Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

IV. Подводный дом и погружение на глубину 130 м

В марте 1963 г. Эд вернулся на "Си Дайвер", находившийся на своей средиземноморской базе, для продолжения подготовки эксперимента на глубине 120 м. Детом он планировал перевести судно в США, где было гораздо больше возможностей для постройки необходимого оборудования. Однако еще до отбытия из зоны Средиземного моря "Си Дайвер" подвергся некой пластической операции на итальянской верфи в Савоне. Его тупой нос, принимавший слишком много воды, нужно было удлинить на 3 м и сделать более острым, чтобы судно лучше резало волны и не зарывалось носом при большом волнении.

Эд отлично понимал, что предполагаемое погружение на 120 м потребует завершения изготовления всего оборудования по программе "Человек в море", о которой он докладывал на заседании научно-исследовательского комитета Национального географического общества. Погружение Роберта Стенюи доказало ценность декомпрессионной камеры во время первого погружения на глубину 60 м, но крохотные помещения ПДК были совершенно не пригодны для более длительного пребывания на большой глубине. Эд понимал, что гораздо успешнее будет работать команда водолазов, состоящая из двух человек.

В первую очередь он занялся проектированием подводного жилища - базы отдыха водолазов и большой декомпрессионной камеры, предназначенной для размещения на палубе "Си Дайвера". Эд хотел применить ПДК в качестве лифта для опускания на грунт и подъема на поверхность, с тем чтобы состыковать ее с большой палубной камерой, куда и переводить водолазов на период декомпрессии.

Предполагалось, что вся подготовка займет год. За это время Эд рассчитывал найти подходящее место для такого погружения. Во время неторопливого перехода в США Эд хотел остановиться на Бермудских островах. Он надеялся в светлых и глубоких водах, окружающих эти острова, найти именно то, что ему требуется. В случае неудачи можно было провести погружение вблизи порта Ки-Уэст во Флориде. Ему пообещали предоставить оборудование морской станции ВМС США. А тем временем "Си Дайвер" должен был вернуться к месту своего рождения, в Майами.

Но не всегда все идет так, как планируется.

"Си Дайвер" находился в Средиземном море, когда 10 апреля новейшая атомная подводная лодка США "Трешер" затонула у берегов Новой Англии со всем экипажем, состоящим из 129 человек. Глубина здесь такая, что нельзя было ни поднять лодку, ни спасти ее экипаж. Позднее обломки лодки нашли на глубине 2560 м. Предполагали, что лодка опустилась ниже допускаемой глубины, возможно, из-за неисправности уплотнений корпуса и проникновения в лодку забортной воды. Дополнительный вес воды потянул ее на дно, а возросшее внешнее давление разрушило корпус лодки.

В Вашингтоне, как и во всем мире, это произвело очень сильное впечатление. При тех условиях, в которых произошла катастрофа, не было никаких шансов спасти людей. Среди хорошо осведомленных людей господствовало мнение, что если бы лодка затонула на меньшей глубине и ее корпус не был разрушен, то экипаж лодки остался бы живым в течение многих недель, пока хватило запасов продовольствия и воздуха. А пока что спасти людей с глубины более 107 м (предельная глубина спасательных работ, проводившихся ВМС США) было просто невозможно.

Эд все еще находился в Монако, когда в мае его по телефону вызвал контр-адмирал Э. К. Стефан, начальник Океанографической службы флота. Адмирал сообщил, что начальник штаба флота поручил ему создать высокоавторитетную комиссию по расследованию гибели подводной лодки "Трешер". Этой комиссии было также предложено разработать мероприятия для предупреждения подобных случаев в будущем и разработки спасательных средств. Адмирал просил Эда возглавить группу гражданских специалистов, которой отныне присваивалось название "Группа обзора систем глубоководных погружений", или ДССРГ1.

1 (Deep Submergeee System Review Group (DSSRG)-Группа обзора систем глубоководных погружений. - Прим. перев.)

Эд ответил согласием, хотя отлично понимал, что это означает задержку в выполнении его собственных планов. Однако проблемы, возникшие после гибели "Трешера", имели прямое отношение к программе "Человек в море". Он был совершенно уверен в том, что, работая вместе с экспертами, специалистами в различных областях, связанных с подводным миром, получит больше сведений, чем при любых других обстоятельствах.

В июне Эд привел "Си Дайвер" на Бермудские острова и оставил его там на базе флота, а сам вылетел в Вашингтон для участия в первом заседании ДССРГ. Хотя он и не очень рассчитывал на возможности погружения на 120 м вблизи Бермудских островов, но все же очень расстроился, узнав, что здесь нет необходимых промежуточных глубин. Глубины были либо очень малыми - в пределах шельфа, либо непомерно большими.

Таким образом, через несколько недель "Си Дайвер" оказался на судостроительном заводе в Вашингтоне, расположенном на реке Анакостия, где находились экспериментальный водолазный центр ЭДУ1 и школа водолазов-глубоководников. Эд получил разрешение на стоянку "Си Дайвера" здесь, в самом сердце Вашингтона, до тех пор, пока в нем будет нуждаться ДССРГ.

1 (U. S. Navy Experimental Diving Unit (EDU) - экспериментальный водолазный центр. - Прим. перев.)

То, что сначала, казалось, повредит выполнению программы "Человек в море", на самом деле пошло ей на пользу. В перерывах между ежедневными заседаниями комитета Эд успел пересмотреть многие аспекты этой программы.

В Монако, во время предыдущих экспериментов, проводившихся в громоздкой погружаемой декомпрессионной камере, мыши подвергались давлению, соответствующему глубине 120 м. Теперь же эксперименты с мышами продолжались в небольшой барокамере, выдерживающей давление до 1370 м. Работа велась под руководством д-ра Джона Мембери, хирурга, энтузиаста подводного спорта, который добровольно посвятил свой месячный отпуск работе над проектом. Под его руководством несколько групп мышей подвергли давлению, соответствующему глубине 610 м, и даже было проведено короткое испытание в течение одного часа на глубине 762 м.

А тем временем в Пенсильванском университете, на его фармакологическом факультете, руководимом известным специалистом в области гипербарической психологии д-ром Христианом Ламбертсеном, молодой канадский медик Джозеф Макиннис готовился к тому, чтобы стать постоянным работником программы "Человек в море", отвечающим за жизнеобеспечение. Он должен был заменить д-ра Борнманна, опытного флотского врача, который мог принимать участие в выполнении программы только время от времени.

После отъезда д-ра Мембери эксперименты с мышами продолжались в лаборатории д-ра Ламбертсена, и в конце концов было проведено успешное "погружение" на глубину 1370 м, придем мыши находились под этим давлением в течение 4 ч.

В результате завершения опытов с мышами оставался только один вопрос: в состоянии ли человек продолжать борьбу за овладение большими глубинами? Эд считал, что очень скоро человек сможет опускаться на глубину 183 м и даже 305 м. Но до этого нужно было разрешить много чисто физиологических проблем. Не было никакого сомнения в том, что если мыши переносят такое давление, то будут найдены пути решения проблемы и для человека.

А в это время недалеко от "Си Дайвера" на песчаном берегу реки Анакостия в барокамерах Водолазного центра под руководством д-ра Роберта Д. Уоркмана и капитана 1-го ранга Чарльза Хеджпета проводилась первая серия экспериментов с добровольцами-водолазами, подвергавшимися повышенному давлению. В том же году, несколько позднее, группа "Человек в море" узнала, что водолазы ВМС США провели 24 ч под давлением, соответствующим глубине 122 м, без каких бы то ни было вредных для человеческого организма последствий. Испытания с мышами и козами были доказательны, но куда лучше было знать, что человек также может переносить такое давление.

Лишь в январе "Си Дайвер" смог отправиться на полигон ВМС в Ки-Уэсте для окончания подготовки погружения на 120 м. И когда "Си Дайвер" двинулся в поход, разрезая форштевнем лед, образовавшийся за предыдущую ночь на реке Потомак, все на борту судна радовались, что наконец-то начинается следующий этап программы "Человек в море".

На борту "Си Дайвера" находилось СПИД1 - погружаемое переносное надувное жилище, которое должно было стать подводным домом для водолазов на глубине 120 м. Основу дома составляла стальная рама со свинцовым балластом и надувной баллон из прочной прорезиненной ткани, имевший форму колбасы и закрепленный на этой раме. Войти в подводный дом можно было через открытый люк в нижней части. Воздух в дом поступал либо по шлангам с поверхности моря, либо из баллонов, закрепленных на раме. Этот дом уже дважды испытывали под водой, и Эд был доволен полученными результатами. Сооружение полностью отвечало нуждам экспедиции.

1 (SPID - submersible portable inflatable dwelling. - Прим. перев.)

Дому новой конструкции было отдано предпочтение перед подводными домами из стали или бетона по следующим соображениям. Надувной дом делился на секции и был удобен в обращении при помощи таких слабых подъемных устройств, какими располагали на "Си Дайвере". Затем дом был складным, и не требовалось много места для его хранения. На дне моря он легко перемещался с места на место. Не возникало никаких проблем о поддержании постоянной формы и размеров дома до тех пор, пока давление внутри него было равно наружному, а именно в этом и заключалось главное требование водолазов, пользующихся домом.

На борту "Си Дайвера" также находилось в разобранном состоянии второе надувное резиновое убежище - "иглу". Это был черный мешок из прорезиненной ткани, прикрепленный к стальному кольцу с балластом. Мешок подводили к месту будущей работы. В него накачивали воздух, который вытеснял воду. Таким образом, водолазы на дне моря могли работать в сухой атмосфере.

Сразу же по приходе на базу Ки-Уэст опытная и вообще отлично подготовленная группа Эда принялась делать все, что было в ее силах, для скорейшего завершения подготовки погружения на 122 м. Роберт Стенюи, с самого начала находившийся в Вашингтоне, с увлечением работал над рядом проблем. Д-р Макиннис, прошедший полную гипербарическую тренировку в Пенсильванском университете, на себе испытывал различные режимы погружения и декомпрессии, проверяя работу анализаторов содержания кислорода и т. п.

Помощником Эда по общим вопросам был Эдвард Уордуэлл, офицер-подводник и инженер, бывший секретарь ДССРГ, недавно вышедший в отставку, чтобы начать карьеру инженера-океанолога. Главный механик Ден Иден - отличный старший инженер - занимался как корабельной, так и подводной техникой. И наконец, повар Джон Маргетис, остававшийся на судне с лета, проведенного в Греции, поддерживал у всех хорошее настроение удачным сочетанием тонкого юмора и хорошего качества приготавливаемой им пищи.

На судне были и другие энтузиасты - молодые люди, которым досталась наиболее тяжелая работа. Их увлечение романтикой несколько притуплялось повседневной трудной работой, но при каждом удачном опыте снова усиливалось.

А во главе стоял зачинатель программы, воодушевлявший всех собственным примером. Эд был расстроен большой потерей времени в Вашингтоне и всячески форсировал начало погружений. Очень часто после длинного рабочего дня он собирал всю группу в салоне "Си Дайвера", и далеко за полночь шло обсуждение различных этапов подготовки к этим погружениям.

На Роберта Стенюи была возложена задача совместной работы с фирмой "Ю. С. Раббер компани" по созданию водолазного костюма, который сохранял бы тепло в атмосфере гелия. Предлагалось несколько образцов такого костюма. В основе материала костюма лежали два слоя латекса, разделенных сообщающимися ячейками, в которые мог нагнетаться сжатый воздух. Давление внутри самого материала, таким образом, могло противостоять внешнему давлению и не допускало сплющивания. Идея сама по себе была очень хорошей, но проектирование и кройка такого костюма, обеспечение удобного и простого одевания были далеко не простым делом. Костюм создавали специально для Роберта, но... то капюшон оказывался слишком коротким, то штанины слишком длинными, да и весь костюм годился для человека вдвое большего роста, чем Роберт.

Кроме аварийного запаса смеси в баллонах, закрепленных снаружи убежища "иглу", необходимо было снабдить СПИД собственной системой подачи дыхательной смеси с поверхности. Избыток углекислого газа в дыхательной смеси предусматривалось удалять поглотителем, а правильное содержание кислорода в гелии - автоматически регулировать при помощи анализатора смеси.

Много пришлось поработать теоретически и практически над разрешением задачи снабжения водолазов дыхательной смесью во время их пребывания вне рабочего убежища СПИД. Если работать на глубине 120 м в акваланге, то нужно держать цистерну с дыхательной смесью на поверхности воды. Но это явно непрактично. Автономная система регенерации дыхательной смеси с очисткой ее от углекислого газа и с пополнением кислородом окончательно еще не была испытана, и Эд не доверял ей. Группа в конце концов пришла к мысли о необходимости применения шланговой системы рециркуляции смеси, разработанной Робертом Стенюи. В этой системе использовали дыхательную смесь, состав которой непрерывно контролировался и регулировался ПДК. По гибкому шлангу ее подавали водолазу; отработанная дыхательная смесь от водолаза поступала обратно для обновления.

Эксперименты по устранению искажения голоса в атмосфере гелия также проходили успешно. Кроме того, в СПИДе была установлена телевизионная камера; люди, находившиеся на поверхности, могли все время следить за ходом работ внизу.

После того как СПИД было установлено на грунте в гавани Ки-Уэст, вблизи стоянки "Си Дайвера" более месяца проходили испытания всего необходимого для обеспечения жизнедеятельности водолазов на большой глубине. В мае перед отправкой "Си Дайвера" в Майами, когда вся подготовка была полностью закончена, Стенюи и Клейтон Линк, сын капитана, провели мирную и спокойную ночь в подводной палатке.

Они выплывали из подводного дома и в светлое и в темное время суток, съели ужин, переправленный к ним сверху, и переговаривались по телефону с командой, находившейся на палубе судна. Затем переоделись в сухую одежду, растянулись на койках и крепко заснули до следующего дня. Глубина была всего 10 м, поэтому наутро, когда они поднялись на поверхность, потребовалась лишь очень непродолжительная декомпрессия.

Более серьезная проверка готовности произошла в Майами 14 июня, перед тем как "Си Дайвер" по плану должен был отправиться к месту погружения. К этому времени напарника Роберта Стенюи по погружениям уже выбрали. Это был Джон Линдберг.

Джон Линдберг, бывший водолаз ВМС, являлся техническим экспертом и водолазом фирмы "Оффшор дайвер инк"., эксплуатировавшей подводные нефтяные скважины на Калифорнийском побережье США.

Роберт и Джон провели имитационное погружение на глубину 130 м в ПДК на борту "Си Далвера", применяя ту же дыхательную смесь, что и при настоящем погружении. Имитационное погружение тщательно обеспечивалось тремя опытными специалистами-физиологами- д-ром Макиннисом с его опытной группой из Пенсильванского университета, д-ром Ламбертсеном и его ассистентом д-ром Джемсом Диксоном, которые прибыли специально для руководства погружением.

Рис. 19. Джон Линдберг и Клейтон Линк проверяют присоединение шланга к ПДК, которая будет служить лифтом для доставки водолазов на глубину 130 м к надувному подводному домику СПИД
Рис. 19. Джон Линдберг и Клейтон Линк проверяют присоединение шланга к ПДК, которая будет служить лифтом для доставки водолазов на глубину 130 м к надувному подводному домику СПИД

Роберт и Джон во время этого имитационного погружения подверглись очень сильному перегреву, вызванному слишком быстрым сжатием газа для сокращения времени декомпрессии. Оба чувствовали себя очень неважно до тех пор, пока им не позволили перебраться в более комфортабельную палубную декомпрессионную камеру.

Ночью, уже находясь у себя дома, Роберт проснулся от сильной боли в запястье. "Не иначе, как приступ кессонной болезни, - подумал он с досадой, - и как раз накануне нашего погружения". Но боль вскоре прошла, и Роберт снова уснул. Около 4.00 утра боль возобновилась и на этот раз была гораздо более острой. Роберт вскочил в свою машину и отправился к "Си Дайверу", где доктора тут же поместили его в палубную декомпрессионную камеру. Боль исчезла немедленно после подъема давления, и через несколько часов Роберт принимал участие в общей суете подготовки судна к съемке с якоря.

Место погружения окончательно было выбрано мористее рифа Грейт-Стиррап-Кей у северо-восточного пролива Провиденс, к северу от острова Берри, относящегося к группе Багамских островов. Эд был вынужден отказаться от Бермудских островов как места погружения, потому что там вблизи берега глубина возрастала слишком быстро. Когда Эд стал искать место для погружения у Багамских островов, картина оказалась точно такая же: каждая отмель заканчивалась крутым обрывом до глубины в несколько сотен метров. Так или иначе, но нужно было где-то найти почти горизонтальный участок грунта на глубине около 120 м для установки СПИДа. Этот участок должен быть достаточно большим, чтобы "Си Дайвер" мог на четырех якорях стоять над подводным домом.

После изучения морских карт Эд и Марион1 обследовали все подходящие места при помощи эхолота, стоявшего на яхте Сьюарда Джонсона "Оушн Перл". Они почти потеряли надежду найти подходящее место, когда на обратном пути в Майами сделали последнюю попытку у маяка Грейт-Стиррап, и здесь нашли то, что искали.

1 (Марион Клейтон Линк - жена Эдвина Линка, автор книги. - Прим. перев.)

Теперь "Си Дайвер" направился к месту встречи с двумя другими судами, принимавшими участие в экспедиции. Флот выделил вспомогательное судно "Нахант", служившее для постановки противолодочных сетей. Командовал им лейтенант Леон Миллз. "Нахант" имел на борту 168 баллонов с газом, используемым с целью получения дыхательной смеси, несколько катеров и достаточно большую команду по оказанию помощи экспедиции. Пользуясь электронными глубомерами этого судна, нужно было найти подходящее место для сборки на грунте подводного дома и над ним надежно, на четырех якорях, поставить "Си Дайвер". Команда "Наханта" состояла из 45 человек. Жилые помещения допускали прием на борт судна пассажиров.

К корме "Си Дайвера" было пришвартовано судно создателя аппарата "Кабмарин" Джона Перри, когда-то принадлежавшее Линку и также носившее название "Си Дайвер". Новый владелец переименовал его в "Си Хантер" ("Морской охотник"). Это судно предназначалось для жилья фотокорреспондентов и других официальных посетителей. Оно должно было стать местом отдыха людей, работавших на переполненной людьми стесненной палубе "Си Дайвера" с раннего утра до поздней ночи.

Через две недели после прибытия к рифу Грейт-Стиррап все приготовления к погружению были полностью закончены. Это было какое-то суматошное время. Погода резко менялась от теплых безоблачных дней до внезапно налетавших шквалов, которые заставляли прекращать все работы и угрожали всему оборудованию, находящемуся за бортом. Первая неделя ушла на подготовку к погружению. "Си Дайвер" стоял на четырех якорях на глубине всего 20 м, чтобы водолазы и команда могли приобрести опыт в обращении с тяжелой подводной палаткой и со всеми вьюшками для тросов и шлангов.

Наконец все было готово. СПИД стоял на грунте. С "Си Дайвером" его соединяли основной воздушный шланг, по которому в подводный дом подавался газ для надувания дома и снабжения водолазов дыхательной смесью, оплетенный нескручивающийся спасательный трос, коаксиальный кабель телевизионной связи, кабель подвода электроэнергии и связи. Заново разработанная телевизионная камера, установленная внутри СПИДа, позволяла видеть на борту "Си Дайвера" все, что делалось под водой. ПДК висела у борта. Завтра утром Джон и Роберт войдут в эту камеру, теперь служащую лифтом, и начнут выполнять программу погружения.

Рис. 20. Погрузка баллонов с гелием с сетевого заградителя ВМС США 'Наханта' на борт 'Си Дайвера' во время подготовки к самому глубокому и самому длительному погружению. Заградитель был выделен в качестве вспомогательного судна обеспечения на все время погружения
Рис. 20. Погрузка баллонов с гелием с сетевого заградителя ВМС США 'Наханта' на борт 'Си Дайвера' во время подготовки к самому глубокому и самому длительному погружению. Заградитель был выделен в качестве вспомогательного судна обеспечения на все время погружения

Рано утром следующего дня капитан Линк был разбужен суетой на стальной палубе над его головой, глухими ударами тросов, звяканьем якорной цепи. "Си Дайвер" отчаянно качало. Сквозь стекло иллюминатора Линк увидел огромные волны, увенчанные барашками, и низкое серое небо. Линк вышел на палубу и сразу обнаружил, что под давлением сильного юго-западного ветра втугую выбран якорный канат правого борта. Появилась угроза, что СПИД может сдрейфовать к большим глубинам. ПДК, висящая за бортом на грузовой стреле, раскачивалась и могла удариться о судно. Стало ясно, что в этот день погружение не состоится.

Рис. 21. Эд Линк с водолазом Стенюи проверяет дыхательный аппарат. Роберт Стенюи одет в несжимаемый костюм, разработанный специально для теплоизоляции водолаза в гелиевой атмосфере во время погружения
Рис. 21. Эд Линк с водолазом Стенюи проверяет дыхательный аппарат. Роберт Стенюи одет в несжимаемый костюм, разработанный специально для теплоизоляции водолаза в гелиевой атмосфере во время погружения

Позднее ветер и волнение несколько утихли, но небо по-прежнему было затянуто низкими темными облаками. Весь день команда завершала подготовку к погружению, но из-за частых шквалов эта работа то и дело прерывалась. Ночью ветер усилился и при порывах достигал 40 миль в час. "Си Дайвер" испытывал сильную бортовую и килевую качку. Менее мореходный "Си Хантер" перешел на стоянку ближе к берегу, где волна и ветер были поменьше.

На следующий день шквалы снова надвигались один за другим, а команда продолжала терпеливо заниматься установкой якорей и заменой тросов, искренне благодаря за помощь, которую им оказывал большой мореходный катер и люди, посланные с "Наханта".

Наконец, когда на третий день погода стала лучше, были полностью закончены все приготовления к погружению. После завтрака Джон и Роберт в ПДК спустились на глубину 20 м, выбрались из камеры и подплыли к надувному домику СПИД, заполненному гелиокислородной дыхательной смесью. Внутрь домика они перенесли водонепроницаемые контейнеры, закрепленные снаружи на раме, вскрыли их и разместили содержимое - запасные части к телевизионной камере, одежду и продовольствие для предстоящего длительного погружения. Пустые контейнеры снова закрепили на раме.

А пока они занимались этими делами, Эд ненадолго нырнул к надувному домику и просунул голову через входной люк, что и было в точности воспроизведено на экране палубного телевизора.

В конце дня оба пловца вернулись в камеру-лифт. Экипаж судна поднял камеру на борт и состыковал ее с палубной декомпрессионной камерой. Водолазы перешли в эту камеру и в течение 4 ч декомпрессии с удовольствием пользовались ее комфортом. Через медицинский шлюзовой отсек им передали горячий ужин. Все прошло как нельзя лучше. Эд и его команда были уверены в успехе предстоявшего эксперимента.

Все эти дни "Нахант" маячил на горизонте, разыскивая место для глубокого погружения. При помощи своих эхолотов он составил полную картину морского дна вдоль изобаты 120 м, проходящей в нескольких милях от берега. Найти хорошее место для погружения оказалось совсем не так просто, как думали раньше. Везде, где глубина была около 120 м, дно моря имело уклон под 30° и больше. Поставить надувной домик на таком косогоре просто невозможно, - Роберт и Джон скатывались бы со своих коек. Наконец более или менее подходящее место было обнаружено к западу от места начала поисков. Площадь участка равнялась всего 200 м2. Наклон дна был таким, что на протяжении всего участка глубина возрастала от 118 до 128 м.

Теперь, когда пробное погружение было закончено, "Нахант" занялся расстановкой якорей и буев для надежной якорной стоянки "Си Дайвера". Когда все было закончено, по корабельному радио раздался голос лейтенанта Миллза:

- Якоря поставлены. Вы готовы к погружению на 130 м?

130 м! Эд предполагал погружение на 120 м и увеличение глубины сначала его испугало, но потом он сообразил, что лишние, десять метров ни на чем не отразятся, только, может быть, придется несколько увеличить время декомпрессии. "Си Дайвер" подошел к месту погружения, и от его кормы и носа к четырем буям протянулись четыре троса.

На следующий день темп работы ускорился. Грузовая стрела на ярко-желтом спасательном тросе приподняла надувной домик и опустила его с правого борта судна почти до самой поверхности воды. Кроме этого троса к подводному жилищу были присоединены уложенные правильными рядами от носа до кормы коаксиальный кабель длиной 183 м и такой же длины шланг для подачи внутрь надувного домика дыхательной гелиевой смеси. Кабель и шланг смотали с вьюшек, чтобы перед погружением еще раз проверить, целы ли они и не образуются ли при стравливании их петли. На палубе не было ни одного квадратного метра свободного пространства. Этот кабель и шланг явились красноречивым напоминанием, что глубина 100 м - это высота 15-этажного дома.

Во второй половине дня надувной домик пошел вниз. Команда перебирала руками кабель и шланг, постепенно стравливая их за борт вслед за домиком. А в это время д-р Диксон и д-р Макиннис по показаниям дистанционных датчиков тщательно следили за давлением внутри надувного домика, постепенно повышая его по мере погружения. Они все время поддерживали давление внутри домика выше, чем снаружи, так как нельзя было допустить проникновения воды внутрь дома, где находились распакованные запасы и оборудование. В этом деле им помогло телевидение: на экранах они видели зеркало воды во входном люке и были уверены, что все идет хорошо.

На следующее утро, когда надувной домик уже стоял на своем месте на дне моря, все энергично занялись подготовкой ПДК, теперь представляющей собой камеру-лифт. Спуск водолазов нужно было начать после полудня, но в последнюю минуту обнаружилась какая-то механическая неисправность лебедки и в план операции погружения пришлось внести изменения. Вместо перемещения камеры вдоль якорного конца при помощи лебедки, управляемой изнутри лифта самими водолазами, было решено опускать камеру на тросе с палубы.

Капитан Линк расстроился. Погружение камеры с ее тремя свисающими кабелями было сложным делом. Но помог нескручивающийся оплетенный трос, да и море было спокойным. Все могло обойтись благополучно, хотя по мере увеличения троса, на котором висела ПДК, появилась опасность ее вращения; кабели и тросы камеры могли переплестись с тросами и кабелями подводного домика. А это было бы концом всей операции.

"Необходимо какое-то более совершенное устройство для опускания под воду, - думал изобретатель Линк. - Автономный подводный дом можно было спустить вниз только с помощью спасательного троса. При этом водолазы находились бы уже внутри дома". Однако оставалась трудная задача поставить подводный дом на предназначенное для него место. Во время опускания он может быть отнесен подводным течением далеко от намеченной вертикали. Более того, при сильном течении и большой глубине погружения подводный дом вообще, возможно, не достигнет дна, так как чем ниже он опустится, тем более косо будет направлен трос, на котором его опускают.

"Идеальным решением, - размышлял Линк, - явилась бы подводная лодка, внутри которой поддерживалось бы необходимое для данной операции давление. Водолазы смогут выходить из этой лодки для работы и на ней же возвращаться на поверхность при сохранении высокого давления внутри лодки".

Но мысли Эда вернулись к действительности, и для того, чтобы камера-лифт опустилась вблизи надувного домика, он распорядился завести вокруг тросов обеих камер скользящую петлю и от камеры-лифта на корму "Си Дайвера" подать второй конец, удерживающий камеру от слишком близкого подхода к тросу подводного дома.

В полдень 30 июля 1963 г. погружение началось.

Великолепный летний день. Синее небо. Спокойное море. И только на палубе, не защищенной тентом, очень жарко. После того как надувной домик и камеру-лифт вместе с сотнями метров кабелей и шлангов опустили за борт, на палубе стало просторно, и она тотчас же заполнилась людьми. За последние два дня на гидросамолетах и судах прибыли многочисленные представители ВМС, журналисты, фотокорреспонденты и кинооператоры.

Капитан Линк, стоящий рядом с Робертом и Джоном на борту судна, вблизи подпрыгивающей на волнах ПДК, удивлялся тому, как много людей добралось до этого отдаленного места. Гости толпились около пульта управления, свешивались за леера, забирались на надстройки и даже на нос и рангоут "Си Хантера", стоявшего на бакштове за кормой "Си Дайвера".

А когда оба водолаза попрощались с капитаном, а потом исчезли в прозрачной, кристально чистой воде, сразу защелкали спуски фотоаппаратов и застрекотали кинокамеры. Водолазы, послав последнее приветствие зрителям, поднырнули к внешнему люку ПДК. Они вошли в камеру-лифт, задраили люки и оказались в гелиокислородной атмосфере. Только почти через неделю им предстояло снова выйти на белый свет и дышать обычным свежим воздухом.

Д-р Диксон следил за показаниями газоанализатора. Получив сигнал Джона о том, что в камере все в порядке, Диксон стал постепенно увеличивать давление смеси, состоящей из 77% гелия и 23% кислорода, пока оно не достигло значения,, соответствующего глубине 45 м. Тем временем палубная команда начала медленно опускать ПДК. На глубине 18 м была сделана первая остановка. Водолазы провели последнюю проверку состояния оборудования. Они обнаружили небольшую утечку гелия через осветительную установку. Пока они устраняли эту неисправность, ПДК не опускали. Роберт ничуть не удивился, когда через смотровое окно увидел лицо Эда. Капитан Линк хотел лично убедиться в том, что все идет хорошо.

Медленно-медленно ПДК исчезала из вида. На глубине 90 м была сделана вторая остановка, во время которой доктора снова проверили состав газовой смеси, подаваемой в камеру. Хотя Роберт и Джон имели в своем распоряжении собственный газоанализатор, очиститель смеси от углекислого газа и необходимый запас кислорода и сами могли регулировать состав смеси, это погружение должно было целиком управляться сверху.

Вскоре Джон, глядя через иллюминатор, прямо под ПДК обнаружил надувной домик. Он тут же попросил отвести камеру чуть в сторону. Через час после старта они были вблизи дна моря, в 2 м от своего якоря и в 6 м от надувного домика. Глубомер показал 126 м. Джон в уме прибавил к этой цифре 3 м высоты цилиндра и 2 м расстояния от якоря.

- Глубина здесь 131 м, - крикнул он Роберту и тут же замолчал, удивившись и даже испугавшись того, что вследствие гелиевого эффекта его голос полностью пропал.

Это явилось вторым осложнением, когда давление внутри камеры поднялось до 14 кгс/см2. Оба водолаза теперь дышали газовой смесью, состоящей из 3,6% кислорода, 5,6% азота и 90,8% гелия. Смесь была такой же, как и в надувном домике.

Наконец сверху разрешили выйти из камеры. Водолазы открыли люки и сквозь прозрачную воду увидели светлый круг песчаного грунта. До дна оставалось всего 6 м, и им очень захотелось поскорее опуститься на дно. Джон и Роберт разделись до плавок, без какого бы то ни было дыхательного оборудования нырнули один за другим в теплую воду, температура которой равнялась 22°С, и быстро поплыли к надувному домику. Их поразила хорошая видимость на расстоянии по крайней мере 30 м, и это несмотря на очень тусклое освещение на такой глубине.

А когда они просунули головы вовнутрь гостеприимного домика, то обрадовались, увидев, что все там было так, как они оставили два дня тому назад. И тут же на экране телевизора "Си Дайвера" показались их радостные, возбужденные лица.

Водолазы подключили газоанализаторы к водонепроницаемым аккумуляторным батареям и включили телефон. Затем поспешили наружу, чтобы проверить приборы, электрические соединения и другое оборудование, хранящееся в водонепроницаемых контейнерах, закрепленных на балластной раме. Эта мера предосторожности была предпринята на случай проникновения воды в надувной домик во время его погружения.

Оказавшись снова внутри домика, Джон ввернул электрическую лампочку - через пару секунд лампочка перегорела. Они продолжили работу с ручным герметизированным фонариком водолаза до тех пор, пока этот фонарик с треском не взорвался, засыпав домик острыми осколками стекла. Тогда они взяли обычные ручные фонарики, купленные в магазине уцененных товаров. К их удивлению, фонарики работали безукоризненно. Когда Роберт включил обогрев, то выяснилось, что и обогрева нет.

Обескураженный Роберт поплыл наружу за очистителем газа, предназначенным для удаления из атмосферы подводного дома углекислого газа. Очиститель находился в одном из алюминиевых контейнеров длиной 1,2 м. Вместе с Джоном они вскрыли контейнер. Для этого при помощи клапана они выровняли давление внутри контейнера и в подводном домике, после чего без труда открыли крышку контейнера. К их огорчению, контейнер был заполнен водой.

Положение стало очень серьезным. Измеритель содержания углекислого газа в дыхательной смеси показал 0,1%. Оба водолаза выскользнули наружу и вернулись обратно с запасным фильтром. Но он оказался упакованным в контейнер без воздушного клапана для уравнивания давления. Давление в домике в 14 раз превышало давление в контейнере, и вдвоем водолазы не смогли снять крышку контейнера. Тем временем содержание углекислого газа поднялось до 0,2%. Дышать стало трудно. Усилилось сердцебиение.

Роберт дал знак Джону следовать за ним, а сам через колодец нырнул из домика и направился к ГЩК, где был свежий чистый воздух. Джон также перешел в камеру-лифт. Они смущенно смотрели друг на друга. Что делать? В подводном надувном домике в итоге не оказалось ни очистителя воздуха, ни обогрева, ни освещения.

На стенке камеры-лифта Роберт написал: "Во всяком случае мы останемся здесь на 24 ч." Джон по азбуке Морзе передал наверх о всех этих печальных новостях.

Капитан Линк ответил:

- Мы опускаем вам трос. Привяжите к нему затопленный контейнер. У нас есть запасной двигатель для газоочистителя. Мы отремонтируем газоочиститель и вернем его вам.

Через 4 ч прибыл новый контейнер, в котором находился отремонтированный очиститель воздуха. Вместе с ним пришло и сообщение о том, что в надувном домике содержание углекислого газа все еще равно 0,2%. Д-р Макиннис предупредил водолазов, что для установки и запуска очистителя, после того как они войдут в подводный дом, в их распоряжении будет не более 15 мин.

Роберт и Джон выбрались наружу из ПДК и втащили контейнер в надувной домик. Выровняв давление, они с опаской открыли контейнер и обрадовались, увидев, что он сухой. Через несколько минут очиститель был включен. Раздалось мурлыканье двигателя и началась циркуляция воздуха.

Преисполненные благодарности Роберт и Джон закончили приготовления к ночи и скудно поужинали консервами. Джон забрался спать на верхнюю койку, а Роберт заступил на первую вахту. На палубе "Си Дайвера" две команды по очереди дежурили у пульта, следя за показаниями датчиков и наблюдая на экране телевизора за тем, что происходило внутри надувного подводного дома.

А когда солнечные лучи осветили песок на дне шахты, Джон и Роберт позавтракали теми же консервами и с энтузиазмом приступили к обследованию моря и дна его вокруг подводного дома. Они надели специальные дыхательные аппараты, соединенные с надувным домиком двойным шлангом.

В течение дня водолазы неоднократно выходили из домика и возвращались обратно, обследуя дно моря и наблюдая за жизнью, кипевшей вокруг.

Огромный морской окунь, который всю ночь кружился в луче света, исходившем из ПДК, теперь встречал их каждый раз, когда они выплывали из люка. Он, подобно щенку, следовал за ними по пятам, иногда весело тыкался носом в ласты, как будто клевал их. Роберт и Джон сделали при свете прожектора с ПДК несколько снимков на такой глубине, на которой человек еще никогда не снимал.

Рис. 22. СПИД, загруженный запасными баллонами и устройствами жизнеобеспечения, у борта 'Си Дайвера'. Перед спуском под воду этот домик с резиновыми стенками будет заполнен гелио-кислородной дыхательной смесью
Рис. 22. СПИД, загруженный запасными баллонами и устройствами жизнеобеспечения, у борта 'Си Дайвера'. Перед спуском под воду этот домик с резиновыми стенками будет заполнен гелио-кислородной дыхательной смесью

Жизнь в подводном мире скоро вошла в свою колею. Джон включил отопительную систему подводного домика, и он показался им очень уютным местечком. Водолазы с удовольствием поужинали горячей тушеной бараниной, присланной сверху вместе с некоторыми другими предметами, обеспечивающими комфорт.

После нескольких дней сумасшедшей подготовки к погружению на "Си Дайвере" стало тихо и спокойно. Только около пульта управления, у которого по очереди дежурили д-р Диксон и д-р Макиннис, ощущалось, что происходит событие, имеющее колоссальное значение для всей океанографической науки.

Рис. 23. Д-р Джозеф Макиннис бдительно несет вахту у пульта управления на борту 'Си Дайвера' в первую ночь погружения. Слева от него находится экран замкнутой телевизионной системы, на котором изображается все, что происходит внутри надувного домика СПИД, в 130 м внизу
Рис. 23. Д-р Джозеф Макиннис бдительно несет вахту у пульта управления на борту 'Си Дайвера' в первую ночь погружения. Слева от него находится экран замкнутой телевизионной системы, на котором изображается все, что происходит внутри надувного домика СПИД, в 130 м внизу

Ближе к вечеру Джон решил послать весточку своим четверым детям в далекий Сиэтл. Он нацарапал несколько слов на клочке бумаги, в которую был завернут ужин, засунул записку в бутылку, заполненную гелиокислородной смесью, заткнул бутылку и выпустил ее наружу. Бутылка тут же всплыла на поверхность и была выловлена сачком. А еще через пару минут записка пошла своим путем на корабельную радиостанцию.

Ночью во время вахты Роберта перегорела последняя лампа мощностью 1000 Вт прожектора ПДК. Теперь за бортом подводного дома была абсолютная темнота. Свет, проникавший наружу из надувного домика, стал еще контрастнее. Вода во входном колодце домика кишела мелкой рыбешкой, привлекаемой светом внутри домика. Роберт клевал носом, всячески борясь с дремотой, а Джон спокойно спал наверху на своей койке.

Рис. 24. Стенюи сделал этот снимок на глубине 130 м в тот момент, когда Линдберг влезал в домик, а огромный морской окунь проплывал вблизи домика
Рис. 24. Стенюи сделал этот снимок на глубине 130 м в тот момент, когда Линдберг влезал в домик, а огромный морской окунь проплывал вблизи домика

Внезапно надувной домик вздрогнул, как будто вблизи произошел взрыв. Оба водолаза очень испугались. И снова их убежище подверглось дикому удару. И еще, и еще раз. И только когда Роберт в страхе глянул в шахту, причина ударов стала ясна. Это огромный морской окунь весом более 80 кг старался втиснуть свое тело в узкую горловину входного люка с целью поживиться ожидавшим его там угощением в виде стаи мелких рыбешек. Причина выяснена, водолазы успокоились, напряжение спало, но в течение ночи их отдых много раз нарушался этими проделками морского гостя.

Полдень второго дня пребывания на глубине 131 м застал их за подводными съемками вне домика. Снимать было трудно, так как полдюжины больших морских окуней, собравшихся около них, подняли песок со дна моря и вода стала мутной.

Роберт дрожал от холода. Его новый подводный костюм, который до сих пор работал отлично, каким-то образом оказался порванным от плеча до талии.

Он вернулся в надувной домик и принялся за горячий завтрак, только что доставленный сверху. Джон последовал за ним. Внутри домика температура была 23°С. Пловцы сняли водолазное снаряжение и комфортабельно устроились отдохнуть. "Отличная жизнь под водой, - подумали они. - Так можно жить много-много дней".

Но их эферическое состояние было прервано сообщением сверху. Говорил капитал Линк:

- Вы провели два дня и две ночи на глубине 131 м. Эксперимент прошел успешно, и нет смысла продолжать его дальше. Примите мои поздравления. А теперь упаковывайте вещички и готовьтесь в обратный путь.

Оставалось только одно - подчиниться столь категоричному указанию. Несколько разочарованные, но оценившие здравый смысл этого приказа, Роберт и Джон занялись упаковкой в защитные металлические контейнеры хрупкого и деликатного оборудования.

Закончив эту работу, они переплыли в ПДК и задраили люки. Через час ПДК была поднята на борт "Си Дайвера" и началась стыковка ее с палубной декомпрессионной камерой. Джон и Роберт, лежа ничком в тесной, сильно нагретой погружаемой камере, наблюдали за мельканием счастливых лиц, смотревших на них через иллюминаторы, и терпеливо ждали окончания стыковки.

Наконец палубная камера была подготовлена, давление в ней установлено такое, как и в ПДК. Водолазам сказали, что они могут открыть люки и перебраться в палубную камеру. Какое это было удовольствие после длительного заключения в тесной ПДК размяться в более просторной палубной камере! Через медицинский люк им передали ледяные напитки и приветствовали горячим бифштексом на обед. А затем началось блаженство сна в комфортабельной постели под непрерывным наблюдением преданных друзей-докторов.

Врачи подсчитали, что с учетом времени декомпрессии этой ночи Джон и Роберт провели в гелиокислородной атмосфере под давлением всего 80 ч - три дня, три ночи и еще 8 ч. И это длительное заключение, как оказалось, потребовалось для того, чтобы провести на дне моря только два дня и две ночи. Но коль скоро наступило насыщение тела водолазов дыхательной смесью, то при той же продолжительности декомпрессии водолазы могли провести на глубине неделю и даже больше.

ПДК вместе с находящимися в ней людьми была без особого труда поднята со дна моря на поверхность, но здесь ввиду ее большого веса потребовались немалые усилия от команды "Си Дайвера", особенно во время вытаскивания и наматывания на барабаны тяжелых тросов, кабелей. После того как Роберт и Джон были безопасно переведены в палубную декомпрессионную камеру, команда "Си Дайвера" занялась подъемом и разборкой надувного домика с сотнями метров его кабелей, тросов и шлангов. Этой тяжелой работе был посвящен остаток дня.

На следующий день рано утром "Си Дайвер" снялся с якорей и перешел поближе к берегу, предоставив возможность "Наханту" поднять всю сложную систему якорей и буев, служившую для точного и надежного удержания "Си Дайвера" во время погружения. После этого "Нахант" отправился на свою базу, и оба судна обменялись прощальными гудками. Усталая команда "Си Дайвера" была преисполнена благодарности "Наханту". "Си Хантер" ушел еще раньше, на рассвете.

После полудня "Си Дайвер" также направился к отмели Маккей-Скоал. Капитан Эд хотел не спеша пройти этим фарватером и прибыть на базу в Майами только во второй половине воскресенья. За время перехода команда "Си Дайвера" могла спокойно отдохнуть.

В понедельник утром "Си Дайвер" уже находился у своего причала в Майми-Ривер. Давление в декомпрессионной камере соответствовало глубине 10 м, и доктора решили, что наступило время одному из них войти в камеру и проверить состояние водолазов, прежде чем будет закончена декомпрессия.

Д-р Макиннис со своей медицинской сумкой забрался в шлюзовой отсек и сам задраил его изнутри. Небольшое пространство шлюза было быстро заполнено такой же дыхательной смесью, какая подавалась водолазам, находящимся во внутреннем отсеке. Как только давление в обоих отсеках выровнялось, был открыт внутренний люк, и первый раз за много дней кончилась изоляция Роберта и Джона. Это была счастливая встреча.

Рис. 25. После подъема ПДК на поверхность камера состыковывается с палубной декомпрессионной камерой, в которой находится такая же, как и в ПДК, дыхательная смесь и под таким же давлением, Водолазы перебираются в более обширное и комфортабельное помещение палубной камеры на долгие часы декомпрессии
Рис. 25. После подъема ПДК на поверхность камера состыковывается с палубной декомпрессионной камерой, в которой находится такая же, как и в ПДК, дыхательная смесь и под таким же давлением, Водолазы перебираются в более обширное и комфортабельное помещение палубной камеры на долгие часы декомпрессии

Короткий, но очень тщательный осмотр показал, что оба водолаза находятся в отличном состоянии. Д-р Макиннис разрешил им в течение оставшейся декомпрессии временами дышать чистым кислородом, для того чтобы удалить последние следы гелия в их организме. Затем доктор вернулся во внешний шлюзовой отсек, закрыв люк сзади себя, и после короткой декомпрессии вышел на палубу "Си Дайвера".

Через 4 ч. за ним последовали Робёрт и Джон.

* * *

Теперь, после успешного завершения самого длительного для этой глубины погружения, когда-либо проведенного человеком, дальнейший путь был ясен - отныне континентальный шельф стал доступен для разработки. Богатые запасы нефти и минералов, разведение и сбор неограниченного количества рыбы и других продуктов питания отныне оказались доступными для человека. Оставалось только создать суда и инструменты, а также подводные убежища, при помощи которых человек сможет использовать все эти ресурсы.

Путь к этому проложила простенькая погружаемая декомпрессионная камера, в которой Роберт совершил свое историческое погружение на глубину 60 м. Небольшой и просто оборудованный надувной домик СПИД явился для водолаза таким же убежищем, как и ПДК, но уже на глубине 120 м. Здесь водолазы могли безопасно жить в гелиокислородной атмосфере и свободно выплывать наружу, используя рециркуляционное шланговое дыхательное устройство без какого бы то ни было вреда для организма.

Равным образом с этого погружения началось решение проблемы обогрева тела человека при помощи наддува резиновой одежды водолаза. На пути к разрешению была и задача ликвидации искажения речи в гелиокислородной атмосфере. Погружение показало, что очень небольшое содержание азота в дыхательной смеси заметно уменьшает искажение голоса, не нанося вреда человеку.

Однако во время этого погружения возникла масса новых вопросов: как бороться с утечкой гелия при высоком давлении, как предупредить раздавливание электрических лампочек, как сохранить под давлением консервы и, наконец, как избавиться от влаги, оседающей на стенках подводного убежища.

Но Эд считал, что самой серьезной задачей, которую надо решить, является задача обращения с тяжелым оборудованием на палубе "Си Дайвера". Еще во время погружения Роберта близ Вильфранш-сюр-Мер в Средиземном море он полностью отдавал себе отчет в сложности подъема и опускания за борт во время качки судна тяжелых предметов, главным образом из-за раскачивания груза, которое могло привести к повреждениям и судна и груза. Такое особенно опасное положение и возникло при срочном подъеме ПДК на борт "Си Дайвера" во время шторма на Средиземном море.

Эд отлично понимал, что погружение на глубину 120 м еще более рискованно. Ведь, по сути дела, им просто повезло. Начнись во время погружения шторм, то даже если бы "Си Дайвер" и устоял на СБОЯХ якорях, положение стало бы угрожающим.

Эд также встретился с опасностью перепутывания тросов, кабелей и шлангов при опускании и подъеме аппарата. Кроме того, для этих операций требовалось такое количество вспомогательного персонала, которое было несовместимо с небольшими размерами "Си Дайвера".

По мере развития эксперимента Эду становилось все яснее и яснее, что действительно удовлетворительным средством обеспечения жизни и работы человека на дне океана могут быть полностью автономные системы, со всем необходимым для работы оборудованием и совершенно не зависящие от надводных судов.

И камера-лифт и надувной подводный домик были устроены так, что состав дыхательной смеси при помощи соответствующих датчиков можно было регулировать и контролировать изнутри. Но Эд счел более целесообразным во время этих первых экспериментов возложить контроль за дыхательной смесью на медицинскую группу, находящуюся на палубе "Си Дайвера". Он понял, однако, что в будущем безопасность водолазов потребует полной автономии от надводного судна обеспечения.

- Предположим, - думал он, - что ПДК после спуска за борт может сама погружаться под воду и перемещаться к месту работы. Другими словами, необходимо, чтобы ПДК стала небольшой подводной лодкой. Эта лодка должна быть спроектирована таким образом, чтобы после задраивания люков водолазного отсека экипаж мог быть поднят в ней прямо на поверхность, на борт судна, для прохождения декомпрессии.

Эд решил спроектировать и построить такую же подводную лодку, как маленькая подводная лодка Перри "Кабмарин", но с регулируемым давлением внутри, чтобы экипаж ее мог выходить на большой глубине и возвращаться в лодку.

Эд ясно понимал необходимость иметь на "Си Дайвере" гидравлический кран, который мог бы опускать за борт и принимать на палубу маленькую подводную лодку, погружаемую камеру, катера и другие грузы и делать все это при любой погоде. Такой кран был бы намного лучше и удобнее имеющейся сложной системы, состоящей из грузовой стрелы с ее лебедкой, тросами, оттяжками и т. п. Но обычный гидравлический кран не удовлетворял последнему требованию. Чтобы приспособить гидравлический кран к подъему груза во время сильного волнения, нужно было снабдить его чем-то вроде качающегося ярма, закрепленного на конце подъемного троса. Эд решил найти ответ и на эту задачу.

В процессе подготовки и выполнения программы погружения на глубину 120 м образовалась сплоченная группа отличных, хорошо подготовленных молодых специалистов. Было бы грешно распустить такой коллектив после окончания программы.

К счастью, две крупные промышленные группы, являвшиеся пайщиками в этом деле, были кровно заинтересованы в его успехе. Той же весной родилась новая фирма - "Оушн системе". В организации этой фирмы приняли участие "Юньон карбид корпорейшн", занимающаяся главным образом сжатыми газами и их применением, и "Дженерал пресижн", фирма, родственная старому предприятию Эдвина Линка "Линк авиэйшн", производившая авиационные тренажеры. Фирма "Дженерал пресижн" была заинтересована в разработке замкнутых подводных телевизионных систем, в разрешении вопроса искажения голоса в гелиевой атмосфере и в создании различных других морских приборов и устройств.

Рис. 26. Заново установленный гидравлический кран со специальным подъемным устройством, которое исключает произвольные перемещения поднимаемого груза при большом волнении моря, поднимает на борт 'Си Дайвера' катер 'Риф Дайвер'
Рис. 26. Заново установленный гидравлический кран со специальным подъемным устройством, которое исключает произвольные перемещения поднимаемого груза при большом волнении моря, поднимает на борт 'Си Дайвера' катер 'Риф Дайвер'

Эд должен был явиться пайщиком новой фирмы и ее главным консультантом по вопросам техники подводных исследований. Однако он отказался быть связанным с ежедневной работой в конторе или на производстве. Он предпочел оставаться творчески свободным человеком, занимающимся разработкой и реализацией собственных идей, постоянно жить на борту "Си Дайвера". Он хотел сам на практике своими методами проверять практичность и целесообразность новых идей. Его программа "Человек в море" прошла долгий путь, но он отлично понимал, что прежде чем человек действительно будет чувствовать себя под водой, как дома, нужно существенно пополнить необходимое оборудование.

Сразу же после завершения программы погружений была создана постоянная структура фирмы "Оушн системе". Эда Уордуэлла назначили главным инженером правления фирмы, находившейся в Вашингтоне. Адмирал Эдвард Стефан вышел в отставку для того, чтобы стать вице-президентом новой фирмы. Компания "Оффшор дайвер инкорпорейшн", как пайщик новой фирмы, продолжала оказывать помощь нефтяной промышленности в развертывании программ бурильных работ на Тихом океане. Роберт Стенюи в качестве консультанта группы подводных исследований должен был работать совместно с учеными по созданию новых декомпрессионных таблиц для больших глубин и по проведению экспериментальных работ с различными типами декомпрессионных камер. Джо Макиннис становился главным медицинским советником, ответственным за систему жизнеобеспечения.

Рис. 27. Проверка состояния погружаемой декомпрессионной камеры АДС-4 фирмы 'Оушн системе' на палубе 'Си Дайвера'
Рис. 27. Проверка состояния погружаемой декомпрессионной камеры АДС-4 фирмы 'Оушн системе' на палубе 'Си Дайвера'

Весной 1965 г. купленный по случаю гидравлический кран был установлен на кормовой палубе "Си Дайвера". Но Эд не собирался использовать этот кран в первоначальном виде.

- Лучшим в мире подъемным устройством явилась бы рука человека, - сказал Эд и добавил, - если бы она могла поднять груз весом 8 т.

Он приступил к проектированию шарнирной стрелы крана, которая выглядела и работала бы, почти как рука человека. Вместо обычного троса с гаком для захвата и подъема груза было применено новое механическое устройство мгновенного захвата и фиксирования поднимаемого груза, устройство, действующее, как предплечье человека.

Рис. 28. Эд Линк с удовольствием управляет гидравлическим краном. Он считает, что этот кран позволил решить ряд серьезных проблем, связанных с безопасным обращением с тяжелыми грузами в море
Рис. 28. Эд Линк с удовольствием управляет гидравлическим краном. Он считает, что этот кран позволил решить ряд серьезных проблем, связанных с безопасным обращением с тяжелыми грузами в море

Объектом первых испытаний крана явился "Риф Дайвер" - 6-метровый катер "Си Дайвера". В один прекрасный день захватывающее устройство крана соединили с рымом в кокпите катера; катер был легко поднят со своих кильблоков на палубе "Си Дайвера" и затем плавно опущен на воду. Никаких рывков и подбрасываний на волне, которые сопутствуют спуску катера на воду обычным краном с грузовым тросом, при этом не наблюдалось.

Новый кран нашел самое разнообразное применение в последние годы, когда "Си Дайвер" был призван помогать "Оушн системе" в испытании серии декомпрессионных камер, разработанных компанией для подводных операций по поиску и добыче нефти, начатых к этому времени на Тихом океане и в Мексиканском заливе. Гидравлический кран с успехом выполнял самые тяжелые погрузочно-разгрузочные работы, освободив от них команду "Си Дайвера".

Тем же летом "Си Дайвер" использовался в качестве буксира и судна обеспечения первых испытаний маленького подводного аппарата "Алвин", недавно приобретенного Вудсхоллским океанографическим институтом. Несмотря на то что Эд Линк как член правления института часто бывал в Вудс-Холле и был полностью в курсе дел по постройке небольших подводных аппаратов, он впервые увидел вспомогательное судно-катамаран "Лулу" только после прибытия "Си Дайвера" на мыс Канаверал, временную базу "Лулу" и "Алвина".

Катамаран "Лулу" был большим и квадратным, как ящик. На верхней палубе судна находились каюты экипажа и помещения для обслуживания маленького подводного аппарата. Подводный аппарат должен был заруливать под арку катамарана, после чего его захватывали талями и поднимали через отверстие в верхней платформе на палубу судна. Эд недоумевал, каким образом удается в бурную погоду спускать на воду и поднимать с воды "Алвин" в узком пространстве между корпусами катамарана, не повредив при этом аппарат ударами о борта "Лулу".

И именно "Си Дайверу" пришлось буксировать неуклюжий катамаран через Гольфстрим в гавань Корал-Харбор вблизи Нассау на Багамских островах, где "Алвин" и "Лулу" должны были пройти серию испытаний, заканчивающихся опусканием на 1830 м в глубоком канале Тонг-оф-Оушн. Во время пребывания на Багамских островах основной работой "Си Дайвера" была буксировка "Алвина" к месту его испытательных погружений.

Эд восхищался этим маленьким подводным аппаратом, представляющим собой последнее слово подводной техники и подводного навигационного оборудования, хотя и сознавал, что навигационное оснащение аппарата все еще остается до смешного примитивным.

Рис. 29. 'Алвин' - недавно спущенная на воду маленькая подводная лодка Вудсхоллского океанографического института, пришвартованная к носу ее вспомогательного судна обеспечения - катамарана 'Лулу'. 'Си Дайвер' отбуксировал 'Лулу' вместе с 'Алвином' от мыса Канаверал во Флориде к гавани Корал-Хаобор на Багамских островах, где 'Алвин' должен пройги подводные испытания
Рис. 29. 'Алвин' - недавно спущенная на воду маленькая подводная лодка Вудсхоллского океанографического института, пришвартованная к носу ее вспомогательного судна обеспечения - катамарана 'Лулу'. 'Си Дайвер' отбуксировал 'Лулу' вместе с 'Алвином' от мыса Канаверал во Флориде к гавани Корал-Хаобор на Багамских островах, где 'Алвин' должен пройги подводные испытания

Команда подводной лодки "Алвин", состоящая из двух человек, входила в лодку, находящуюся на плаву, через рубку. Эд не одобрил этого. Он понимал, что в случае большого волнения открывание люка может привести к гибели аппарата - волна захлестнет и потопит его.

Внутри аппарата экипаж лодки оставался под нормальным атмосферным давлением, какова бы ни была глубина погружения. Таким образом, не возникал вопрос о декомпрессии, как это было на ПДК. Однако же для того, чтобы выйти из аппарата, приходилось обязательно всплыть на поверхность моря.

Рис. 30. Только что собранный подводный аппарат 'Дип Дайвер' на кормовой палубе 'Си Дайвера' в доке 'Перри Кабмарин', Ривьера-Бич, перед предварительными испытаниями в море. Позднее на аппарате был установлен обтекаемый легкий корпус
Рис. 30. Только что собранный подводный аппарат 'Дип Дайвер' на кормовой палубе 'Си Дайвера' в доке 'Перри Кабмарин', Ривьера-Бич, перед предварительными испытаниями в море. Позднее на аппарате был установлен обтекаемый легкий корпус

Не успели начать испытания "Алвина" на малых глубинах банки, против гавани Корал-Харбор, как потребовалась доработка дифферентной системы "Алвина". Дальнейшие испытания пришлось отложить на несколько месяцев.

В это время группа сотрудников "Оушн системе" по договору с Атлантическим подводным испытательным полигоном ВМС США АУТЭК1 вела работу в море вблизи острова Андрос. Ею был использован подводный аппарат "Кабмарин", зафрахтованный вместе с вспомогательным судном "Си Хантер" у фирмы "Перри кабмарин компани". Подводный аппарат производил осмотр и фотографирование крутых склонов Тонг-оф-Оушн до глубины 183 м в зоне, где на протяжении нескольких миль должен был проходить кабель акустической гидролокационной системы. В команду из восьми человек входили прикомандированные из ВМС США четыре водолаза, один биолог и один специалист по океанографии.

1 (AUTEC - Atlantic Underwater Testing Experimental Centes. - Прим. перев.)

Работа с подводной лодкой "Кабмарин" затруднялась большим волнением. "Си Дайвер" в это время был освобожден от обслуживания "Алвина" и по просьбе группы, работавшей у острова Андрос, отправился ей на помощь. После прибытия "Си Дайвера" на "Риф Дайвер" была возложена задача буксировки подводной лодки к месту работы и руководства работами с поверхности моря.

Новый гидрокран часто использовали не только для спуска на воду "Риф Дайвера", но также и для подъема на борт "Си Дайвера" подводного аппарата для его обслуживания. Аппарат поднимали на борт "Си Дайвера" и в тех случаях, когда с целью перемены места работы вызывались оба больших судна. Принять аппарат на борт "Си Дайвера" для доставки его к новому месту работы оказалось проще и быстрее, чем буксировать за "Си Хантером".

Благодаря приобретенному опыту работы с двумя самыми лучшими в то время малыми подводными аппаратами у Эда появилось намерение спроектировать и построить в дальнейшем подводный аппарат собственной конструкции. Следующей весной, когда "Си Дайвер" был занят испытаниями новых погружаемых декомпрессионных камер, созданных фирмой "Оушн системе", Эд работал над проектом идеального подводного аппарата. Этот аппарат должен был воплотить в себе все лучшее от "Кабмарина" и "Алвина". Он не только должен обеспечить визуальное наблюдение под водой, но и иметь повышенное давление внутри одного из отсеков, с тем чтобы водолазы могли выходить в воду на глубине для выполнения работы на дне моря и возвращаться в аппарат для подъема на поверхность. Опыт разработки и эксплуатации погружаемых декомпрессионных камер подготовил Эда к следующему шагу - созданию подвижной декомпрессионной камеры, полностью автономной и способной передвигаться самостоятельно.

Рис. 31. Комментатор Уолтер Крокайт после первого визита на дно океана в 'Дип Дайвере' во время морских испытаний около Багамских островов
Рис. 31. Комментатор Уолтер Крокайт после первого визита на дно океана в 'Дип Дайвере' во время морских испытаний около Багамских островов

Летом 1966 г. "Си Дайвер" перебазировался с Майами-Ривер на Ривьори-Бич, где только что были созданы верфи фирмы "Джон Перри" для постройки подводных аппаратов. Здесь Эд и Перри совместно работали над постройкой первого подводного аппарата ПЛ-4 ("Перри - Линк-4"), внутри которого поддерживалось заданное давление дыхательной смеси и из которого водолазы могли выходить в воду.

В общих чертах новый аппарат был похож на "Кабмарин". Над его округлым корпусом возвышалась рубка, через которую можно было пролезть в отсек пилота. Этот отсек имел люк в находящийся за ним водолазный отсек, куда нетрудно было попасть также и через шахту в днище аппарата. Через люк этой шахты водолазы могли выходить наружу, под воду. Повышенное давление воздуха создавалось в обоих отсеках и только в водолазном. В последнем случае в отсеке управления сохранялось нормальное атмосферное давление. Таким образом, после всплытия на поверхность люди, находившиеся в отсеке управления, не должны были, подобно водолазам, подвергаться декомпрессии.

Эд настаивал на том, чтобы войти в аппарат можно было только с палубы вспомогательного судна. До спуска аппарата на воду экипаж должен тщательно закрыть изнутри все люки и оставаться в аппарате вплоть до подъема обратно на борт судна. Как спуск, так и подъем аппарата с помощью шарнирного гидрокрана оказывались простыми и безопасными. Эд не хотел, чтобы в открытом море экипаж при входе и выходе подвергался каким бы то ни было случайностям.

В знаменательный день января 1967 г. маленький подводный аппарат ПЛ-4 был готов для проведения испытаний. Аппарат весом 8,5 т выкатили из мастерской и с пирса опустили в воду. Пилот фирмы "Перри" стал управлять им в 6 м над грунтом. Эд и Перри были в восторге от результатов этого первого испытания. Нужно было доработать систему управления рулями и добавить балласта, так как положительная плавучесть аппарата была слишком большой, но в общем ПЛ-4 полностью отвечал предъявляемым к нему требованиям. После этого Денни Бриз, главный инженер проекта, и Эд совершили первый выход в воду из аппарата на мелком месте вблизи "Си Дайвера".

Через три недели все необходимые доделки были закончены. Примерно в это же время новый подводный аппарат передали фирме "Оушн системе". Теперь фирма могла вплотную заняться подводными работами и исследованиями. И такая подвижная погружаемая декомпрессионная камера, как ПЛ-4, представляла ценный вклад в ее работу.

На корме "Си Дайвера" для аппарата были сделаны кильблоки, а сам аппарат получил название "Дип Дайвер". Это новое имя явилось четвертым в серии дайверов - водолазов, в которую вошли "Си Дайвер" - судно-матка, "Риф Дайвер" - катер, "Уи Дайвер" - шлюпка и теперь "Дип Дайвер" - автономная погружаемая декомпрессионная камера. По окончании предварительных испытаний "Дип Дайвер" был готов для испытаний в светлых водах океана вблизи Багамских островов.

В марте на конференции по подводно-техническим работам, состоявшейся в Палм-Биче, "Дип Дайвер" был представлен публике. Вскоре после этого "Дип Дайвер" принял участие в. создании подводной деревни в Люкейя на Багамских островах, что нашло отражение в телевизионной передаче Уолтера Крокайта "Подводная граница", передававшейся телевизионной компанией "Двадцатый век" по всему миру. Вслед за тем произошел "рекламный взрыв" в журналах и газетах.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"