Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Разгаданная тайна

Попытки раскрыть военные тайны противника путем подъема его подводных лодок продолжались в годы второй мировой войны.

Один из самых интересных эпизодов, связанный с подъемом ?подводной лодки, произошел в конце второй мировой войны.

Успешные действия противолодочной обороны союзников заставили немецких ученых и инженеров искать новые средства для борьбы с надводными кораблями. Корпуса подводных лодок стали покрывать особым резиновым слоем, поглощавшим значительную часть звуковой энергии гидролокаторов. Это покрытие, получившее название "Альберих", несколько повысило скрытность лодок.

Появились имитаторы эхо-сигналов - концентрированные облака из газовых пузырей, которые преследуемая лодка выбрасывала в воду. Такой пузырьковый имитатор с пенообразующим веществом стали называть патронами "Больд". Он также помогал лодкам обманывать эскортные корабли [14].

Но наибольшие надежды возлагали немецкие подводники на новую акустическую торпеду, выпускаемую с подводной лодки и идущую на шум винтов корабля-преследователя. В этом случае сам охотник превращался в дичь. Торпеда-"ищейка" оказалась способной преследовать цель, какие бы маневры та не совершала. Появление такого "чудо-оружия" подняло моральный дух немецких подводников, которые дали новой торпеде звучное название Zaunkonig - "Королевский забор".

Появление акустической торпеды действительно доставила серьезные неприятности союзникам. Необходимо было срочно искать противоядие, а для этого получить в свои руки хотя бы один образец нового оружия. Решить задачу смогла советская аварийно-спасательная служба [9].

30 июля 1944 г. в северной части пролива Бьёрке-Зунд (Финский залив) немецкая подводная лодка потопила торпедой "малый охотник" "МО-105" [9, 16]. Через некоторое время в этот район подошел катер "МО-103" под командованием гвардии старшего лейтенанта А. П. Коленко. Здесь уже находился катер "ДЗ-910", с которого заметили на глубине нескольких метров силуэт подводной лодки, следующей курсом на северо-запад. Командир катера сообщил об этом А. П. Коленко, и "малый охотник" начал поиск лодки. Через несколько минут с ней установили гидроакустический контакт. Катер лег на боевой курс и при прохождении над лодкой сбросил серию глубинных бомб. После этого на поверхности показались воздушные пузыри, обозначившие след лодки. Зайдя с кормы по ее движению, с катера сбросили еще одну серию бомб, и из глубины вырвался большой воздушный пузырь. Вскоре на поверхности воды появились спасшиеся члены экипажа немецкой лодки. Среди них был командир лодки капитан-лейтенант В. Шмидт. Его выловили и доставили в штаб флота.

После допроса пленных командование Краснознаменного Балтийского флота приняло решение поднять немецкую лодку. Выполнить это надо было как можно скорее, до наступления осенних штормов. Условия, в которых предстояло действовать, водолазам, возглавляемым старым эпроновцем старшим лейтенантом А. Разуваевым, были сложными. Береговая артиллерия противника открывала огонь по любому судну, приближавшемуся к месту гибели подводной лодки. Фашисты приказали своей 5-й флотилии торпедных катеров сбросить на лодку 30 глубинных бомб и поставить вокруг нее 12 мин. Дважды немецкие катера пытались прорваться в район потопления лодки, но каждый раз их встречали огнем советские корабли и отгоняли в шхеры [16].

Такое активное противодействие врага давало основание предположить, что в лодке находятся важные документы. Действительно, водолазное обследование и последующий подъем подтвердили это предположение. Спускаться под воду приходилось только по ночам, чтобы не привлекать внимание противника. Лодка лежала на каменном грунте с креном на правый борт 14° и дифферентом на корму 5°. Глубинная бомба повредила обшивку дизельного отсека и прилегающие к нему цистерны главного балласта. В ее носовой части также зияла пробоина. Рубочный люк после выхода экипажа оставался открытым. Но в лодку можно было легко проникнуть и через пробоину в корпусе дизельного отсека, имевшую размеры 3,0 X 2,5 м.

Водолазы извлекли из лодки важные судовые документы, из которых стало известно, что потопленный лодкой "малый охотник" "МО-105" был возведен Шмидтом в ранг сторожевого корабля.

Первоначально решили попытаться поднять лодку двумя 200-тонными понтонами, остропленными по бортам. Для закрепления подъемных стропов под корпусом промыли два туннеля. Несмотря на большую глубину (33 м), подъем планировалось провести в одну ступень, крепко принайтовав понтоны к прочной рубке. Но это решение осуществить не удалось. Подъемных усилий двух понтонов оказалось недостаточно. К тому же разразившийся 8-балльный шторм оборвал понтоны, и всю работу пришлось начинать сначала. Во второй попытке использовали уже четыре понтона: по два в носу и корме. Чтобы уменьшить дифферент при всплытии понтоны острапливали выше корпуса.

На повторную остропку каждой пары ушла ночь, продолжительность которой в сентябре стремительно увеличивалась. Две пары понтонов - две ночи, на третью назначили генеральную продувку. На этот раз все прошло благополучно: через 2 ч после начала подачи воздуха в понтоны лодка оторвалась от грунта. Над водой показались только "горбушки" понтонов. Вот в таком положении 14 сентября лодку привели в Кронштадт. В доке лодку осмотрели более тщательно. Поскольку в ней находились новейшие торпеды, опасались "сюрпризов" - взрывных устройств самоликвидации, но взрыва не произошло.

На лодке были обнаружены две акустические торпеды "Т-5", по поводу которых премьер-министр Великобритании У. Черчилль писал в секретном послании Председателю Совета Министров СССР И. Сталину 30 ноября 1944 г.:

"1. Адмиралтейство просило меня обратиться к Вам за помощью по небольшому, но важному делу. Советский Военно-Морской Флот информировал Адмиралтейство о том, что в захваченной в Таллине подводной лодке были обнаружены две германские акустические торпеды "Т-5". Это единственный известный тип торпед, управляемых на основе принципов акустики, и он является весьма эффективным не только против торговых судов, но и против эскортных кораблей. Хотя эта торпеда еще не применяется в широком масштабе, при ее помощи было потоплено и повреждено 24 британских эскортных судна, в том числе 5 судов из состава конвоев, направляемых в Северную Россию...

2. Наши специалисты изобрели особый прибор, который обеспечивает некоторую защиту от этой торпеды. Однако изучение образца торпеды "Т-5" было бы крайне ценным для изыскания контрмер... Мы считаем получение одной торпеды "Т-5" настолько срочным делом, что мы были бы готовы направить за торпедой британский самолет в любое удобное место, назначенное Вами..." [30, с. 279].

Верное союзническому долгу, Советское командование предоставило возможность английским специалистам ознакомиться с устройством торпеды и снять с нее чертежи. Это помогло англичанам создать защитное устройство "Фоксер", которое представляло собой две параллельно расположенные и буксируемые на длинном тросе за кораблем стальные трубы. При движении корабля трубы ударялись одна о другую и создавали шум, превосходящий шум винтов корабля. Выпущенная из лодки акустическая торпеда реагировала на более мощный источник шума и направлялась к "Фоксеру" [14].

Успехи же английской спасательной службы за время войны были значительно скромнее. Она сумела поднять собственную лодку "Антеймд", затонувшую 30 мая 1943 г. у западного берега Шотландии. В период постройки часть лодочных систем смонтировали неправильно, что и привело к затоплению лодки в совершенно "безобидной" ситуации. Спасти экипаж не удалось, хотя глубина составляла всего 49 м и с лодкой все время поддерживался непрерывный контакт. После подъема "Антеймд" часть ее отсеков еще оставалась незатопленной [43].

Кроме "Антеймд" англичане подняли в Порт-Саиде греческую подводную лодку "Катсонис", которую после ремонта включили в состав своего флота [10].

Подъем затонувших лодок противника во время второй мировой войны осуществляли и США. Это были карликовые лодки, выпускаемые с больших подводных лодок-носителей. Во внезапном нападении на Пирл-Харбор 7 декабря 1941 г. участвовало пять таких лодок, но ни одна из них не достигла цели. Четыре были уничтожены надводными кораблями, а одна наскочила на мель, и ее командир стал первым японским военнопленным.

Спустя несколько недель, американцы подняли одну из карликовых лодок, затопленных внутри гавани, чтобы ознакомиться с ее устройством.

Через полгода, 31 мая 1942 г. японцы повторили удар карликовыми лодками, на этот раз сразу по двум объектам: порту Диего-Суарес и австралийскому порту Сидней. В последнем случае удалось добиться некоторого успеха: лодки потопили танкер и повредили два боевых корабля. Но американцы потопили шесть карликовых лодок, четыре из которых впоследствии подняли [40].

Можно упомянуть также о подъеме итальянцами в 1943 г. пяти французских подводных лодок, затопленных своими экипажами в порту Тулон после оккупации южной части Франции. Эти лодки ("Кайман", "Наяд", "Паскаль", "Редутабль" и "Сирен") итальянцы отремонтировали и ввели в строй, но почти сразу же их захватили немцы, так как Италия вышла из войны. В марте 1944 г. все лодки опять были потоплены авиацией союзников во время налета на порт [10].

Германская спасательная служба во вторую мировую войну, как и в первую, в основном занималась подъемом собственных лодок. В результате всевозможных навигационных аварий и столкновений Германия потеряла 32 подводных корабля. Большинство аварийных происшествий произошло в мелководной части Балтийского моря, и эти лодки можно было поднять. Однако немцы подняли только одну из них, "V-612", затонувшую от столкновения со своим кораблем в августе 1942 г. Еще три лодки были подняты и вновь введены в строй в 1940-1943 гг. Две из них ("V-446" и "V-416") подорвались на минах в Балтийском море, а третья ("V-31") потоплена английским самолетом.

После оккупации Голландии и Дании в 1940 г. немцы подняли одну голландскую ("0-12") и одну датскую ("Хафруэн") лодки, затопленные собственными экипажами [10].

Слабую активность германской спасательной службы можно объяснить, если вспомнить, что в течение 1941-1944 гг. там ежемесячно вводилось в строй по 20-25 лодок, т. е. почти по лодке в день. Конечно, при этом смысла в ремонте старых лодок, а тем более в их подъеме не было.

Заканчивая обзор деятельности спасательных служб в период второй мировой войны, можно отметить снижение интереса к подъему лодок по сравнению с первой мировой войной. Хотя поднято было примерно такое же количество лодок (около 20, из которых 2/3 неприятельские), большинство судоподъемных работ проводилось в портах и не представляло особых трудностей. В основном лодки поднимали путем восстановления собственной плавучести и с использованием понтонов. К этому следует добавить, что возможности противодействия противника проведению каких-либо судоподъемных работ по сравнению с первой мировой войной значительно расширились.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"