Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

II. Научно-исследовательское судно "Си Дайвер" и археологические исследования

Программа подводных исследований, названная Эдом Линком "Мен ин Си" ("Человек в море"), начала разрабатываться в начале 50-х годов. Для использования в качестве судна обеспечения водолазных работ Линк переделал небольшой рыболовный траулер, дав ему название "Си Дайвер". Вначале Линк исследовал только останки парусных судов, затонувших в водах Нового Света. Вместе с Менделем Петерсоном, куратором отдела археологии при Смитсоновском институте, Линк погружался в местах кораблекрушений у рифов Флориды, у Багамских островов и даже в неспокойных и опасных водах банки Силвер, на полпути между островом Тарк и Доминиканской Республикой. Много его удивительных находок выставлено в отделе подводных исследований Национального музея истории и техники при Смитсоновском институте. В число этих экспонатов входит самая старинная пушка, когда-либо обнаруженная в Новом Свете, бронзовый корабельный колокол, датированный 1733 г., оловянный чайник времен королевы Анны, бивни слонов и медные тазы, бесспорно находившиеся на судах, перевозивших рабов, и даже якорь, о котором говорят, что он принадлежал потерпевшему аварию флагманскому судну Колумба "Санта Мария".

Все эти предметы были найдены вблизи рифов и скалистых берегов на глубине от 5 до 10 м. На такой глубине водолазы могли, находиться неопределенно долго. Все работы производились с борта "Си Дайвера", стоявшего на двух якорях - кормовом и носовом. Водолазы опускались к затонувшему кораблю со шланговым дыхательным аппаратом, состоявшим из маски, закрывавшей все лицо, и шланга подачи воздуха от воздушного компрессора с палубы "Си Дайвера".

Иногда водолазы пользовались и хорошо известным в настоящее время, а тогда только что появившимся аквалангом, маска которого закрывала глаза и нос, а загубник присоединялся через регулятор давления к баллонам со сжатым воздухом, находящимся за спиной.

Акваланг был пригоден для разведки дна моря, но для работы на каком-то постоянном месте удобнее оказывалось первое дыхательное устройство - шланговый аппарат. Пловцы не были стеснены в своих движениях находящимися за спиной баллонами, и, получая неограниченное количество воздуха с палубы судна, могли не прерывать работу для смены баллонов сжатого воздуха через каждые полчаса, как это приходилось делать при работе с аквалангом.

Эд скоро обнаружил, что все кораблекрушения, происшедшие на мелких местах, неоднократно прочесывались в прошлом пловцами, применявшими простую водолазную технику тех времен. Все, что оставалось, стоило недорого и в большинстве случаев не имело исторического значения. Все чаще и чаще он приходил к заключению, что нетронутые и заслуживающие внимания места с останками затонувших кораблей лежат на больших глубинах.

Постепенно Эд составил общий генеральный план работы. Нужно было создать средства обнаружения на большой глубине погибшего корабля, а затем обеспечить водолазам возможность достаточно продолжительное время работать на такой глубине.

Во-первых, необходимо иметь магнитометр - устройство для обнаружения погибших кораблей. При волочении по дну моря это устройство подает сигналы о встреченных металлических останках. Затем на разведку посылается водолаз. Ему может посчастливиться, и он найдет заросший ракушками старинный якорь или полузанесенную песком пушку. Но по своему прошлому опыту Эд знал, что магнитометр способен засечь и железную бочку из-под масла или какой-либо другой металлический предмет, недавно выброшенный за борт проходящим судном.

После обнаружения места кораблекрушения, например на глубине 45 м и более, к нему быстро опустится аквалангист для первого беглого осмотра. Он даже может подобрать какой-нибудь предмет, свободно лежащий на грунте. Но у него не будет времени для исследования места кораблекрушения с помощью специального прибора или инструмента. Иначе при возвращении на поверхность ему придется проходить декомпрессию. Водолаз со шланговым аппаратом сможет дольше оставаться на глубине, но в этом случае из-за необходимости декомпрессии ему потребуется больше времени на всплытие.

Длительная декомпрессия влечет за собой ряд таких неприятных явлений, как усталость, переохлаждение, голод и жажда, опасность нападения акул; наконец, не на последнем месте стоит и потеря драгоценного рабочего времени. Кроме того, если водолазу пришлось всплыть слишком быстро, то он оказывается подверженным кессонной болезни, проявляющейся в том, что азот, попавший в его организм вместе с воздухом, не успевает улетучиться и образует в крови маленькие пузырьки, подобные пузырькам в шампанском, нарушающие циркуляцию крови. Это не только очень болезненно, но иногда и смертельно опасно.

Прошло немало времени, прежде чем водолазы научились бороться с "кессонной". Многолетний опыт подсказал им, что при медленном всплытии с остановками, зависящими от продолжительности и глубины пребывания под водой, можно избежать появления кессонной болезни. Ловцы губок в вентилируемом водолазном снаряжении используют такой подъем со значительных глубин для более безопасных набегов на поля губок, и тем не менее они нередко гибнут, а многие из них становятся инвалидами.

Эд был убежден, что единственным действенным и безопасным решением этой проблемы явилось бы создание декомпрессионных камер, используемых водолазом после выполнения работы на дне моря. Линк ясно представлял себе конструкцию погружаемой декомпрессионной камеры (ПДК), в которой водолаз сможет опускаться на дно моря. Когда же придет время возвращения, он сможет заплыть обратно в камеру, герметично закрыться в ней и, оставаясь под давлением данной глубины, подняться на поверхность. На борту судна давление в ПДК постепенно стравят до нормального, без каких бы то ни было неудобств и опасности для водолаза. В случае необходимости водолаз получит еду и питье и ему будет оказана медицинская помощь.

Эд знал, что Роберт Девис, автор книги "Глубоководные погружения и подводные работы", еще примерно в 30-х годах создал первую подводную декомпрессионную камеру, но и 20 лет спустя его устройство не получило признания. Лишь очень небольшое количество таких камер было создано ВМС различных стран, включая США, причем современные погружаемые декомпрессионные камеры мало чем отличаются от камеры Роберта Девиса первоначальной конструкции. Постепенно методом проб и ошибок были разработаны таблицы декомпрессии, устанавливающие продолжительность пребывания на различных глубинах. Экспериментальный водолазный центр флота США продолжил опыты и испытания в этом направлении.

Эд решил начать постройку собственной подводной водолазной камеры, которая могла бы находиться на борту "Си Дайвера".

Летом 1956 г. команда "Си Дайвера" впервые занялась тем, что в дальнейшем стало ее основной задачей, - серией подводных исследований в водах Порт-Ройала на острове Ямайка. Сильное землетрясение 1692 г. разрушило две трети городов и портов, расположенных по побережью, и явилось причиной гибели более 2000 жителей. Хотя с тех пор многое было восстановлено, но на дне гавани все еще лежали руины города. Поскольку они оставались нетронутыми в течение трех столетий, Эд предположил: подводные раскопки дадут возможность составить правильное и полное представление обо всем, что осталось от XVII в., обо всех жилых домах и мастерских. Именно ввиду неприкосновенности останков подводные археологические исследования окажутся исторически более ценными, нежели раскопки, произведенные на суше.

Правительство Ямайки не имело ни денежных средств, ни оборудования, необходимого для осуществления такого проекта. Представители власти довольствовались тем, что приветствовали "Си Дайвер" и его команду и предложили помощь Национального музея Ямайки и других правительственных учреждений в предварительных изысканиях.

При первом погружении водолазы обнаружили илистое вязкое дно, которое взмучивалось каждый раз, когда к нему прикасались. Никаких стен города не сохранилось. Были обнаружены лишь кучи известки, битого кирпича, полностью затянутые илом, бутылки из-под пива и кока-колы и другие современные отбросы небольших прибрежных рыбацких деревушек.

"Си Дайвер" имел 160-миллиметровый насос (эрлифт), при помощи которого водолазы прощупали несколько небольших холмов и гребней, слегка выступавших над дном бухты. Так были обнаружены стены форта Джеймс толщиной до 2,5 м, охранявшие Порт-Ройал с запада, и форта Карлайсл, находившегося на восточной окраине. Эти стены были полностью занесены илом.

Водолазы нашли пушку, весившую 227 кг, - самую большую пушку, когда-либо поднятую экипажем "Си Дайвера" со дна моря. Эрлифт вгрызался в участки дна, богатые изъеденными червями останками перекрытий деревянных зданий, полов и стен кирпичной кладки. Здесь были найдены куски кожаных подметок, медные монеты, кремни от мушкетов, осколки фарфоровых и глиняных трубок.

Одной из наиболее интересных находок была своеобразная коллекция бутылок. Под верхним слоем современных бутылок из-под кока-колы и пива были найдены ликерные бутылки XIX в., бутылки обтекаемой формы для содовой воды со стеклянным шариком внутри, а также зеленоватые, синие и коричневые пузырьки из-под лекарств, выброшенные в море старым английским госпиталем, находившимся на берегу залива. Раскопки вглубь еще на 30 см обнаружили набор бутылок XVIII в. И наконец, под слоем ила, образовавшегося за время, прошедшее после землетрясения, были найдены бутылки, относящиеся ко времени, предшествующему землетрясению; они имели форму луковицы и темную сверкающую поверхность с коралловыми вкраплениями.

В целом первая непродолжительная экспедиция полностью оправдала все надежды. Больше всех полученными результатами был доволен Бернар Люис, директор Института Ямайки, который ратовал за продолжение исследований.

Перспектива исследований была очень захватывающей, но если бы пришлось к ним вернуться, то понадобилось бы более совершенное оборудование. Эд понимал, что нужны мощные насосы, подъемные устройства и баржа для сбора обломков, поднятых эрлифтом. Гидролокационная съемка дна залива и магнитометр, позволяющий отыскивать скрытые на дне моря предметы, имеют такое же большое значение, как и удобные жилые помещения для команды.

В то же время Эд получил приглашение организовать экспедицию по исследованию другого затопленного порта. Это была Цезария - порт, построенный Иродом Великим на побережье Средиземного моря. Эда просили оказать содействие в исследовании прибрежных вод в районе порта, обозначенного бесформенными развалинами римских, арабских, турецких построек и зданий, оставшихся со времен крестовых походов. Вскоре после прекращения работ на Ямайке Эд решил на месте оценить сделанное ему предложение.

Он нашел страну, настолько богатую скрытыми и на суше и на море древностями, что ему было нетрудно изменить свои планы. Линк осмотрел развалины Цезарии, нырял к останкам каменных крепостей, оставленных крестоносцами в Акре; посетил Яффу, Дор, Ашкелон и Ихзив - города, расположенные на берегах Средиземного моря, плавал в Тивериадском озере, являющемся перекрестком дорог человечества с самого начала его истории.

И повсюду на Дне моря Линк находил знаки прошлого - саркофаги, амфоры, каменные якоря, разбитые горшки и резной камень. На берегах Средиземного моря он встретился с археологической мешаниной, относящейся как к данной исторической эпохе, так и к эпохам, оставленным нам римлянами, греками, арабами, крестоносцами, турками и евреями.

Наибольшее впечатление на него произвело то, что здесь древними считались только вещи, пролежавшие несколько сотен лет. До сих пор он относил к античному миру все, что датировалось не позднее чем XVIII в. Якорь с флагманского судна Колумба "Санта Мария" он считал сокровищем, но ему казался редкой находкой и любой якорь, созданный позднее 1492 г. Теперь же его взгляд на подводную археологию существенно изменился. В Америке археология начинается с XIX века, а на Средиземном море десятками столетий раньше.

После переговоров с местными археологами и историками Линк решил, что стоит пройти 5000 миль по Атлантике и Средиземному морю, чтобы начать исследовать эту легендарную часть света. Но сначала ему захотелось заменить проверенный 30-метровый "Си Дайвер", служивший базой для нескольких сотен погружений в водах Америки. Маленький деревянный траулер, имевший всего один двигатель, не годился для такого перехода.

Уже по пути домой Эд Линк начал разрабатывать эскизы нового судна. Его голова была полна новыми техническими идеями. Судно должно быть достаточно большим и прочным, способным выдержать атлантические штормы, иметь два дизеля и мощные электрические генераторы, чтобы полностью обеспечить электроэнергией все спасательное и водолазное оборудование, предусмотренное проектом.

Новый "Си Дайвер" должен представить необходимый комфорт двенадцати членам команды во время длительного плавания. На судне следовало предусмотреть оборудование для хранения больших запасов свежих и консервированных продуктов, а также пресной воды. Машинное отделение судна должно иметь станки и оборудование, необходимые для текущих ремонтных работ при нахождении судна вдали от порта. Наконец, топливные цистерны, равно как и цистерны пресной воды, должны быть достаточно большими, чтобы судно могло плавать тысячи миль без заправки.

Вернувшись домой, Эд Линк все свободное время проводил за чертежной доской. А когда проектирование судна было близко к завершению, он посетил несколько верфей в различных частях США и даже в Голландии. В конце концов он остановился на верфях в Куинси, штат Массачусетс, и весной следующего года стальной корпус 30-метрового судна уже в постройке.

Когда корабль, предмет мечты Эда Линка, выходил в апреле 1959 г. из гавани Бостон в свой первый переход, это было поистине великолепное зрелище. Над его белым сверкающим корпусом с нависающим закругленным носом поднималась восьмиугольная штурманская рубка с примыкающими к ней салоном и камбузом. Над ними вздымалась 15-метровая мачта с "вороньим гнездом" и антенной радиолокатора. Ближе к корме находилась рабочая площадка, свободная от надстроек и имеющая достаточно большие размеры для выполнения почти всех работ.

Чем дальше судно уходило от входного буя гавани, тем больше гордости светилось на лице его капитана. И действительно, не говоря уже о том, что это судно было полностью оборудовано для подводных археологических изысканий, оно еще было и самым современным и самым совершенным в мире научно-исследовательским и спасательным судном его размеров.

Два дизеля СМ6-110 мощностью по 240 л. с. обеспечивали скорость около 10 уз. Кроме того, судно имело два вспомогательных дизельных двигателя для двух генераторов трехфазного тока мощностью 30 и 50 кВт, что являлось практически неограниченным источником электроэнергии. Один из этих двигателей вращал также мощный насос носового и кормового подруливающих устройств. При помощи водометных движителей судно могло разворачиваться на месте.

Кроме того, этот же двигатель мог быть подключен к воздушному компрессору производительностью 7 м3/мин, обеспечивающему работу 250-миллиметрового насоса - эрлифта. Два других компрессора, расположенных в машинном отделении, подавали сжатый воздух как для текущих нужд судна, так и водолазам. На палубе были размещены мощная грузоподъемная стрела с лебедкой и 6-тонный кран. И когда будет готова ПДК (погружаемая декомпрессионная камера)1, это подъемное устройство обеспечит ее опускание на воду и прием обратно на борт судна.

1 (По принятой в нашей стране терминологии это устройство носит название "водолазный колокол", однако в книге сохранена терминология автора. - Прим. перев.)

На кормовых шлюпбалках покоился "Риф Дайвер", вспомогательный катер длиной 3,3 м, достойный партнер старого "Си Дайвера". По соображениям пожарной безопасности этот катер имел дизельный, а не бензиновый двигатель и приводился в движение не винтом, а струей воды - водометным движителем, который исключал опасность попадания водолазов под вращающиеся лопасти.

В центре кормовой палубы находился люк в водолазное помещение. В этом большом помещении были размещены два воздушных компрессора высокого давления мощностью 3,5 и 7,5 л. с. для заправки баллонов аквалангов. Кроме того, тут же находились два компрессора низкого давления, подающие воздух к шланговым водолазным аппаратам.

Водолазное помещение было загружено баллонами со сжатым воздухом, рулонами воздушных шлангов, масками и очками, водолазными поясами с грузом и всяким вспомогательным оборудованием, необходимым для работы водолазов.

Но удивительнее всего - это кормовой портик размером примерно 1,2×1,8 м, открывающий выход из кормового отсека в море вблизи поверхности воды. "Си Дайвер" имел также подводную смотровую камеру с двумя иллюминаторами из толстого стекла, попасть в которую можно было по трапу из специального люка на баке. Эта камера способствовала поиску утерянных предметов или мест кораблекрушения. Ею с удовольствием пользовались ученые, изучающие жизнь рыб и водорослей.

Штурманская рубка "Си Дайвера" имела такое же полное и совершенное навигационное оборудование, как и большой океанский лайнер. Поскольку все эти компасы, лоты, радиолокаторы и средства радиосвязи были необходимы в любое время, Эд снабдил свое судно двумя комплектами каждого вида приборов. Помимо стандартного компаса авторулевого на крыше рубки был установлен компас Плата. Рядом со штурвалом находился указатель постоянно действующего эхолота, а второй эхолот переносного типа в случае необходимости можно было установить на катере "Риф Дайвер". Слева и справа от рулевого располагались экраны радиолокаторов двух типов.

Дополнительное навигационное оборудование состояло из гидроакустического локатора, обеспечивающего просмотр толщи моря в вертикальной плоскости по курсу судна под углом от 90 до 180°, радиооборудования системы Лоран, а также из различных типов секстанов и хронометров для астронавигации.

Наряду с обычной радиостанцией мощностью 135 Вт для связи судна с берегом на борту находились мощная трансокеанская приемно-передающая станция промышленного типа мощностью 250 Вт и несколько приемников, что позволяло иметь одновременную радиосвязь на различных частотах.

Внутренние помещения "Си Дайвера" были рассчитаны на удобное размещение двенадцати человек.

Полностью электрифицированный камбуз оборудовали большим холодильником и морозильной установкой, четырехконфорочной плитой, отдельной печью и решеткой для жарения мяса, а также посудомойкой. Все это изготовлено из нержавеющей стали. В двух больших холодильниках, установленных под рулевой рубкой, размещалось до 300 кг мяса или других скоропортящихся продуктов.

Комфортабельный салон имел уютный камин, отделанный кирпичами, инкрустированными кораллами, поднятыми со дна моря в Порт-Ройале. Камин украшали многочисленные трофеи предшествующих экспедиций.

Впереди машинного отделения, которое находилось непосредственно под салоном, располагались помещения для команды, состоящие из четырехместной каюты на баке, двух двухместных кают и двух гальюнов. Сзади машинного отделения были предусмотрены две большие комфортабельные каюты. Доступ к ним осуществлялся по трапу из салона. Каюты предназначались для владельца судна и его гостей. Каждая каюта имела отдельный гальюн.

За коридором, разделяющим эти две каюты, размещалась фотолаборатория со всем необходимым оборудованием, в другом конце коридора - кладовая, в дальнейшем приспособленная под лабораторию. Из кладовой дверь вела в небольшое служебное помещение, которое стальной дверью соединялось с водолазным отделением. В это отделение был вход и с юта.

Шесть водонепроницаемых переборок с тяжелыми стальными дверями разделяли судно на семь отсеков. Во всех помещениях нижней палубы предусматривалось кондиционирование воздуха, за исключением машинного отделения, в которое воздух подавался мощными нагнетательными вентиляторами.

Пространство между двойными бортами корпуса использовалось под цистерны для воды, горючего и смазочных материалов. Кроме того, в машинном отделении находилась установка для опреснения морской воды и корабельная мастерская с такарными и сверлильными станками и с инструментами для обработки металла и дерева. Здесь же размещались машины корабельной прачечной для стирки и сушки белья.

Рис. 3. На борту 'Риф Дайвера'. Капитан в отставке П. В. Х. Уимс определяет местонахождение катера, а Эд Линк наблюдает за показаниями эхолота, снимающего профиль дна моря на месте затопленного города Порт-Ройал
Рис. 3. На борту 'Риф Дайвера'. Капитан в отставке П. В. Х. Уимс определяет местонахождение катера, а Эд Линк наблюдает за показаниями эхолота, снимающего профиль дна моря на месте затопленного города Порт-Ройал

После выхода из Бостона и короткой остановки в Сити-Айленде около Нью-Йорка "Си Дайвер" отправился в Майами, где предстояло закончить монтаж его оборудования. Затем судно направилось в Порт-Ройал для завершения операций, начатых три года назад.

К этому времени Эд заручился поддержкой сразу двух организаций - Смитсоновского института и Национального географического общества. По прибытии на Ямайку в распоряжение команды "Си Дайвера", состоящей из двенадцати человек, должны были поступить шесть водолазов, базировавшихся на берегу. Эту водолазную станцию предоставила на короткое время военно-морская база США, находящаяся в Карлстоне (штат Южная Каролина).

Работа экспедиции началась хорошо. Прежде всего при помощи эхолота, установленного на "Риф Дайвере", определили контуры района работы экспедиции, затем поручили военным водолазам более подробный осмотр этого района, разметку места, где могли быть останки разрушенных стен. Знаменитый штурман ВМС США, капитан в отставке П. В. Х. Уимс взялся составить батиметрическую карту затопленного района порта, поскольку нам не удалось обнаружить никаких планов этой местности до землетрясения.

После сбора всех необходимых сведений "Си Дайвер" встал на четыре якоря в месте наиболее ожидаемого успеха и в ход был пущен новый 250-миллиметровый насос - эрлифт. На дне работала команда водолазов, обслуживающая эрлифт и тщательно оберегавшая предметы, засасываемые жадной утробой насоса. Борт о борт с "Си Дайвером" стояла плоскодонная баржа. Пульпа со дна моря подавалась эрлифтом на эту баржу и здесь тщательно осматривалась. Сюда попадали все мелкие предметы, которые не были подобраны водолазами.

В начале лета нашли полностью оборудованную кухню с обожженными кирпичами и сломанной решеткой очага. Здесь обнаружили бронзовую и чугунную посуду, оловянные тарелки и ложки, половники, а в одном горшке даже кости от тушеного мяса, которое варилось в момент, когда произошло землетрясение.

Позднее удалось раскопать останки портового магазина, продававшего корабельное имущество. Тут были весы с разновесками, рукоятки мечей и ножей, топоры и другой инструмент, предметы такелажа и даже кусок новой реи длиной 6 м, который уцелел только потому, что сразу же после землетрясения оказался погруженным в ил. К общему удивлению, водолазы откопали пищаль и несколько затворов, относящихся к концу XV в. Это свидетельствовало о том, что и в те далекие времена в Порт-Ройале жили собиратели древностей.

Одной из самых замечательных находок оказались бронзовые часы, поднятые эрлифтом. Хотя стрелки часов и были уничтожены коррозией, рентгеновское просвечивание циферблата, покрытого слоем извести, помогло установить, что часы остановились в 11 ч 43 мин, то есть через 3 мин после первого подземного толчка.

После окончания экспедиции "Си Дайвер" вернулся в Майами и в течение нескольких месяцев готовился к переходу в Средиземное море. Как это бывает со всяким новым судном, в его оборудование пришлось внести много изменений и дополнений. Эд был очень доволен тем, что первое испытание судна проходило вблизи порта, где оно было построено, то есть там, где была возможность доделать и переделать все необходимое. Так, была заменена вся электропроводка, устранены неисправности фильтров двигателя. Некоторые навигационные приборы уже вышли из строя.

Таким образом, выявилась настоятельная необходимость в дублировании оборудования.

Наконец в апреле 1960 г. все было готово. И когда "Си Дайвер" отошел от пирса, направляясь в длительное плавание к восточным берегам Средиземного моря, Эд проводил взглядом блестящий алюминиевый цилиндр на пристани. Это был корпус погружаемой декомпрессионной камеры. Эд надеялся, что она будет собрана и принята на борт, но из-за стачки на машиностроительном заводе камера пришла всего за несколько дней до отплытия "Си Дайвера". Теперь для полного укомплектования ее нужно было отправить в штат Коннектикут на заводы "Электрик боат компани". Камера, таким образом, не была готова для использования в Цезарии. Эд был очень расстроен. Он вспомнил рассказ рыбака из окрестностей Цезарии, которому много раз приходилось забрасывать сети в нескольких милях от берега на глубину до 60 м, и часто в сети попадались редкие амфоры и вазы, оказавшиеся здесь в результате кораблекрушений, происшедших тысячи лет назад. ПДК, если бы она была готова, позволила бы хорошо обследовать суда, когда-то курсировавшие по путям каботажного плавания из Египта в Ливан, на Кипр, Крит и в Древнюю Грецию, а ныне покоящиеся на дне моря. "Ничего не поделаешь, - философски утешал себя Эд. - Пока не готова ПДК, придется на ближайший год ограничиться исследованиями на малых глубинах".

Спустя несколько недель после того как "Си Дайвер", проделав 5000 миль, отдал якорь в древнем порту Цезария, Эд убедился, что спроектированное им судно способно работать в любых условиях.

Переход через Атлантику был спокойным. "Си Дайвер" легко рассекал волны. Команда быстро привыкла к небольшой монотонной качке.

Но в Средиземном море, когда судно прошло Гибралтар и двинулось на восток, счастье ему изменило. Внезапно налетевший с юго-запада шторм вызвал большое волнение по ходу судна. Когда скорость ветра достигла 70 уз, направление его изменилось с северо-западного на северо-восточное. "Си Дайвер" то взлетал на высокую крутую волну, то скользил вниз. Зеленоватая волна перехлестывала через борт и заливала окна штурманской рубки.

Хотя курс и изменился так, чтобы принимать волну ближе к крамболю, но случайные волны приходились по траверзу и сильно кренили судно. Килевая качка то подбрасывала вверх, то кидала вниз членов команды. Вода нашла дорогу в помещения судна через окна и двери, которые до сих пор ее не пропускали.

Ночью, когда "Си Дайвер", как сумасшедший, перевалил через гребень волны и низринулся в глубокую яму между двумя волнами, едва не произошла катастрофа. Колоссальная волна перехлестнула фальшборт и прокатилась по всей палубе. Сейчас же вслед за ней налетела вторая и накрыла комингс светового люка машинного отделения, открытого со стороны кормы. Вода ворвалась в машинное отделение и залила распределительный щит электрооборудования. Произошло короткое замыкание, возник пожар. Его быстро ликвидировали, но пришлось остановить генератор и остаток пути судно шло только на аккумуляторных батареях.

Пользоваться авторулевым было нельзя, и усталая команда управляла судном вручную. Только к вечеру третьего дня ветер подул с юго-востока и вскоре затих, а к утру и качка уменьшилась. Волна была все еще большой, но стала более пологой. Весь день стояла облачная погода.

Осмотр судна показал, что сильный ветер повредил распределительный щит электрооборудования, учинил беспорядок в машинном отделении; отогнул назад антенну (из T-образной она превратилась в U-образную). Кроме того, во время шторма был взбаламучен осадок в топливных баках и фильтры двигателя оказались засоренными. Поэтому до конца своего пути "Си Дайвер" оставлял за собой хвост черного дыма.

Тем не менее нужно признать, что судно с честью выдержало испытание. Его команда проявила мужество и стойкость в борьбе с пожаром и при других тяжелых обстоятельствах. Эд почувствовал уверенность и в судне и в экипаже, которые отныне могли справиться со всем, что бы ни случилось.

Спустя десять дней после прохода по Гибралтарскому проливу "Си Дайвер" прибыл в оживленный порт Хайфа, а еще через три дня, пополнив запасы и выполнив все формальности с местными властями, отплыл к берегам Цезарии, находившейся в 40 милях к югу.

Все были полны энтузиазма, и никто на борту судна не думал, что экспедиции придется встретиться с такими ветрами и таким волнением, которые помешают в летние месяцы производить погружения. Ведь после тщательной проверки именно лето было выбрано как наиболее спокойный сезон года.

С самого начала работы оказалось, что стоять на четырех якорях в месте погружений практически невозможно. Время от времени судно начинало дрейфовать, так как якоря либо плохо держали, либо их совсем отрывало от грунта. Кроме того, судно не стояло строго по ветру, поэтому при перемене ветра мелкие суда, стоявшие у борта "Си Дайвера", бились об него. Часто с большим трудом и с потерей времени приходилось переставлять эрлифт.

Рис. 4. С борта 'Си Дайвера', стоящего на якоре в древнем средиземноморском порту Цезария, можно видеть библейский городу представляющий собой археологическое напластование многих цивилизаций
Рис. 4. С борта 'Си Дайвера', стоящего на якоре в древнем средиземноморском порту Цезария, можно видеть библейский городу представляющий собой археологическое напластование многих цивилизаций

Дважды судно возвращалось под защиту порта Хайфа для ликвидации повреждений и наведения порядка перед очередной атакой. Наконец после того как "Си Дайвер" в третий раз зашел в Хайфу, ведя на буксире "Риф Дайвер" с пробоиной выше ватерлинии, полученной при попытке поднять его на борт во время большой волны, было решено прекратить операции до тех пор, пока море не успокоится.

Рис. 5. Д-р Чарльз Фритч, преподаватель Принстонской теологической семинарии и член экспедиции Линка, рассматривает ряд ценных предметов, найденных в Тивериадском озере
Рис. 5. Д-р Чарльз Фритч, преподаватель Принстонской теологической семинарии и член экспедиции Линка, рассматривает ряд ценных предметов, найденных в Тивериадском озере

К счастью, было и альтернативное решение. Во время предыдущего визита Эда сильно заинтересовали воды Тивериадского озера. Теперь были изготовлены приспособления для транспортировки "Риф Дайвера" и необходимого водолазного оборудования в город Тиверия на западном берегу этого исторического озера.

Почти сразу же водолазы обнаружили место древнего кораблекрушения и подняли на поверхность большое количество керамической посуды двухтысячелетней давности, причем часть ее была совершенно цела. Розово-коричневые тонкостенные гончарные изделия, по мнению археологов, относились к I в. до нашей эры. Позднее осколки такой же керамической посуды были найдены и около библейского места Магдала. Эд представлял себе, что посуда, быть может, была в употреблении, когда Иисус Назаретянин бродил по этим берегам.

Вблизи города Магдала на глубине 4,5 м водолазы обнаружили участок размером 5×30 м, вымощенный плоским отполированным булыжником, скрепленным между собой чем-то вроде цемента. Как позднее признали археологи, мостовая представляла собой останки портовых сооружений или место для сушки рыбацких сетей. Это открытие дополнительно подтвердило теорию о том, что уровень Тивериадского озера в древние времена был гораздо ниже и многие древние поселения ныне находятся под водой.

Прошло шесть недель, и Эд решил возобновить работу в Цезарии. "Си Дайвер" в это время стоял на якоре около древнего входа в порт, вблизи ныне ушедших под воду останков мола.

Водолазы вели постоянную борьбу с сыпучими песками, отсасываемыми эрлифтом. Стоило на короткое время прекратить работу, как песок снова затягивал только что выкопанную яму. Работать с песком оказалось гораздо труднее, чем с илом или гравием. Если выкопанная яма оставалась на ночь, то утром водолазы находили ее заполненной песком доверху. И снова экспедиция вынуждена была прекратить работу и вернуться в Тивериадское озеро для продолжения начатых там раскопок.

Когда "Си Дайвер" и его команда прибыли наконец в сентябре в Цезарию, настроение у всех было подавленное. Эд сказал:

- Работа должна быть сделана либо теперь, либо никогда.

К счастью, море оказалось спокойным и вода прозрачной. Чтобы наверстать потерянное время, трудились от зари до зари. Около основания разрушенных стен затопленного входа в гавань работали два эрлифта. Здесь должны были находиться останки огромной статуи, о которой в своей "Истории иудеев" писал историк первого столетия нашей эры Иосиф Флавий.

Обнаруженные огромные камни, очевидно, были вытесаны для какой-то специальной цели. Некоторые каменные блоки имели необычные углы. Ряд отверстий у многих из них предназначался, по-видимому, для стержней, соединявших эти блоки в конструкцию. Но ничего похожего на фигуру человека или хотя бы на какие-то части тела не обнаружили. Вполне возможно, что бронзовая статуя этого колосса была снята когда-то раньше и обнаруженные нами каменные блоки являются лишь ее постаментом.

Рис. 6. 'Си Дайвер' на якорной стоянке вблизи скалистого берега в Коринфской бухте (Греция)
Рис. 6. 'Си Дайвер' на якорной стоянке вблизи скалистого берега в Коринфской бухте (Греция)

Жутко было смотреть, как водолазы работали на дне глубокой ямы, выкопанной двумя эрлифтами. Песок засасывался со дна ямы, а с ее стенок непрерывно осыпался обратно; водолазы работали по колено в песке. Однажды одна из команд копала в угрожающей близости к огромному многотонному каменному блоку, нависшему над ними. Внезапно блок сполз вниз и зажал трубу эрлифта. К счастью, водолазы успели отскочить в сторону.

Во время раскопок аквалангисты-добровольцы из расположенного вблизи селения сделали наиболее ценную находку данного года. Это была небольшая монетка, не серебряная и не бронзовая, а из какого-то неизвестного сплава. На одной стороне монеты был изображен вход в гавань с башнями по сторонам. На башнях стояли статуи человека в натуральную величину. Рядом с каждой башней находились арки и пешеходная дорожка. За входом в гавань виднелось парусное судно с рулевым веслом.

На обратной стороне монеты была фигура бородатого человека с хвостом дельфина в руках. Фигура увенчивала башню при входе в порт. На монете были выбиты две греческие буквы - KA и проделаны две дырки - одна по центру, а вторая с краю.

На борту "Си Дайвера" царило большое возбуждение. Все были уверены, что на монете изображен именно порт Цезария, настолько точно это изображение соответствовало описанию Иосифа Флавия.

Позднее, после того как найденная нами монета подверглась экспертизе нумизматами Британского музея и Смитсоновского института, было единодушно признано, что она является тессарой, или монетой, специально выбитой в I - II вв. до н. э. в честь завершения постройки порта Цезария. Насколько нам известно, эта монета и поныне единственная в своем роде.

Истинным наказанием для водолазов были частые штормы, сопровождавшиеся высокими волнами. За весь сентябрь из-за непогоды только в течение десяти дней погружались под воду. Тем не менее были найдены бронзовые монеты, глиняные светильники и круглые печати с крылатыми фигурами, шпильки из слоновой кости, черепки амфор II в. и осколки римского цветного стекла. Все это было затянуто слоем песка толщиной 5 м.

При работе эрлифтов на предельной глубине была найдена большая деревянная балка. Под ее прикрытием оказалась единственная обнаруженная целой во время раскопок римская амфора II в. до н. э. Амфора лежала под балкой среди каменных осколков, относящихся к тому же периоду, поэтому, вероятно, они все были выброшены в море в одно и то же время. Проверка показала, что в 130 г. до н. э. в Палестине произошло большое землетрясение, особенно сильное в районе Цезарии, Лидды и Эммауса. Таким образом, была точно определена дата разрушения порта Цезария.

Рис. 7. Водолаз Губерт О'Брайн придерживает найденную на дне моря древнюю греческую амфору для ее измерения и фотографирования
Рис. 7. Водолаз Губерт О'Брайн придерживает найденную на дне моря древнюю греческую амфору для ее измерения и фотографирования

Зиму "Си Дайвер" провел в хорошо укрытом порту Хайфа. А в следующую весну он оказался у берегов Греции, где по договоренности с департаментом древностей Эд исследовал некоторые прибрежные районы моря. Здесь команда "Си Дайвера" снова обнаружила останки кораблей, пролежавшие на дне моря более 2000 лет. С разрешения руководителя этого департамента были выкопаны, подняты на поверхность и сфотографированы многочисленные образцы амфор и других предметов.

Рис. 8. Гавань Пилос в Наваринской бухте (Греция), являвшаяся базой 'Си Дайвера' во время исследований места морского сражения между турецким флотом и объединенным флотом России, Великобритании и Франции в XIX в.
Рис. 8. Гавань Пилос в Наваринской бухте (Греция), являвшаяся базой 'Си Дайвера' во время исследований места морского сражения между турецким флотом и объединенным флотом России, Великобритании и Франции в XIX в.

К концу лета "Си Дайвер" отправился в Наваринскую бухту, находящуюся к юго-западу от Пелопоннеса. Здесь в начале XIX в. произошло морское сражение между турками в течение 300 лет оккупировавшими Грецию, и соединенными силами русского, британского и французского флотов. К концу этого сражения турецкий флот оказался на дне бухты и турецкому владычеству пришел конец.

Из-за больших глубин Наваринской бухты подъем затопленных судов в прошлом был невозможен. Теперь же при более совершенном оборудовании для подводных работ, которым располагал "Си Дайвер", греческие власти надеялись проверить, в каком состоянии находятся эти суда и каковы перспективы их подъема.

Когда "Си Дайвер", миновав две сторожевые скалы, вошел в длинную узкую бухту, перед глазами его экипажа открылась самая красивая панорама Греции. Скалистые острова окаймляли западный берег бухты, а восточный берег был покрыт виноградниками, террасами, спускавшимися к морю. С правой стороны показался город Пилос. Гряда холмов, на которой он был расположен, охватывала кольцом маленькую бухточку. Над бухточкой возвышался венецианский замок.

Последующие изыскания принесли только разочарование. Бухта оказалась очень глубокой. У самого берега глубина ее была от 12 до 24 м, а чуть дальше достигала 41 м. Место для поиска затонувших судов нам показывал 92-летний рыбак, бабушка которого, по его рассказам, являлась свидетельницей Наваринской битвы. Когда этот рыбак был молодым, то старики ему говорили, что в хорошую погоду и при прозрачной воде сверху виднелись останки погибших кораблей. Но теперь их затянуло илом, песком и грунтом, смываемым дождем с прибрежных гор.

Первые попытки водолазов обследовать дно моря не увенчались успехом. Никаких результатов не дало и обследование дна при помощи магнитометра, буксировавшегося вблизи поверхности воды. Глубина 41 м оказалась слишком большой, чтобы магнитометр смог обнаружить металл. Затем предприняли погружения с аквалангом в тех местах бухты, где, по преданию, находились затопленные суда. Когда и это не дало никаких результатов, на дно опустили водолазов.

Пытались также применить драгу, буксировавшуюся за кормой "Си Дайвера". Если драга цеплялась за что-то, в это место посылали водолаза. Иногда водолазы нащупывали в жидком иле нечто большое, похожее на корму или корпус корабля, но поскольку они не могли долго находиться на такой глубине, нельзя было точно определить, действительно ли это был корабль. Однажды водолаз доложил, что прошел рядом с большой мачтой, выступавшей под углом прямо из грунта.

Эд и Георг Попатаносополис, местный археолог, сопровождавший "Си Дайвер", тщательно заносили на карту все эти места. Но как их обследовать? На глубине 41 м нельзя было долго находиться без последующей очень длительной декомпрессии. В таких условиях трудно отличить флагманский корабль от простой рыбацкой фелюги.

Эд не переставал думать о ПДК, находившейся в США. Согласно последним известиям, камера была полностью укомплектована и готова к приемке, но сезон уже закончился, и ее можно было применить только на следующий год. Использование ПДК в Наваринской бухте позволило бы водолазам более тщательно осмотреть суда, засосанные в ил. Учитывая все крайне неблагоприятные условия, с большой досадой решили прекратить в этом году все дальнейшие изыскания.

Покинув Наваринскую бухту, "Си Дайвер" отправился на зимнюю стоянку в Монте-Карло, вблизи Французской Ривьеры (Лазурного берега. - Прим перев.). Стоянка здесь была разрешена Международным гидрографическим бюро. В Монте-Карло находился и всемирно известный пионер подводных исследований Жак-Ив Кусто, возглавлявший Междунароный океанографический музей.

Первым портом захода была историческая гавань Сиракузы на острове Сицилия, где задолго до Пелопоннесской битвы произошло морское сражение между Римом и Карфагеном. И когда "Си Дайвер" входил через узкие ворота, приоткрытые мощными каменными фортификационными сооружениями, в эту большую красивую бухту, Эд подумал, что с помощью "Си Дайвера" можно обнаружить останки военных кораблей того времени.

Тут судьба улыбнулась Эду. В местном музее его приветствовал молодой археолог, с которым Эд познакомился годом раньше в США. Этот археолог с энтузиазмом настаивал на том, чтобы Эд рассмотрел возможность археологических изысканий в водах Сицилии. Он познакомил Эда с маркизом Пьеро Николасом Гаргалло, почетным директором отдела юго-восточной Сицилии департамента подводной археологии.

Маркиз Гаргалло сам увлекался водолазным делом; им были обнаружены и исследованы некоторые исторические участки местных вод. Он пригласил Эда во дворец, чтобы показать ему свои находки. Парадный двор был заставлен старинными пушками, каменными и металлическими якорями, мраморными обломками, десятками обросших ракушками амфор. В самом замке находилась обширная библиотека драгоценных книг в кожаных переплетах и древних рукописей. Здесь же были и находки маркиза - мозаика, 0ронзовые и свинцовые фигурки, монеты и медальоны, большие амфоры и гордость владельца - бронзовый шлем греческого воина, найденный в старой гавани.

Гаргалло настоятельно рекомендовал Эду вернуться вместе с "Си Дайвером" в Сицилию на следующий год. Он рассказал об обнаруженном им кораблекрушении вблизи Огнина, несколькими милями южнее, где он нашел бронзовые статуэтки. Это место было только едва-едва исследовано. Маркиз рассказал также о затонувшем грузе мраморных изделий, наполовину зарытом в песок вблизи Марзамеми, на юго-восточной оконечности Сицилии. Он с огромным интересом рассматривал оборудование "Си Дайвера" - ведь в Средиземном море никогда не было ничего подобного.

На следующий день, после отхода в Монако, Эд уже планировал возвращение сюда следующей весной, с тем чтобы исследовать некоторые из этих кораблекрушений. Самой соблазнительной была мысль найти древнегреческий военный корабль. Если Пьеро Гаргалло нашел шлем в этой древней гавани, то там должны быть и другие военные находки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"