Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Потерянная флотилия

21 июня 766 г. неутомимый в своей антиболгарской политике византийский император Константин V Копроним вновь отправился в поход против молодого и неокрепшего болгарского государства. Как обычно, поход был организован одновременно по суше и морю. Император стал во главе сухопутной армии. Он отправился на север к болгарским землям, дошел до Верегавского ущелья (в восточной Старой Планине) и остановился лагерем, чтобы подождать прибытия флота.

Византийский флот состоял из 2600 геландий с находившимися на них матросами и солдатами. Он отправился из Константинополя и шел к болгарским берегам мимо Анхиало и Месембрии. Непоследовательный в своей внутренней политике болгарский князь Сабин, напуганный хорошо организованным походом, поторопился обратиться с просьбой о перемирии. Византийский император отказался пойти на него.

Когда флот миновал порт Анхиало, внезапно подул сильный северный ветер. Патриарх Никифор сообщает, что ветер прибил суда к берегу и разрушил их. Немало людей погибло в волнах. Император растерялся. Он приказал военачальникам бросить в море сети, чтобы собрать тела утонувших и затем зарыть их в землю.

Последствия катастрофы были столь значительны, что император вынужден был отказаться от задуманного похода против болгар. Феофан Исповедник сообщает, что 17 июля император бесславно возвратился в свою столицу.

Две тысячи шестьсот затонувших византийских геландий - это весьма заманчивая цифра для любого подводного исследователя. Геландий - особый вид военных судов, обычно двухмачтовых, которые плавали при помощи парусов и весел. Быстрые и маневренные, они были очень удобны для перевозки армии на дальние расстояния. В средние века много таких судов плавало по неспокойному Черному морю и многие из них остались на дне.

Несмотря на неудачу, византийский император не отказался от своих планов захватить болгарское царство. Через восемь лет, в 774 г., он снова подготовил поход против Болгарии по суше и морю. Флот был опять большой. Не указано количество посланных судов, но на них вместе с военачальником и матросами поместилось 12 тыс. всадников. Около Месембрии внезапный северный ветер потопил большую часть геландий. Копрониму не оставалось ничего другого, как возвратиться в Константинополь, и на этот раз не достигнув своей цели.

Источники не указывают точное количество судов, но если использовать другое сообщение о более раннем походе императора против Болгарии, можно вычислить приблизительно размер флота в походе 774 г. В своей "Хронографии" Феофан-Исповедник сообщает, что 16 июня 763 г. император отправился против Фракии, послав в Черное море флот из 800 геландий, по 12 лошадей в каждой. Нетрудно вычислить: в 774 г. для перевозки 12 тыс. всадников требовалось около 1000 транспортных судов.

До сих пор не предпринималось никаких попыток обнаружить места двух указанных кораблекрушений. Дело это действительно нелегкое. Место, где затонули суда, точно не известно. Если о кораблекрушении в 774 г. авторы древности сообщают, что оно произошло около Несебыра; то определение даже приблизительного района катастрофы 766 г. крайне затруднительно. Если верить патриарху Никифору, то 2600 геландий надо искать между Анхиало и Месембрией или несколько севернее.

Можно ли обнаружить место кораблекрушения и извлечь суда? Очевидно, да. Но для этого необходимы хорошая организация работ и использование всех современных средств подводного поиска.

Прежде всего нужно сфотографировать предполагаемые районы с воздуха. Этот способ поиска уже использовался при подводных археологических исследованиях и доказал свои преимущества. Когда море спокойное и небо ясное, то на небольшой глубине дно со всеми неровностями очень хорошо просматривается.

Сохранились ли затонувшие суда? Бесспорно, они уже сгнили и в значительной степени разрушены, покрыты тиной, песком и другими морскими отложениями. Не надо забывать, что византийская флотилия; в отличие от затонувших торговых судов, отправилась на дно без большого груза. Она перевозила в основном людей и лошадей. Конечно, вооружение, продукты и другие предметы на них тоже были, но в меньшем количестве. А практика до настоящего времени показывает, что значительные остатки затонувшего судна остаются прежде всего от той части его груза, которая хуже разрушается водой. Это глиняная тара - амфоры. В таком случае следует ожидать, что затонувшие византийские транспортные суда сохранились значительно хуже. Утопленники же были выброшены на поверхность моря и на берег. Нам предстоит извлечь часть судов, которые потонули в песке и тине, где доступ кислорода меньше и разрушение происходит медленно.

Византийский дромон - рисунок на старинной рукописи
Византийский дромон - рисунок на старинной рукописи

Однако одной только разведки самолетом недостаточно. Необходимо использовать и эхолот. Он будет сигнализировать, когда на дне встретятся подозрительные по своим свойствам неестественные образования. Для осмотра предполагаемых мест надо использовать и подводное телевидение. Такие последовательные действия уменьшат область предполагаемой акватории исследования до района, который могут осмотреть легководолазы. В последнее время успешно используются подводные аппараты, обеспечивающие быстрое передвижение легководолазов под водой и позволяющие производить детальный осмотр места, его фотографирование и т. д.

Возможно, с усовершенствованием средств подводного поиска эти проекты (пока они еще в области мечты) будут осуществлены в Болгарии и остатки утонувших судов найдены.

Средневековье - очень интересная эпоха, потому что побережье в это время уже стало

границей болгарского государства.

Вражеские суда неоднократно пытались со стороны Черного моря завладеть территорией болгар. Часто тактика византийских военачальников во время их походов против болгарского государства была одинаковой - сухопутное войско подходило к Старой Планине с юга, а другая армия, перевезенная судами к устью Дуная или к западно-черноморским портам, наступала со стороны незащищенной северной границы.

Вскоре после расселения протоболгар под предводительством князя Аспаруха недалеко от устья Дуная туда отправился по суше и по морю византийский император Константин IV Погонат. Его суда прошли вдоль западного берега Черного моря и, достигнув большой реки, высадились на морской берег. Но так как императора мучила подагра, он был вынужден на пяти быстроходных судах вместе со своей свитой вернуться в Месембрию, чтобы принимать минеральные ванны. Стратегам армии он приказал оттянуть войска, чтобы вынудить болгар выйти из укреплений и начать бой. Феофан Исповедник следующим образом объясняет причину неудачи византийцев в этом походе. Византийская армия решила, что император отступает, и последовала за его судами. Это использовали болгарские воины. Они нанесли поражение византийцам и открыли себе дорогу на юг за Дунай.

Самым последовательным в проведении подобной тактики завоеваний был Константин V Копроним. Первый поход он организовал по суше и по морю примерно в 760 г. В то время его флот, состоявший из 500 судов, отправился по Черному морю и достиг устья Дуная, но разрушительным действиям войска подверглись только болгарские придунайские области. 16 июня 763 г. Константин V Копроним отправился во второй поход против Болгарии. Его флот состоял тогда из 800 судов и каждое перевозило 12 всадников. Византийцы достигли устья Дуная 30 июня 763 г. и в сухопутном сражении около Анхиало нанесли полное поражение болгарскому князю Тельцу. Затем последовали две неудачные попытки византийцев снова пройти к Дунаю вдоль западного берега Черного моря.

В первой половине 864 г., годом ранее принятия в Болгарии христианства, византийский император Михаил III, используя бедственное положение страны, предпринял большой поход против нее по суше и морю. Сведения об этом походе скудны, но можно предположить, что византийцы высадились на берег для ведения военных действий около Месембрии, а после ожесточенного сражения вернулись снова в Византию. Впервые Месембрийская крепость была присоединена к болгарскому государству в октябре 812 г. при князе Круме, который занял тогда полуостров со стороны суши, а потом присоединил к болгарскому государству и остальные прибрежные города южнее Старой Планины - Анхиало, Созопол, Девелт.

В подготовленном большом наступлении против Болгарии в 895 г. значительная роль, по замыслу византийского командования, отводилась флоту. Суда, управляемые Евстантием, отправились к устью Дуная, чтобы натравить мадьяр на Болгарию. Одновременно с флотом из Константинополя вышла сухопутная армия во главе с известным византийским полководцем Никифором Фокой и быстро достигла болгарской границы. На южном фронте военных действий не было, но на севере мадьяры причинили болгарам много неприятностей.

То же повторилось и 22 года спустя, когда огромная византийская армия отправилась по суше к восточным проходам Старой Планины, а другая, погруженная на суда, подошла вдоль берега моря к Дунаю. Болгарский властитель Симеон встретил наступающую византийскую армию в поле около Анхиало 20 августа 917 г. и в результате ожесточенного сражения полностью ее уничтожил. Поэтому византийской армии и флоту не удалось осуществить совместные действия.

Таким же маршрутом следовали и посланные византийским императором Иоанном Цимисхием более 300 судов в марте 972 г. Они должны были остановить наступление воинов древнерусского князя Святослава, находившихся тогда в Болгарии, пока император во главе сухопутной армии не захватит Преслав - столицу болгар. На этот раз планы византийцев полностью осуществились. Флот, далеко углубившийся в Дунай, сыграл значительную роль в быстром захвате Дрыстра (Силистры), последней твердыни северо-восточной Болгарии до порабощения страны византийцами.

Еще раз Дрыстр явился конечной целью византийского флота в 1088 г., уже во время византийского владычества, когда император Алексий I приказал судам под командованием Георгия Евфорвина отправиться на север и достичь Дрыстра. Византийский флот находился тогда около Анхиало. Война велась против куманов, которые наступали с севера.

И снова, вскоре после восстания Петра и Асена*, весной 1190 г. византийский император Исаак II использовал флот для наступления против освобожденного болгарского народа. На этот раз сухопутная армия высадилась под прикрытием флота в Месембрии, а флот продолжил путь к Дунаю, чтобы неожиданным ударом пресечь движение куманов, оказывавших помощь болгарам. Асен и Петр были, однако, хорошо подготовлены, и эта операция византийцев не имела успеха.

* (В начале XI в. молодое болгарское государство утратило свою независимость и более 150 лет входило в состав Византии. В 1185-1186 гг. вспыхнуло антивизантийское восстание, во главе которого стояли два брата - Петр и Асен. Болгария вновь стала независимым государством. - Прим. ред.)

Черноморские порты нередко использовались вражескими войсками, разбитыми болгарами, в качестве убежища. Так, в конце дня 20 августа 917 г. главнокомандующий византийской армии Лев Фока с трудом добрался лишь до Месембрии, а затем по морю достиг Константинополя.

Крепкие крепостные стены и порт Анхиало спасли византийского императора Юстиниана II Носорубленного. В 708 г. Юстиниан, отправившись во главе флота против Болгарии, выгрузил конницу и войска в Анхиало. Преемник Аспаруха - князь Тервел выждал, пока византийцы расположатся около Анхиало, и, использовав удобное время, нанес им сокрушительное поражение.

Жители побережья были свидетелями многих морских сражений, большинство из которых остались для нас неизвестными. До наших дней сохранились сравнительно хорошие описания только немногих из них. В 1364 г. при болгарском царе Иване Александре византийцы попробовали возвратить себе черноморские города на юге Старой Планины. Византийская армия осадила Несебыр с суши и моря. Перед крепостной стеной была выстроена высокая башня. Своевременные контрмеры болгарского царя принудили византийские войска отступить. Отступая, византийский император Иоанн V Палеолог приказал разрушить построенную башню. Так, за болгарами сохранились прибрежные города Агатопол (Ахтопол), Созопол, Анхиало, Несебыр, Емона и Козяк.

Сохранились ли, кроме упоминаний византийских писателей и итальянских хронистов, материальные следы постоянных походов средневековых флотилий? Может быть, жестокое сражение около стен Несебыра вдохновило скульпторов на выполнение нескольких барельефов венецианских и генуэзских судов на каменных стенах церкви Св. Ивана Алитургетоса в Несебыре?

Мореплавание вдохновило автора одного неумело выгравированного рисунка на каменной стене царского дворца в столице Преслав. Схематически нарисовано судно с низким острым носом и высокой кормой, за которой видно рулевое весло. Отвесной линией изображен такелаж. Вероятно, рисунок продолжался и на не сохранившемся вверху каменном блоке. Это примитивное изображение датируется концом IX и началом X вв., т. е. появилось перед захватом Преслава византийцами.

Частично уцелевший рисунок на крепостной стене Преслава также изображает судно. Возможно, преславский художник хотел показать дромоны - наиболее распространенный в византийском флоте тип военных судов, предшественником которого были римские биремы. Или это торговое судно? Отсутствие весел на рисунке из Преслава затрудняет ответ на вопрос, поскольку основной двигательной силой дромонов, как и всех военных судов античности и средневековья, были весла. Паруса использовались только как дополнительное средство передвижения. Ввиду наличия такелажа, а следовательно, и паруса, вероятным кажется предположение, что это транспортное судно.

До сих пор нет материалов подводных исследований Черного моря, которые могли бы указать на оживленное судоходство в средние века вблизи болгарского берега. Сражение, происшедшее во время османского рабства, послужило поводом для организации военно-морским музеем в Варне двух подводных экспедиций, поставивших целью найти следы

морского сражения между русским и турецким флотом.

Сражение произошло 31 июля 1791 г. около Калиакра.

В 1787 г. султанское правительство, недовольное присоединением Крымского полуострова к России, в результате которого русский флот мог свободно плавать в Черном море, объявило России войну. Одно из главных сражений этой компании произошло около Калиакра. Русским флотом командовал знаменитый адмирал Ушаков. Именно здесь, около Калиакра, он впервые применил смелый тактический маневр: не перестраиваясь из походного в боевой ряд, врезался между берегом и турецким флотом, расстроил неприятельские ряды и победил противника, численно превосходившего его в несколько раз. Эта победа оказалась решающей для исхода войны в пользу России.

Сильно выдающийся в море мыс Калиакра был известен в древности под названием Тиризис. По сведениям географа Страбона, когда-то на мысе Тиризис Лизимах прятал свои сокровища. Лизимах был одним из полководцев Александра Великого. После его смерти он унаследовал Фракию и царствовал с 323 по 281 г. до н. э. Лизимах установил жестокий режим и накопил несметные богатства, о которых повествует Страбон. Множество легенд возникло вокруг этого факта, что заставило многих людей в поисках своего счастья исходить вдоль и поперек район Калиакра.

Однако не сокровища Лизимаха привлекли организаторов подводных экспедиций 1965 и 1966 гг. в акватории около Калиакра. Остатки целой системы оборонительных сооружений на мысе говорят о том, какую важную роль играло поселение во все времена. Конфигурация мыса с его крутыми склонами и в некоторых местах отвесным, высотой до 60-70 м, берегом, обрывающимся прямо в воду, предрасполагала к строительству неприступной с моря крепости. Поселения существовали здесь еще с древних времен. Открыты остатки фракийского укрепления эллинистической эпохи. В римский и ранневизантийский периоды оно расширилось, причем было защищено со стороны суши каменной крепостной стеной и рвом. В ранневизантийскую эпоху крепость получила новое название - Акре или еще Акре-кастелум (мыс-крепость), которое и сохранилось до наших дней - Калиакра - Прекрасный мыс.

Укрепленный полуостров приобрел большое значение во Втором болгарском царстве; он превратился тогда в могучую твердыню. С названием этого полуострова связано и развитие независимого болгарского княжества, возникшего в середине XIV в. на территории сегодняшней Добруджи во главе с боярином Валиком. В то время, между XII и XIV вв., в некоторых сочинениях и портуланиях (морские карты) впервые появилось название Калиакра.

Самостоятельное княжество в Добрудже просуществовало до захвата Болгарии турками. Наследниками Валика были Добротица, а потом Иванко. Для утверждения своей независимости добруджанские бояре, вероятно, располагали сильным торговым и военным флотом, что дало возможность Добротице увеличить приморские владения княжества на юге до мыса Емине. Военный флот помог Добротице вести борьбу с Генуей. Во времена царствования сына Добротицы Иванко был заключен договор с Генуей, который давал привилегии генуэзским торговцам.

Очевидно, акватория возле этой античной и средневековой крепости представляет значительный интерес для археологов. Под своей неспокойной поверхностью она спрятала многие следы древних плаваний и минувших битв. Обширный залив Калиакра хорошо защищен от северных и северо-восточных ветров - весьма важное обстоятельство для порта на западном берегу Черного моря.

Толстый слой ила, которым покрыто дно Калиакра, затруднял поиски. Все же были определены места двух старых пристаней - первая находится против так называемой третьей оборонительной стены, а вторая - между первой и второй оборонительными линиями крепости. Исследователи предполагают, что пристани были деревянными.

Значительный интерес представляют найденные якоря различных времен: наиболее древние - каменные, встречаются свинцовые штоки эллинистической и римской эпохи, более 20 железных якорей. Самые интересные среди железных якорей - четырехрогие, как и найденные позднее пушки, относятся ко времени сражения между русским и турецким флотом. Это позволяет предположить, что именно здесь в июле 1791 г. произошла большая морская битва.

Однако если следы морских военных конфликтов трудно обнаружить, то, возможно, удастся найти под водой остатки торговых судов, плававших вдоль побережья в эпоху средневековья?

После арабских завоеваний в VII-VIII вв. богатые восточные провинции с их большими промышленными и торговыми центрами - Александрией, Антиохией, Бейрутом, Тиром, Дамаском и другими - были оторваны от Византии. Усилия византийской торговли направлены теперь на запад и па север, и роль черноморских центров значительно возросла. Византия нуждалась в пшенице и в различном сырье, а земли около Дуная были богатыми. Значительная роль в удовлетворении этого интереса принадлежала болгарскому государству. Торговые отношения между Болгарией и Византией заботили еще первых болгарских князей. В мирный договор, заключенный во времена болгарского князя Тервела в 716 г., был включен и вопрос о торговле. Торговым связям придавали большое значение Крум в 812 г. и Омуртаг в мирном договоре 814 г., заключенном на 30 лет. А, как известно, перемещение болгарского базара из Константинополя в Солун явилось причиной большого конфликта между двумя государствами во времена Симеона - осенью 894 г.

Очевидно, стремление властей двух стран присоединить к себе черноморские порты указывает на их большую роль в торговых связях и особенно в снабжении зерном столицы Византийской империи. Известно, что в X в. в порт Переславец (у дельты Дуная) груз доставляли из Чехии, Венгрии, Руси и Византии.

Значение торговли между Византией и Болгарией возросло в XI-XII вв. На международном торговом рынке на восточном Средиземноморском побережье появились уже торговцы из Генуи, Венеции и Дубровника, которые быстро победили в конкурентной борьбе с византийскими торговцами. Трудно сказать, какой была роль черноморских городов в торговле с итальянскими республиками - о договорах итальянцев с черноморскими городами в этот период ничего не известно. В XIII и особенно в XIV в. активность морской торговли городов побережья увеличилась. Еще во времена болгарского царя Ивана Асена II (1218-1241 гг.) в специальных грамотах торговцы из Дубровника получили привилегии: "Мое царство дает это постановление всей области Дубровника, с каким бы грузом, до какой бы земли или области они ни дошли: до Быдена или до Браничева и Белграда; или до Тырново, или всего Загорья; или до Преслава, Карвунской, Крынской, Прилепской и Деволской областей; или до Арбанашкатой земли и Солуна, - пусть везде покупают и продают свободно, без всяких ограничений".

Позднее, особенно во времена Ивана Александра (1331-1371 гг.) эти привилегии распространились и на некоторых зарубежных купцов. Значительное влияние на черноморских рынках имели торговцы из Генуи и Венеции. Многое свидетельствует об оживленном импорте - экспорте через черноморские порты. И тогда болгарские пищевые продукты были главной приманкой для иностранных судов. Во второй половине XIV в.; черноморские портовые города превратились в склады болгарской пшеницы, которая экспортировалась в области по Средиземноморскому побережью. По мнению Пеголоты из Флоренции, пшеница из Анхиало продавалась дороже, потому что лучше сохранялась во время плавания. Импортировались изделия итальянских ремесленников, ткани, скобяные товары, оружие, предметы роскоши, украшения, пряности.

На большое значение черноморских центров в средиземноморской торговле указывает и то обстоятельство, что когда в 1366 г. Амадей VI Савойский изменил направление очередного крестового похода к древнему Понту Эвксинскому, его сеньоры знали о богатствах прибрежных портов. После захвата Созопола, Скафиды, Анхиало и Несебыра западные рыцари разграбили их торговые склады и вывезли много богатств.

Порты городов по западному берегу Черного моря, оказавших в средние века то или иное влияние на развитие болгарского государства, в общих чертах продолжали традицию античности - служили местом погрузки и разгрузки различных товаров, привезенных по морю и по суше. Как были устроены пристани в этот период, трудно сказать. Какие суда плавали и перевозили груз, каковы были их размеры? Ответ на эти вопросы может дать только подводная археология.

Однако до сих пор наша подводная археология не добилась существенных успехов в обнаружении следов средневекового судоходства по побережью. Чаще других извлекаются материалы античности. В чем причина? Действительно суда данной эпохи были небольших размеров: в VIII в. на одну геландию грузили только 12 лошадей. Это крайне затрудняет обнаружение затонувших грузов. Кроме того, средства навигации усовершенствовались, и средневековые мореплаватели стали далеко удаляться от берега. Тогда, надо полагать, остатки грузов их судов лежат на больших глубинах. Во всяком случае, при подводных археологических исследованиях предположения об интенсивности судоходства в средние века должны получить то или иное разрешение. Пока же единственные вестники оживленного судоходства, - это средневековые амфоры, покоящиеся на дне моря.

Открытие следов средневековых сооружений - портовых центров, остатков затонувших судов - задача будущих подводных археологических исследований западного Черноморского побережья. Надеемся, что скоро молчание этой полной бурными событиями эпохи будет нарушено.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"