Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Древние порты, поглощенные морем

К северо-западу от Калиакра находится залив клиновидной формы, огражденный внушительным мысом Чиракман, Добруджанским платом и Шейтанбаиром. В этом заливе расположен порт Каварна. В древности на высоком плато Чиракмана находилось фракийское поселение Бизоне. Вероятно, в V или в начале IV в. до н. э. здесь поселились колонисты из Месембрии. Сведения об этом городе в самые ранние века его существования весьма скудны. Наверно, золотая пшеница Малой Скифии (Добруджа) привлекала греческих торговцев, которые в обмен на нее предлагали изделия древнегреческих ремесленников.

Долгое время жизнь здесь шла спокойно. В заливе становились на якорь и загружали свой груз многочисленные суда. Они наполняли трюмы продуктами богатой земли гетов и кробидов, населявших эту часть древней Фракии.

Но в начале I в. до н. э. в результате сильного подземного толчка значительная часть высокой террасы современного Чиракмана оторвалась и упала в море.

Землетрясения являлись серьезным бедствием в районах Средиземноморского и Черноморского бассейнов. Об их разрушительной силе можно судить по преданиям многих древних народов. Кроме упомянутого землетрясения до нас дошли описания катастрофических толчков, уничтожавших многие города и поселения и в более позднюю эпоху. Таким было землетрясение в районе Геллеспонта (Дарданеллы) и на Кикладских островах; оно ощущалось и во Фракии. В 477 г. сильное землетрясение в Константинополе разрушило много домов и церквей, а также крепостные стены города.

Летом 1961 и 1962 гг. были организованы подводные археологические экспедиции с целью нахождения остатков затонувшего во время землетрясения города Бизоне. Руководителю экспедиции и ее участникам было ясно, что не следует ожидать больших успехов. Обвал земляной массы со значительной высоты погреб под собой разрушенную часть города. Таким образом, найти остатки города в нетронутом виде не было никакой надежды. Цель экспедиций более скромная - проследить, какого места достигли исчезнувшие под водой части террасы, и таким образом хотя бы приблизительно определить пространство, которое занимал древний город.

Исследования были проведены в два этапа. Первая экспедиция в августе 1961 г. носила прежде всего разведывательный характер - она должна была изучить подводный ландшафт и установить условия для проведения дальнейших исследований. Результаты оказались обнадеживающими, и в 1962 г. группа опять вернулась в залив. Была открыта часть античной стены высотой 1,10 м, расположенная в направлении восток - запад, построенная из хорошо обтесанных известковых камней размером 75х35 см. Над нею возвышался пояс из трех рядов кирпича.

Исследования под Чиракманом подтвердили предварительные предположения: на расстоянии 100-150 м от берега дно покрыто большими, беспорядочно лежащими камнями; среди них находятся меньшие камни и фрагменты амфор. По мнению руководителя исследования Горанки Тончевой, в те места, где отмечено пять и более скоплений амфор, заходили суда. Были обнаружены и античные амфоры, главным образом с гераклейскими печатями, и амфоры ранневизантийской эпохи. Последние показывают: залив использовали как порт и в более поздние времена. Проведенные в 1952-1955 гг. археологические исследования мыса Чиракмана, террасы, где был расположен античный Бизоне, установили, что в существовании города после I в. до н. э., т. е. после зловещего землетрясения, был перерыв. Однако, по некоторым данным, город продолжал существовать в римскую и ранневизантийскую эпоху. Открытые под водой материалы этого периода дали основание предполагать, что он находился около этого залива. И действительно, остатки римского города - прочные фундаменты каменных зданий, монеты, керамика и др. - были обнаружены в районе теперешнего порта Каварна. Они указывают на расположение римского Бизоне на низком морском берегу.

Так, благодаря подводной археологии загадка затонувшего города была разгадана.

Однако землетрясения - не единственная причина гибели древних портов. Существовала и другая, внешне совсем незаметная, но столь же разрушительная сила, которая была причиной исчезновения многих портов.

В 1964 г., 15 марта, в зале Болгарской Академии наук состоялся торжественный вечер, посвященный подводной археологической экспедиции около Несебыра. С отчетным докладом выступил руководитель исследования старший научный сотрудник Иван Венедиков.

Подводные археологические исследования в Несебыре

начались еще в 1960 г., вслед за экспедицией около Масленого мыса. В 1961 г. вторая экспедиция продолжила работу. Цель ее - исследовать остатки затонувших крепостных сооружений старого города.

Несебыр расположен на маленьком полуострове, связанном с сушей узким перешейком. Если посмотреть с высоты Старой Планины, то увидим, что город похож на большое судно, причаленное к берегу. Самое древнее население маленького полуострова - фракийцы оставили и название поселения - Месембрия (от фракийского Мелсембрия). Во время археологических исследований на суше во многих местах обнаружены следы жизни фракийцев: фундаменты жилищ и керамика. Фракийское поселение было укреплено каменной стеной, остатки которой открыты в северо-западной части полуострова.

Гавань Несебыра
Гавань Несебыра

Греческая колония на этом месте возникла в конце VI в. до н. э. и развивалась главным образом как посредник в морской торговле между Фракией и греческим миром. Вершины своего могущества Месембрия достигла к IV в. до н. э. Она была построена так же, как и известные с тех времен полисы - самоуправляющиеся города-государства, со своей армией и флотом. Некоторые надписи повествуют о том, что в Месембрии были храмы Диониса, Зевса и Геры, Асклепия, Аполлона. Еще в V в. до н. э. в городе начали чеканить монеты из серебра и бронзы. Их находили зарытыми в земле как в окрестностях Несебыра, так и внутри страны - в округах Хасковскбм, Великотырновском, Шуменском, Силистринском; они свидетельствуют о широкой торговой деятельности города. Месембрия поддерживала торговые связи с Египтом, Афинами, Пергамом, Корлнфом, Танагром в Беотии, Ольвией, Милетом, островами Фасос, Родос, Делос и др.

Как и в Аполлонии, римское владычество неблагоприятно отразилось на судьбе Месембрии. Хотя городские власти, пытаясь сохранить свои привилегии, поторопились передать римлянам ключи от городских ворот, город потерял свое прежнее блестящее положение. Только с перенесением столицы римской империи в Константинополь для побережья наступила эпоха нового расцвета. Развитие его продолжалось и в средние века. Осенью 812 г. город был занят князем Крумом и присоединен к болгарскому государству. Население соседних земель назвало его Несебыром. С этого момента стала быстро расти и его роль как порта.

Особенно благоприятные условия для развития торговли сложились в; период Второго болгарского царства, а точнее, во время царствования Ивана Александра. Все торговцы тогдашних Черноморского и Средиземноморского бассейнов посещали Несебыр. Богатство города значительно увеличилось. Когда в 1366 г. крестоносцы Амадея Савойского заняли и разорили большую часть побережья, и города, чтобы избежать разрушения, стали платить им огромные суммы денег, Несебыр заплатил наибольшую сумму - 17558 золотых перперов.

Продолжительное успешное развитие полуостровного города объяснялось прежде всего тем, что он имел прочные крепостные стены. Это была самая старая фракийская крепость. Позднее выложили стену из больших камней, поставленных один на другой без скрепления их раствором. Она появилась в конце V в. до н. э., когда полуостров уже стал греческой колонией. Самые крупные остатки этой крепостной стены длиной около 50 м сохранились теперь по северо-западному берегу. Стена имеет несколько причудливой формы изгибов и направляется с запада на восток, а затем строго под прямым углом на север к морю. В несколько измененном виде она продолжала выполнять свои защитные функции до прихода римлян в I в. до н. э. Какая стена защищала город в римский период, до сих пор не известно.

В ранневизантийскую эпоху крепостная стена была построена вновь (IV-V вв. н. э.). Подобно прежней, она опоясывала весь полуостров, но наиболее крепкой строилась в западной части. И это понятно. Как и теперь, в древности единственным путем, открывавшим подступ к городу по суше, был узкий перешеек. Поэтому здесь и надо было строить самые крепкие оборонительные сооружения. Мощная крепостная стена преграждала путь всем, кто приближался к городу по суше. Входные ворота обрамляли две сильно выступающие пятиугольные башни. Рядом с ними перед крепостной стеной, имевшей форму подковы, находились еще две круглые башни, которые и завершали эту подкову.

На северном конце западного участка, за круглой башней, стена делала изгиб и поворачивала на северо-восток, следуя очертаниям берега. Она пересекалась с другой стеной, построенной аналогичным образом, только выходящей из внутренней части города в северном направлении и достигающей моря. От восточной границы города стена снова продолжалась, следуя изгибам береговой линии. Теперь, когда море тихое и погода ясная, остатки ее фундамента, расположенные параллельно берегу, видны под водой. Как следует объяснить этот обрыв? Может быть, стена заходила в море?

Западная оборонительная система Несебыра
Западная оборонительная система Несебыра

Если подняться на сохранившуюся стену, имеющую направление юг - север, где арка теперь реставрирована, и посмотреть пристально на море, то можно заметить на расстоянии 80 м от берега груду каменных глыб. Эти каменные глыбы привлекли внимание первой несебырской легководолазной экспедиции. Наблюдения под водой показали, что глыбы в виде хребта простираются вплоть до берега. После того, как археологи рейками, выступающими из-под воды, очертили хребет, они установили: линия каменного горба следует в направлении разрушенной крепостной стены, расположенной на самом краю суши. Не было никакого сомнения, что скопление камней не случайное: это и есть затонувшая часть крепостной стены.

В морской воде развалины обросли водорослями, покрылись раковинами и с трудом наблюдаются с поверхности. Глубина, на которой они находятся теперь (2 м на расстоянии 15 м от берега и 5 м на расстоянии 80 м), не позволяет провести какие-либо исследования методами классической сухопутной археологии. Только аквалангисты могут здесь помочь.

Исследование затонувших под водой остатков древних городов - жилых кварталов, общественных зданий, крепостных стен, портов - не самое соблазнительное и приятное дело подводной археологии. Обычно предпочтение отдается поиску и исследованию затонувших судов. Это более романтично - затонувшее судно фиксировало последние моменты жизни экипажа, а груз, иногда почти нетронутый, может рассказать о дальних морях и загадочных странах. Исследование же затонувших частей старых городов сопровождается более будничной и однообразной деятельностью; работы проводятся на небольших глубинах, обычно в непосредственной близости от берега. Иногда используются методы наземной археологии, но под водой их осуществление гораздо труднее.

Густые водоросли, мидии и устрицы служат морю плотной броней, под которой оно скрывает тайны прошлого. Сантиметр за сантиметром легководолазы несебырской экспедиции расчищали подводную стену, фотографировали и исследовали ее. Была создана точная карта, собран большой фактический материал. По безмолвным остаткам тогдашних стен исследователю приходится распознавать замыслы древнего архитектора. Были сделаны два поперечных сечения подводной стены - первое на расстоянии 16 м от берега, а второе - на расстоянии 43 м. В первом сечении обнаружена стена толщиной 3,5 м, т. е. такая же, как и на суше. Каменные куски были спаяны раствором. Более того, на расстоянии 60 м от берега между каменными кусками была найдена часть постройки из кирпича. Это часть пятирядного пояса из кирпича, который опоясывает со всех сторон крепостную стену и чередуется с каменной кладкой. Кирпич по размерам совпадает с использованным для постройки крепостной стены на суше. Одинакова и штукатурка- белая с измельченным кирпичом. Сомнений нет - находящиеся под водой камни и кирпич являются остатками продолжения крепостной стены в северном направлении.

Для чего предназначалась стена, выходящая за очертания береговой линии? Руководитель исследований в Несебыре Иван Венедиков оригинально объясняет это. Непосредственно вблизи угла, образованного западной и северной стеной, море мелководное. Неприятель, наступавший с перешейка, мог обойти этот угол, пройти по мелководью вброд или на лошадях и совершить нападение на менее укрепленную северную стену. Чтобы предохранить защитников города от нежелательной атаки с этой стороны, древний архитектор построил в продолжение западной стены один "ус", который уходил в море на глубину 5 м. Это обязывало неприятеля для атаки города с севера использовать суда и лодки. А для флота торговой Месембрии морское сражение не было проблемой.

Подобное, уходящее в море сооружение обнаружено и на Южной стороне крепости. Однако оно разрушено значительно сильнее. Только несколько разбросанных больших камней служащих теперь для отдыха морских чаек, обозначают линию подводной стены.

Согласно другому мнению, эти две стены, уходившие в море, обеспечивали достаточно места для причала древних судов и одновременно являлись волноломом.

В 9 г. н. э. по пути к заточению в Томи через Месембрию прошел римский поэт Овидий. Он отмечает, что у города был не один порт. Вероятно, первый находился на северном берегу, а второй - на южном, где расположен и порт современного города.

Но и в том и в другом случае - будь это порт или заграждение в море - стену требовалось построить в воде. Способ укладки каменных кусков и спайка их раствором подобны тем, что видим в стене на суше. Это показывает: участки подводной стены построены на сухом месте. Кроме того, для строительства в воде такой способ постройки не характерен. Нет сомнения, что место, где расположена эта часть крепостной стены, застроено в одно время с остальными частями оборонительного сооружения на суше.

К подобным выводам приводит и изучение других участков крепостной стены. Северная часть ранневизантийской стены ограждала полуостров восточнее выдающегося в море "уса" и теперь сохранилась только у оснований, залитых водой.

В последующие годы подводные археологические исследования около Несебыра продолжались. Усилия были направлены на исследование более ранней греческой крепостной стены. Установлено, что значительная часть ее теперь находится под водой. Сохранилось только основание, самые нижние ряды камней. Очищенная легководолазами ее белая линия хорошо просматривается под водой, причем она отстоит от современной береговой линии на значительном расстоянии. Исследования еще не завершены, и поэтому нельзя сделать окончательные выводы обо всей линии греческой крепостной стены и размерах города, который она опоясывала. Надо терпеливо ждать полного завершения изысканий около Несебыра, которые проводятся под научным руководством Любы Огненовой. А пока вернемся

к затонувшим стенам.

С 1957 г. в результате ряда подводных археологических экспедиций советские ученые методично исследовали подводные районы таких значительных древних портов, как Фанагория, Ольвия, Пантикапей, Херсонес и др. В 1958 и 1959 гг. во время изучения затонувших частей Фанагории было установлено: в IV-II вв. до н. э. граница античного города проходила на 185 м севернее современной береговой линии, т. е. территория города была на 15 га больше известной по раскопкам на суше - 37 га. Интересно, что в культурном слое IV - III вв. до н. э. сохранились остатки мощеной улицы, которая находилась на 3,2 м ниже современного уровня моря.

Не менее любопытны и результаты исследования около Ольвии. Эта милетская колония была расположена на западном берегу Бугского лимана. Теперь ее развалины обнаружены на юге сегодняшней деревни Парутино, в районе Очакова Николаевской области. Ольвия располагалась на двух террасах - верхней и нижней, подходивших вплотную к заливу. Долгие годы развалины нижней террасы омывались водой. Во время проведенных здесь подводных археологических исследований затонувшие части города были открыты на расстоянии 200-230 м от берега. Это дает основание предполагать, что в античности греческая колония граничила с морем на расстоянии 250 м от теперешней береговой линии.

Затонувшие части древних поселений были найдены также в Керченском проливе, около Херсонеса и в других местах.

Одним из первых успехов румынской подводной археологии было открытие в порту Мангалия затонувших стен. Наряду с амфорами, кусками черепицы, колоннами, капителями и т. д. был обнаружен бассейн древнего порта. Этот порт, принадлежавший античному городу Каллатис, был окружен стенами из камня и кирпича. Теперь они залиты водой. Изменилась и конфигурация берега. Оказывается, процесс затопления характерен не только для современного порта Мангалия, но и для всей береговой линии между Мангалией и Констанцей.

Приведенные примеры показывают, что за последние 2000-2500 лет многие стены, части античных городов, расположенных вблизи берега на низких прибрежных террасах, оказались под водой. Чтобы объяснить это явление, нужно обратиться за помощью к геологии и рассмотреть вопрос о так называемых

эвстатических колебаниях морского уровня.

Установлено, что четвертичный период в развитии земли характеризовался значительными изменениями климата. Во время оледенений огромные массы воды превращались в лед; это приводило к понижению уровня Мирового океана. Наоборот, в периоды межледниковий количество воды в больших бассейнах увеличивалось и уровень морей повышался. Предполагается, что понижения уровня моря во время оледенений были весьма существенными. Последнее повышение, начавшееся 12 тыс. лет тому назад, привело к современному уровню, который стабилизировался приблизительно 5-6 тыс. лет тому назад.

Колебания уровня Мирового океана, названные эвстатическими, оказали значительное влияние на формирование береговой линии. Исследования колебаний морского уровня могут объяснить многие факты.

Рассмотрение этих фактов применительно к Черноморскому бассейну приводит к интересным наблюдениям. Если максимальное понижение моря во время самого интенсивного оледенения принять за 100 м и проследить на современной карте Черного моря 100-метровую изобату, то увидим, что при таком понижении уровня значительная часть морского дна (40-60 км от современного берега) была сушей. Очень возможно, что человек в эту эпоху обитал на суше, теперь погруженной в море. Следы его жизни надо искать на территории, соответствующей изобате в пределах до 100 м, например в пещерах Калиакра и Масленого мыса, затопленных теперь водой. Это задача интересная и важная, но трудная в осуществлении.

Ряд открытий, сделанных за последние годы, позволяет по-новому осветить историю моря. Как полагают, изменения климата и колебания уровня Мирового океана в более слабой форме продолжались и в послеледниковый период, т. е. за последние 10 тыс. лет. По мнению исследователей данного периода, самое большое потепление в Европе произошло примерно 5-6 тыс. лет тому назад. Но что случилось после этого? Согласно одной теории трансгрессия моря, несмотря на отдельные колебания его уровня, в целом неуклонно продолжалась. За последние 20 лет уровень Мирового океана повысился в среднем на 2,25 см. Более точные сведения существуют о советском побережье Черного моря. Так, по данным гидрометеорологических станций Одессы и Керчи за 76 лет - с 1880 по 1956 г. уровень Черного моря увеличился на 20-25 см. Согласно многолетним наблюдениям гидрометеорологов Одессы и Батуми повышение уровня моря за последние 80 лет является повсеместным, хотя и имеет различную интенсивность в разных районах. Советские исследователи установили также, что за последние 6300 лет уровень моря повысился почти на 9 м, это соответствует средней скорости его повышения - 14 см за сто лет.

Выводы, сделанные на основе изучения количества осадков в прибрежных районах, почти идеально совпадают с результатами подводных археологических исследований. Советский археолог проф. В. Д. Блаватский установил, что остатки улицы древнего города Фанагория опустились на глубину около 4 м со скоростью 16 см за столетие.

Каково же положение на западном Черноморском побережье? Когда рассматриваем изменение уровня моря за последние три-четыре тысячелетия, надо иметь в виду: оно происходило по-разному в различных районах, что объясняется некоторыми локальными изменениями (опусканием или поднятием) на суше. Считается, что с началом голоцена (современная геологическая эпоха, началась 10 тыс. лет назад) произошло опускание всего западного берега Черного моря, вследствие которого море поглотило часть суши. Может быть, тогда образовались некоторые маленькие острова у побережья, такие, как Большевик, Св. Иван, Св. Петр, Св. Фома. Устья больших рек - Велеки, Караагача, Дьяволска реки, Ропотамо, Ахелой, Хаджийска, Двойницы, Камчии и Батовы - превратились в глубоководные заливы. Одновременно происходило и наступление моря, известное под названием Новочерноморской трансгрессии. В результате уровень Черного моря повысился на 5 м. Когда начался этот процесс? Какими темпами продолжался в течение тысячелетий? Был ли он одинаковым для всех районов? Ответить на эти вопросы можно только после исследования

затопленных памятников на западном Черноморском побережье.

Большое количество керамики, поднятое с глубины 6-8 м, показывает, что у мыса Атия было доисторическое поселение. Самые ранние из поднятых предметов относятся к периоду около 3200-3000 лет до н. э. Следовательно, на этом месте в продолжение 5 тыс. лет уровень моря повысился на 8 м.

В августе 1958 г. дети, игравшие на мелководье Бургасского (Ваякьойгкого) озера, нашли две амфоры. Установлено, что здесь было место погребения по обряду трупосожжения. Прах сожженного положен в краснофигурный сосуд с изображенной на нем интересной сценой празднества в честь Дионисия, а сам сосуд плотно закрыт частью другой амфоры. Два года спустя, весной 1960 г. на том же месте обнаружили еще одно захоронение. Прах был помещен в краснофигурный кратер - изящное произведение древнегреческого искусства. В обоих случаях захоронения происходили на суше. Теперь, однако, остатки оказались на дне озера. Нет сомнения, что этот некрополь, принадлежавший расположенному по соседству античному поселению в местности Сладкие Колодцы, впоследствии был затоплен водой озера, ранее соединявшегося с морем. Найденные в некрополе предметы относятся к концу V, началу IV вв. до н. э.

Материалы, обнаруженные севернее района Изгрев в Бургасе, наверное, также принадлежат затонувшему доисторическому поселению. Они относятся к IV тысячелетию до н. э. Чтобы получить более реальное представление о западном побережье Черного моря за последние несколько тысячелетий, когда вода наступала на сушу, затопляя порты и некрополи, к этим следам прошлого надо прибавить затонувшие стены несебырских крепостных сооружений и поглощенный водой бассейн порта Каллатис.

Однако мы перечислили не все затонувшие памятники или их части, открытые до сих пор вдоль побережья, так как неизвестно, были ли они на суше, погрузились ли в море или построены под водой. Неизвестно также, на каком уровне были построены стены и другие сооружения, теперь затопленные водой, на самом ли берегу, при тогдашнем уровне воды, или на первой самой низкой террасе и т. д. Только после измерений каждого найденного предмета, после обнаружения других затонувших частей античных городов и поселений можно получить более точное представление об изменениях уровня моря в новую геологическую эпоху.

Ясно сознавая неполноту наблюдений, все же можно утверждать, что по побережью, затонувшие памятники которого мы рассматриваем, за последние 5 тыс. лет морской уровень неуклонно повышается; на некоторых участках темпы повышения морского уровня совпадают с известными на советском побережье - 16 см в столетие.

Степень повышения уровня моря имеет важное значение для изучения

древних портов побережья.

Все сведения об оживленном судоходстве на протяжении многих веков указывают, что по побережью были и удобные порты. Не лишены оснований утверждения Овидия и Ариана о наличии одного или двух портов во многих местах по западному берегу Понта. Эти порты являлись объектами специального внимания в договорах, которые заключали прибрежные города. Так, в Декрете Совета и Народного собрания города Месембрии в честь фракийского властителя Садала отмечается, наряду с другими почестями, что его суда имеют право входа в месембрийский порт и выхода из него. Записи о праве "входить и выходить" встречаются в древних документах и других городов побережья.

И в древности экспорт и импорт грузов были связаны с уплатой соответствующей пошлины, которая являлась существенной частью доходов прибрежных городов. Поэтому городские власти были заинтересованы в постройке портов.

Для создания удобного порта необходимы были определенные естественные условия и прежде всего залив, хорошо защищенный от опасных северо-восточных ветров. Большое значение имело расположение входа в залив со стороны моря - он должен был быть удобным для прохождения судов под парусами. В случае недостаточно хороших естественных условий приходилось строить волноломы. В раннюю эпоху при постройке их под водой укладывали большие каменные блоки. Практиковалась постройка волноломов под водой и с помощью меньших камней. Около залива на берегу были построены пристани и сделаны отверстия в камнях или предусмотрены специальные металлические кольца для удержания судов. Обычно суда становились на якорь в портовом бассейне и одновременно привязывались длинной веревкой к пристани. Входы в порты были обозначены башнями, часто украшенными скульптурными фигурами. Между этими башнями опускали цепи, чтобы помешать входу в порт без разрешения. При входе в один из четырех портов Милета стояли два льва - строгие хранители города и его морских ворот. Подобной, наверное, была и роль двух мраморных львов, поднятых со дна Таманского залива вблизи древней Фанагории.

Значительные успехи в строительстве портов отмечаются в эллинистическую эпоху. Торговля увеличилась, а с ней возросло судоходство, для которого требовались большие и надежные порты. В Средиземном море такие порты были построены в Пирее, на острове Делос, в Милете, Коринфе и в других местах. Так, на Делосе, который в эллинистическую эпоху превратился в действительно международный центр большого масштаба, ввиду благоприятной конфигурации побережья существовало несколько портов. Самым известным был священный порт Делоса (торговый порт), где находилось большое святилище Аполлона. По некоторым сведениям, здесь в эллинистическую эпоху вместе с другими товарами каждый день продавали 10 тыс. рабов. Общая длина причалов в портах Делоса составляла 1700-1800 пог. м. При сооружении причалов использовались и маленькие бассейны, огражденные волноломами.

Не менее грандиозными для своего времени были и ворота Афин в морской мир - порт Пирей. Большой порт обеспечивал место для одновременной стоянки 372 судов. Его строительство стоило 1000 талантов, или 6 млн. драхм, что равнозначно 26 т серебра.

Удобное географическое положение Милета - родоначальника колоний на западном берегу Понта - позволило ему построить четыре порта. Пристань львиного порта была сооружена из больших мраморных камней и имела ширину 18 м.

Морские сооружения достигли значительного развития в римскую эпоху. И тогда продолжали использовать естественные заливы, успешно, без особых трудностей осуществлялось строительство волноломов. Самое точное представление о постройке порта в древности можно получить из сочинения римского инженера и архитектора Витрувия (около 70-20 гг. до н. э.), озаглавленного "Об архитектуре 10 книг". Двенадцатая глава пятой книги посвящена портовым сооружениям*.

* (Марк Витрувий Поллион. Об архитектуре 10 книг. Пер. А. В. Мишулина. Л., Соцэкгиз, 1936, кн, 5, гл. 12 "О гаванях и сооружениях на воде", с. 149. - Прим. ред.)

По мнению Витрувия, "... если отсутствует удобное природное место для защиты кораблей от бурь, но в этих местах течет какая-нибудь река и имеется бухта (место для стоянки), необходимо искусственно сооружать молы из камней или делать насыпи, т. е. устраивать ограды гаваней. Каменные сооружения в воде следует строить так: привезти путеоланский* песок из областей, простирающихся от Кум до мыса Миневры, и перемешать его с раствором извести в соотношении - две части песку на одну часть извести".

* (Путеолан - от латинского terra puzzolan - известковый грунт.)

Дальше Витрувий советует в выбранном месте спустить в воду крепко связанные друг с другом ящики из дубовых досок, заполненные камнями с раствором. Витрувий дает указания, как строить подводные волноломы в бурной воде и в неудобных местах. Из этого следует, что на рубеже I в. до н. э. и I в. н. э. строительство сложных сооружений, позволяющее оборудовать большие и удобные порты, не представляло непреодолимой инженерной проблемы.

Какими были порты на западном берегу Понта в древности? К сожалению, мы не можем сказать об этом что-нибудь определенное. Такие города, как Аполлония или Месембрия, расположенные на полуостровах, выдающихся далеко в море, имели причалы для судов по обеим сторонам полуострова.

Успешными оказались исследования, проведенные в 1967 и 1969 гг. военно-морским музеем Констанцы в Мангалийском заливе. Обнаруженные под водой остатки волноломов и пристаней показывают, что древний порт в Каллатисе находился на берегу маленького залива, и строители хорошо использовали его удобное расположение.

Античный порт Каллатис. Схема составлена по данным подводных исследований
Античный порт Каллатис. Схема составлена по данным подводных исследований

Возможно, обе стены в Несебыре (греческая и ранневизантийская), которые находятся теперь под водой, были частью крепостной стены и сооружались так, чтобы закрыть порт от северо-восточных ветров и создать спокойный бассейн для стоянки судов. Не вполне ясна конфигурация полуострова того времени. Не продвигаются вперед и исследования оснований стен, находящихся под водой. Очевидно, дальнейшие поиски в этом направлении могут разъяснить многое. Не исключено, что большую роль играли древние леса по побережью, следы которых отыскиваются с трудом. Какое значение имеют волноломы? В результате проведенных подводных археологических исследований найдены остатки нескольких волноломов.

Всем легководолазам, прошедшим курс обучения или переподготовки в районе Созополского залива, известно, что южнее небольшого острова Св. Кирик, в направлении маленького маяка, находится подводная стена - волнолом. Она сооружена из различных по размеру камней скругленной формы. Основание подводной стены сравнительно широкое. Теперь оно находится на глубине 3-4 м. Был ли этот волнолом всегда под водой или в период его использования возвышался над водой и служил защитой от волн и ветров? Без проведения специальных исследований трудно что-либо утверждать.

Можно предположить, что под стеной сегодняшнего волнолома, который связывает остров Св. Кирик с полуостровом и придает определенную форму созополскому порту с северо-востока, находился более старый волнолом. Одновременно, принимая во внимание трансгрессию моря и повышение его уровня в последние две тысячи лет, возникает вопрос: не был ли этот участок затопленный теперь водой, сушей?

Волнолом, подобный по способу постройки обнаруженному в созополском порту, открыт и в Варненском заливе. Он начинается от Лазурного берега и отгораживает участок залива в направлении юг - север. Как установлено во время подводных археологических исследований, этот волнолом высотой от 4 до 4,5 м протянулся перпендикулярно к берегу на 250 м. Сохранившаяся наиболее высокая его часть расположена на 2 - 2,5 м ниже уровня моря. Поперечное сечение этого волнолома, как и волнолома в порту Созопола, похоже, по мнению Г. Тончевой (руководителя исследований около Лазурного берега), на холм, закругленный в верхней части.

Подводный волнолом вблизи Лазурного берега около Варны. (Схема инж. А. Беджева в книге Г. Тончевой 'Утонувшие порты')
Подводный волнолом вблизи Лазурного берега около Варны. (Схема инж. А. Беджева в книге Г. Тончевой 'Утонувшие порты')

Одинаково в общих чертах и устройство подводного волнолома, открытого под маяком мыса Палата. Он построен в направлении с юга на север и сложен из больших, правильно обтесанных камней.

В порту Балчик во время дноуглубительных работ под водой была обнаружена стена толщиной 2,55 м. Один из поднятых камней представлял известняковый блок размером 70х50х40 см. Стена расположена параллельно новому волнолому и продолжается в море. Что это - волнолом, пристань античного порта Круни - Дионисопола или затонувшая часть какой-то другой стены?

Все известные до сих пор по западному Черноморскому побережью стены, затопленные водой, которые можно считать волноломами, характеризуются двумя особенностями: они построены из нагроможденных камней без раствора, т. е. под водой; высота их не превышает современного уровня моря. Мы еще не можем утверждать, были ли они на уровне воды или возвышались над водой. Высказываются предположения, не лишенные оснований, что этот вид сооружений не поднимался над уровнем моря, а разбивал волны снизу. Нет никаких данных и об их датировке.

Все затонувшие сооружения свидетельствуют, что наступление моря на сушу, которое отмечается в последние пять тысячелетий развития цивилизации, явилось важнейшей причиной изменения береговой линии, а также причиной исчезновения многих пристаней и кварталов старых городов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"