночного моря
 Плывет наш корабль, 
 Представитель земли...

- поет Юрий Визбор, и как-то легче тянутся за карандашами линии узлов "Черномора".

Коля Гребцов - передовик, он уже сдал рабочие чертежи аккумуляторных боксов. А на наших листах появились лишь первые линии. Каждый разрабатывает свою систему, но точек соприкосновения у нас много: любой неясный вопрос, любую проблему обсуждаем вместе.

У Коли теперь новая ответственная работа - проектирование санузла "Черномора". Уже двое энтузиастов сломали на нем зубы. Правда, они не были конструкторами - один из них химик, другой электронщик, но тем не менее Коля, проникшись серьезностью задачи, лазает по справочникам и ищет трубы, фиттинги, вентили, пытается выяснить, на какой высоте следует установить унитаз, раковину, краны, где повесить полочку и т. д.

'Жидкая дверь' всегда к услугам экипажа. Акванавты Георгий Стефанов и Александр Подражанский перед выходом за борт лаборатории.('Черномор-68'.)
'Жидкая дверь' всегда к услугам экипажа. Акванавты Георгий Стефанов и Александр Подражанский перед выходом за борт лаборатории.('Черномор-68'.)

Иногда мы подтруниваем над его заботами, хотя в душе понимаем, что санузел - одна из систем жизнеобеспечения и здесь все должно быть продумано не только с точки зрения инженерной, но и с чисто бытовой. Год спустя Коля горько сокрушался, купив "Справочник по инженерной психологии":

- Вот бы нам его тогда, когда мы проектировали "Черномор"! - говорил он.- Не пришлось бы бегать по всей квартире, измеряя столы, стулья и разную санарматуру!

Георгий Стефанов "прорисовывает" систему регенерации. На его листах через весь "Черномор" тянутся толстые трубы, которые то поднимаются кверху, исчезая под подволоком, то опускаются вниз, ныряя под пайолы.

Наш девиз: "Не изобретать велосипеда!" - все системы по возможности стараемся компоновать из серийных узлов и элементов. Но Георгию все эти вентиляторы, патроны с химическим поглотителем, фильтры приходится "двигать" по ватману во всех направлениях, он ставит их с ног на голову, стараясь наилучшим образом вписать в ограниченные габариты "Черномора". В конце концов он упрятал-таки систему очистки под рабочий стол лабораторной зоны.

Время уже за полночь, в окно, на огонек, а может быть, на музыку, заглядывают случайные загулявшие прохожие. Мы молча уткнулись в листы. Устали, но бросать нельзя. Назавтра обещали отдать Степанову готовые проработки.

...Время бежит быстро. Отлетел уже тополиный снег, и это значит, что кончается июнь. Сделано много, а конца все еще не видно.

Разработку пульта управления воздушно-газовой системы поручили Саше Шлюкову, и он, не будучи конструктором, решил ограничиться подбором необходимой арматуры.

- А как же будут собирать пульт без чертежей? - спрашивает Степанов.

- По принципиальной схеме, - отвечает Саша.

- Нет, так дело не пойдет, нужна монтажная схема, нужен чертеж пульта.

- Ну, тогда я сам поеду в отпуск в Геленджик и соберу пульт, - не сдается Саша.

- А если у тебя экзамен, а если у тебя не будет отпуска, а если ты заболеешь, а если перестанут летать самолеты, а если не будет билетов на поезд? Мы должны спроектировать, а не изготовить "Черномор", так что делай чертежи, - внушает Степанов, и Шлюков удрученно замолкает.

Одна из задач экипажа - проверка возможности работы снаряжении на базе лаборатории. Борис Громадский готовится к выходу на испытательный полигон. ('Черномор-68'.)
Одна из задач экипажа - проверка возможности работы снаряжении на базе лаборатории. Борис Громадский готовится к выходу на испытательный полигон. ('Черномор-68'.)

Через несколько дней в скверике около дома, в котором живет Слава Степанов, мы встретились снова.

- Знакомьтесь, - представляет Слава высокого худощавого человека, - Вася Фадеев, "электросистема". Давайте посмотрим, что принес Вася, вам это тоже не безынтересно.

И Вася тут же, в скверике, начинает разворачивать длиннющие кальки с принципиальными и монтажными схемами электросистемы "Черномора".

Вася с первой встречи поразил нас своей дотошностью. Ему поручили сделать монтажную схему, но он этим не ограничился. На общем виде борта лаборатории у него начерчены даже кронштейны для крепления светильников со всеми размерами и мелкие, едва различимые на чертеже гайки.

К скамейке подходит Коля Гребцов с незнакомым нам пароем:

- Познакомьтесь, Виталий Шувалов, он не аквалангист, но очень хочет принять участие в нашей работе.

- А какая у тебя специальность, чем ты занимаешься на работе? - сразу приступает к делу Степанов.

- Да что надо, то и сделаю, у меня широкий профиль, - смеется Виталий.

Ну, тогда ты поможешь нам вот в чем, - начинает Слава.- Займешься системой кондиционирования воздуха. Через полчаса все получишь, а сейчас пока акклиматизируйся в нашем здоровом коллективе нам надо кое-что обсудить.

Нам действительно было о чем побеседовать, и мы толковали о многом и подолгу. Говорили на "Плетешках" и дома, говорили в городском комитете ДОСААФ и в метро и часто говорили, чего греха таить, просто так, из любви к искусству. Виталий этой любви к разговорам просто не понимал, а потому в тот вечер, получив задание, исчез. Появился он во время очередной встречи на "Плетешках" со сборочным чертежом узла, пачкой рабочих чертежей и полным расчетом работы нагревателей во всех режимах.

- Вот, грейтесь, - сказал он, вывалив все это на стол.- Еще есть работа?

Все начали с пристрастием просматривать чертежи и расчеты, задавать вопросы. Но уже через несколько минут Оскар Кальменев не выдержал:

- Ладно, молодец, давай "зачетку".

- Слушай, Слава, - оторвался от расчета Борис Погребисский, - давай он у нас будет штрейкбрехером.

- Это как? - удивился Виталий.

- Да ты не волнуйся, это шутка, - успокоил его Борис, - просто у нас все ребята заняты, а Шлюков бастует, не хочет проектировать пульт воздушно-газовой системы, и хотелось бы, чтобы за это взялся ты.

Тут же Виталию Шувалову был присвоен новый псевдоним: "Пульт ВГС".

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"