Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

VI. "Дип Дайвер" у рифов Грейт-Стиррап-Кей

В июне завершилась первая фаза ввода "Дип Дайвера" в строй, и он становится полноправным членом мирового сообщества малых подводных аппаратов. После первых шагов у Багамских островов"Дип Дайвер" базировался на военно-морской базе Ки-Уэст, где подвергался дальнейшим испытаниям в прозрачных мелких водах.

Здесь, еще до того, как Майк Адамс вернулся к своей постоянной работе шеф-пилота фирмы "Перри Кабмарин", члены команды Роджер Кук и Джордж Безак полностью закончили тренировку управления аппаратом. Окончательную шлифовку "Дип Дайвер" прошел в доках фирмы "Перри" в Ривьере-Бич.

В звездную июньскую ночь "Си Дайвер" с маленькой подводной лодкой на борту вышел из Уэст-Палм-Бич на трехнедельные тренировочные погружения мористее Грейт-Стиррап-Кей. Здесь три года тому назад опускались в ПДК- погружаемой декомпрессионной камере - Стенюи и Линдберг. Кроме "Дип Дайвера" на борту находилась и эта полностью переделанная ПДК.

Штатная команда "Си Дайвера" и "Дип Дайвера" пополнилась тремя учеными, приглашенными для изучения жизни моря в данной зоне океана. Д-р Евгений Уоллен, директор бюро океанологии и лимнологии Смитсоновского института, поручил ученым дать сравнительную оценку подводного аппарата, предусматривающего выход водолазов в воду, погружаемой декомпрессионной камеры, батискафа и обычной подводной лодки.

Когда Эд вел "Си Дайвер" по каналу, ведущему в океан, ему вспомнилась первая встреча с д-ром Уолленом перед конференцией ДССРГ в Вашингтоне в 1963 г. Тогда его задело за живое заявление д-ра Уоллена о том, что океанографы и океанологи всего мира до сих пор имеют в своем распоряжении только те простейшие механические устройства, которыми они располагали в самом начале изучения океана. Должны же наконец быть созданы более совершенные методы взятия образцов грунта и съемки карт обширных подводных районов.

В д-ре Уоллене Эд нашел родственную душу. По своему служебному положению д-р Уоллен знал состояние дел и полностью отдавал себе отчет в страшной отсталости океанографической техники. Он также отчетливо понимал, что океанология нуждается в более эффективных исследовательских средствах, в совершенной технике, в подводных судах, в изучении физиологии человека при высоком давлении и, наконец, в изучении приспособляемости человеческого организма к длительному пребыванию под высоким давлением.

Он с жадностью слушал рассказ Эда об экспериментах с ПДК, о проектирующихся подводных домах и его планах погружения на 120 м в течение двух суток и более.

Оба согласились с тем, что океанография больше не может базироваться только на чистой теории. Она должна сочетаться с новой техникой - техникой океана. Для них были очевидны все преимущества, которые получит океанография при использовании современных технических средств исследования океана.

Следующая встреча произошла через два года. На этот раз Эд рассказал д-ру Уоллену о маленькой подводной лодке, которую он строит вместе с фирмой "Перри". По словам Линка, водолазы смогут выходить из лодки на дно моря и возвращаться обратно в отсек при нахождении лодки в погруженном состоянии. Ученый пришел в восторг. Ведь впервые океанологам предоставлялась возможность лично побывать в изучаемых ими зонах океана и найти ответы на волнующие их вопросы. Была разработана программа использования нового подводного аппарата с палубы "Си Дайвера" с привлечением к этой работе ученых из Смитсоновского института. Мечта превращалась в действительность.

Программа работ была обширной и напряженной. Кроме погружений ученых в "Дип Дайвере" на различные глубины, вплоть до 300 м, и выхода их за борт на мелких местах как днем, так и ночью Эд планировал выход из аппарата на глубине 131 м, то есть на глубине предыдущего погружения Стенюи и Линдберга. Менее чем за три недели "Дип Дайвер" должен был совершить 37 погружений на глубины от 10 до 300 м.

Как только "Си Дайвер" вышел за выходной буй с колоколом, капитан Линк поставил автопилот курсом к Уэст-Энду на Багамских островах. После последней тщательной проверки машины и навигационных инструментов Эд обернулся к стоявшим позади него трем мужчинам. Это были д-р Уильям Арон, заместитель директора Бюро океанологии и лимнологии Смитсоновского института, Ричард Уолтер из Бюро коммерческого рыболовства США и Роберт Уикленд из Бюро спортивного рыболовства и туризма.

- Хорошо, джентльмены, наконец-то мы вступили на наш путь, - сказал он. - К счастью, нам предстоит пересечь Гольфстрим в тихую приятную ночь.

Вскоре все четверо занялись обсуждением различных проектов, которые они надеялись осуществить.

Рик Уолтер и Боб Уикленд были опытными водолазами. Они надеялись использовать "Дип Дайвер" не только для наблюдения дна океана через иллюминаторы, но и для выхода из лодки с целью непосредственного наблюдения и сбора образцов.

Боб заявил, что он собирается провести сутки или двое на глубине около 30 м. Ему хотелось разместить на дне три осветительные станции с кварцевыми йодными лампами, имеющими различные светофильтры для наблюдения за реакцией рыб на свет. Днем он намеревался провести наблюдения за поведением этих же рыб в тех же условиях, но при дневном освещении. Боб рассчитывал провести несколько суток в "Дип Дайвере", выходя в воду для периодического осмотра каждой станции. Рик сообщил о своем желании выйти из лодки на глубинах 15, 30 и 45 м для изучения в продолжение 24 ч морской жизни.

На все эти пожелания капитан Линк сказал только одно:

- Вы представляете себе, сколько декомпрессий вам потребуется для того, чтобы вы могли провести так много времени на дне моря? Если вы хотите в максимальной степени использовать "Дип Дайвер", то вам следует ограничить число декомпрессий. В противном случае аппарат большую часть времени будет оставаться на палубе "Си Дайвера" и служить для вас декомпрессионной камерой.

Он пояснил океанологам, что пока не будет построена специальная палубная декомпрессионная камера, в которую можно будет переводить для декомпрессии всех водолазов, поднятых с глубин, декомпрессию придется проходить в самом подводном аппарате.

Эд согласился с предложением Боба установить на дне осветительную станцию.

- У нас на "Си Дайвере" достаточно электроэнергии для питания ваших подводных осветительных станций, - сказал он. - Если вас устроит погружение на глубину до 14 м вблизи "Си Дайвера", то мы сможем протянуть к вам силовой кабель с палубы.

Боб подумал, что для начала это совсем неплохо.

Билл Арон, который не был водолазом и находился на борту всего несколько дней в качестве наблюдателя, внес свое предложение.

- Мне хотелось бы опуститься в подводной лодке на глубину около 18 м для наблюдения за перемещением слоя воды, насыщенного планктоном, в течение 12 - 14 ч после полудня.

Он объяснил: микроскопические животные и растения, которые живут в воде в таком большом количестве, что вода становится мутной, имеют склонность днем опускаться в глубины и ночью снова подниматься к поверхности. Эд сказал:

- Для этого лучше использовать ПДК, а не "Дип Дайвер". Но какое бы средство мы ни использовали, "Дип Дайвер" или ПДК, все же остается задача удержания их на заданной глубине в течение времени, достаточного для наблюдений. Над этим еще нужно подумать.

Во второй половине следующего дня "Си Дайвер" прошел таможенный досмотр в Уэст-Энде и опять направился к Грейт-Стиррап-Кей. На кормовой палубе собралась вся команда "Дип Дайвера", состоящая из трех человек. Шла последняя проверка всего снаряжения. Видны были только голова и плечи Джорджа Безака, высунувшегося из рубки "Дип Дайвера". Денни и Роджер, стоявшие на палубе, не были видны за гидрокраном, сверкающим металлическим цилиндром ПДК, за желтой вьюшкой с намотанным на нее якорным канатом. По левому борту находился 7-метровый катер "Риф Дайвер".

Денни проверил состояние аккумуляторов в аккумуляторном боксе и сообщил, что батареи заряжены полностью. Он порекомендовал Роберту проверить давление дыхательной смеси.

- Очень возможно, что уже утром мы начнем погружение - сказал он. - Капитан Эд никогда не теряет времени даром.

Было далеко за полночь, когда вахта "Си Дайвера" заметила маяк Грейт-Стиррап-Кей. Еще через несколько часов на экране радиолакатора стал вырисовываться слабенький след линии растянувшихся рифов, проходящих по кромке банки. Эд направил судно в сторону невидимой полоски берега, и когда эхолот показал глубину 20 м, приказал отдать якорь.

Хотя в середине июня можно было бы ожидать и хорошей погоды, утром следующего дня команда "Си Дайвера" проснулась от сильного дождя, барабанившего по стальной палубе. Этот ранний утренний шквал оказался только первым из многих шквалов, налетавших в этот день, причем скорость ветра иногда достигала 40 уз. Такие условия были далеко не лучшими для спуска на воду и испытаний "Дип Дайвера".

Однако после обеда наступило временное затишье, и Эд отдал приказание готовиться к первому погружению. Он предупредил Роберта, чтобы тот оставался вблизи "Си Дайвера" на мелководье, где глубина не превышает 8 - 10 м, до тех пор, пока все тщательно не проверит. Боб Уикленд должен был отправиться вместе с Роджером в отсек управления, а Рик Уолтер вместе с Джорджем - в водолазный отсек. Биллу Арону пришлось ждать своей очереди.

Через час, когда "Дип Дайвер" вернулся, чтобы устранить неисправность дифферентного насоса, ученые уже с восторгом рассказывали о первом подводном плавании. В то время как "Дип Дайвер" шел вдоль берега, огибая подводные скалы и коралловые головы, они обнаружили, несмотря на плохую видимость из-за дождя, большое скопление разнообразных рыб.

В следующие дни "Дип Дайвер" несколько раз погружался на разные глубины. Ученые по очереди занимали переднее место наблюдателя. Все трое очень быстро поняли, что из водолазного отсека обзор крайне ограничен. Через небольшой иллюминатор можно увидеть немногое. И, кроме того, иллюминаторы были размещены не вполне удачно. Отсек управления имел по два боковых иллюминатора с каждой стороны, а два иллюминатора водолазного отсека располагались сзади под углом 60°. Таким образом, было много непросматриваемых направлений.

Экипаж, занимающий передние места, находился в лучшем положении. С места пилота через восемь иллюминаторов рубки открывался обзор по многим направлениям. В худшем положении был наблюдатель. Со своего места он мог смотреть строго вперед, вверх и вниз. После первых испытательных погружений Джордж каждый раз, когда это было возможно, перебирался назад, чтобы предоставить ихтиологам лучший обзор.

При первом погружении на 190 м Боб Уикленд занимал место наблюдателя. В то время как "Дип Дайвер" зигзагами медленно опускался вдоль плавно уходящего вниз дна моря до глубины 60 м, Боб внимательно разглядывал многочисленные коралловые пики, возвышавшиеся над белым песком, вокруг которых стайками роились рыбы. Боб распознал среди них губана, морского судака, морскую собачку, щетинозуба и коралловую рыбу. Так продолжалось до глубины 60 м. Затем дно резко опустилось, под углом 60 - 90°. Этот более крутой склон был испещрен впадинами и щелями, у входа в которые сновали морские окуни, судаки и стайки мелких рыбешек. Подножье скалистого обрыва напомнило Бобу изрезанную береговую черту рифов. Уклон дна здесь стал гораздо меньше. Дно было покрыто крупным гравием и кусками кораллов. За исключением скопищ брюхоногих жизнь здесь почти не наблюдалась.

Боба поразила хорошая видимость на глубине 120 м. Не прибегая к прожекторам, можно было рассмотреть всё на расстоянии до 60 м. Дальше стало темнее. Но при вспышках импульсной сигнальной лампы на люке рулевой рубки даже на глубине 180 м просматривались лежащие на дне большие раковины.

Через два с половиной часа аппарат был поднят на борт "Си Дайвера". Это погружение оказалось очень поучительным для двух ученых, представления которых о жизни на такой глубине основывались только на образцах, поднятых со дна моря сетями. Перед их глазами открылся совершенно новый мир...

- Океанография отныне не будет стоять на месте, - воскликнул Рик. - Я с нетерпением жду продолжения погружений. Мы сможем собрать любые образцы животного и растительного мира. Я уже видел по меньшей мере три вида рыб, которых никогда до сих пор не встречал.

- Нам нужно более мощное наружное освещение, если только мы собираемся увидеть все подробности на таких глубинах, - говорил позднее Боб Линку

Его заверили в том, что к следующему погружению на такую глубину на носу "Дип Дайвера" будет установлен светильник мощностью 1000 Вт.

Через два дня такой светильник был установлен. "Дип Дайвер" был готов к погружению на 305 м, что всего лишь на 75 м меньше предельно допускаемой глубины. На этот раз аппаратом управлял Роджер, все трое ученых были взяты на борт. Джордж остался на "Си Дайвере", чтобы поддерживать с аппаратом связь.

Хотя место погружения было выбрано в нескольких милях западнее места их первых спусков, дно моря здесь оставалось таким же. Когда "Дип Дайвер" достиг пещер в каменистом склоне дна, Роджер подошел вплотную к большому входу одной из них. Яркий луч света, направленный в пещеру, обнаружил там скопище рыб. Пассажиры аппарата были в восторге от того, что они увидели, но еще более они восхищались тем, как Роджер управлял "Дип Дайвером" и сумел остановиться точно у самого входа в пещеру. Прежде чем покинуть это место, Роджер медленно отошел от стенки обрыва, подальше от ее выступов, и затем не спеша продолжал погружение вдоль скалы.

Свет "Дип Дайвера" разбудил двухметровую акулу, спокойно лежавшую на дне. Она быстро уплыла прочь, оставив позади себя скопище мелких рыбешек. Большие черные окуни, которые как бы караулили вход в большую часть пещер, следили своими печальными глазами за странным лучом света. Время от времени появлялись стайки мелких рыбешек. Их блестящие бока сверкали, как ртуть, в тусклом свете. На пути "Дип Дайвера" иногда попадались группы больших лакедо. Ученые очень удивились тому, что одни и те же виды рыб встречались и у поверхности воды и на глубине 180 м. Иногда перед их глазами медленно, не спеша проплывала огромная барракуда длиной в рост человека.

По мере погружения "Дип Дайвера" становилось все темнее и темнее. Гравий на дне скоро сменился мягким шелковистым песком, и его первозданная чистота нарушалась лишь присутствием больших раковин и морских звезд. Ниже 210 м песок оказался испещренным группами отверстий - по 5 - 6 в каждой. Боб быстренько зарисовал живших в них необыкновенных рыбок, похожих на морских собачек.

По мере приближения к глубине 305 м - цели этого погружения - дно моря становилось все более пустынным и безжизненным. Ландшафт стал однообразным, рыбы встречались редко. Несмотря на большую глубину, через задний иллюминатор видимость была все еще около 5 м при естественном освещении, поступающем с поверхности. Световое пятно прожектора просматривалось далеко впереди, в светлой воде.

Роджер повел лодку обратно к поверхности моря. Ученые продолжали изучать местность. "Дип Дайвер" управлялся очень хорошо, и его пилоту трудно было поверить, что они находились на такой глубине. А когда аппарат снова оказался на своих кильблоках на палубе "Си Дайвера", все удивились, что плавание продолжалось более 3 ч.

В некоторые дни, когда выдавалось свободное время, Боб и Рик тренировались - входили и выходили в воду из водолазного отсека. Они подходили к берегу и опускали аппарат на грунт на глубине 12 м. На этой глубине можно было выходить в воду без последующей декомпрессии. Вскоре они стали ловко, как тюлени, выплывать из лодки и заплывать в нее. Помимо этой тренировки ученые изучали жизнь моря вокруг коралловых выступов, покрывающих дно моря.

За два дня до погружения на 310 м Боб предложил произвести ночное погружение с выходом водолазов в море. Кроме тренировки в плавании и ориентировании водолазов в темной воде ночью оно послужит проверкой оборудования перед погружением на дно моря на всю ночь для наблюдения за реакцией рыб на свет ламп.

- Мне хотелось бы выявить, какие породы рыб действительно являются ночными, - сказал Боб Линку, - то есть какие породы рыб ночью ведут себя активнее, чем днем.

Большинство рыб резко реагирует на свет, причем одни рыбы избегают света, а другие, наоборот, плывут на свет. Истинно ночные рыбы ночью движутся активнее и дышат чаще, они размножаются и питаются только ночью. Трудно определить, какие породы рыб являются действительно ночными, а какие только повышают свою активность благодаря искусственному освещению.

В эту ночь "Си Дайвер" спокойно стоял на якоре на глубине 12 м. Свет его прожектора пятном ложился на спокойную поверхность моря и освещал скопления фосфоресцирующего планктона, маленьких креветок и случайных кальмаров.

Роджер опускал аппарат у самого борта "Си Дайвера", и люди, находившиеся на борту, могли наблюдать за погружением "Дип Дайвера" по его импульсной лампе на крышке люка рулевой рубки. Носовой светильник еще не был установлен, но Боб взял с собой мощный аккумуляторный фонарь, которым и собирался воспользоваться под водой, за бортом лодки.

Первая попытка была не совсем успешной. Роджер лег на грунт в таком месте, где поблизости не было коралловых пиков или скал, за которыми могла бы спрятаться рыба. Водолазам приказали не выплывать из зоны, освещаемой лампами подводной лодки. А ручной фонарь Боба только усиливал темноту вокруг него. Удалось лишь мельком заметить несколько рыбок, поспешно удиравших от света.

Через две ночи была сделана вторая попытка. На этот раз на носу аппарата уже установили прожектор, и снова "Дип Дайвер" опустился на дно вблизи "Си Дайвера". Рик и Денни на короткое время выплыли за борт аппарата, а Роджер между тем просматривал зону впереди, водя назад-вперед лучом прожектора. Рыбы, попадавшие в луч прожектора, быстро уходили в темноту. Казалось, что свет приводил их в возбужденное состояние.

На этот раз к водолазам, вышедшим в воду из подводного аппарата, присоединились аквалангисты, спустившиеся с палубы "Си Дайвера". Поднялась такая суматоха, столько аквалангов и ластов появлялось на поверхности воды и уходило под воду, что вскоре поблизости не осталось ни одной рыбки.

Эти погружения не дали научных результатов, но зато водолазы освоились с ночной обстановкой, а ученые поняли, с какими трудностями и проблемами им предстоит встретиться.

* * *

"Си Дайвер" находился в этом месте уже неделю. Плохая погода кончилась, и сквозь тучи ярко засветило солнце. В воскресенье днем команда "Си Дайвера" собралась на каменистом пляже против стоянки судна и лакомилась шашлыком из только что подстреленной рыбины. Утром на самолете-амфибии прилетел д-р Макиннис, и около этого специалиста "Оушн системе" по жизнеобеспечению собралась группа людей, вступивших в серьезную дискуссию. Его появление позволило начать серию длительных погружений в режиме насыщения на большие глубины с применением гелиокислородной дыхательной смеси, что, собственно говоря, и было главной задачей экспедиции.

Прежде всего, в порядке подготовки к предстоящим погружениям на большие глубины и использованию гелиевой смеси, предполагалось провести несколько ночных спусков с выходом водолазов в воду на глубине около 12 м, во время которых водолазы Рик и Боб могли, сколько им захочется, работать в воде, в незнакомой им ночной среде, под килем "Си Дайвера". Эти погружения должны были явиться хорошей тренировкой команды водолазов перед погружением с насыщением на глубину 40 м, которое планировалось через неделю.

К концу следующего дня подготовка была полностью завершена. "Си Дайвер" стоял на якоре в сотне метров от каменистого подводного пика, который вырастал из-под воды вблизи входа в гавань Слаутер-Харбор. Под килем "Си Дайвера" также находилось несколько подводных пиков. Глубина над их вершинами была не меньше 4 м. Именно такое сильно пересеченное дно моря с его естественными укрытиями для морских животных казалось ученым наиболее обещающим.

Для подводного освещения по правому борту "Си Дайвера" на дне было установлено два тысячеваттных подводных светильника типа XI фирмы "Бирнс энд Зауер". Роджер выбрал удобное свободное местечко поблизости, где "Дип Дайвер" мог бы хорошо разместиться на грунте.

Несмотря на тщательную предварительную подготовку, все оказалось окончательно готово только к десяти часам вечера. Из-за прилива днем невозможно было подать с "Си Дайвера" силовой кабель. С наступлением темноты два аквалангиста службы обеспечения с трудом переставили опущенные накануне на грунт прожекторы и присоединили их к силовому кабелю. В последнюю минуту был также заведен воздушный шланг, по которому дополнительно воздух должен подаваться водолазам, находящимся вне подводного аппарата.

В конце концов "Дип Дайвер" все-таки был спущен на воду. В переднем отсеке находились Роджер Кук и Макиннис, а в заднем, водолазном, Боб Уоллер с аквалангами и съемочными камерами.

Каменистое дно ночью выглядело совсем иначе, чем днем. По мере приближения ко дну моря по сторонам луча света угрожающе вырастали черные скалы. Тщательно выбирая дорогу, Роджер вскоре привел "Дип Дайвер" к месту назначения. Никакого другого освещения не было, включать же прожекторы до того, как они потребуются ученым, не было необходимости, так что оба аквалангиста службы обеспечения возвратились на борт "Си Дайвера".

Пока Роджер и Джо смирялись с необходимостью длительного бодрствования в рулевом отсеке, Рик и Боб повысили давление в водолазном отсеке и надели акваланги. Затем был открыт наружный люк и Боб скользнул наружу, чтобы убедиться в правильности установки осветительных приборов. Прошло довольно много времени, прежде чем ему удалось в темноте отыскать прожекторы. Наконец он вернулся к "Дип Дайверу" и через иллюминатор просигналил Роджеру о том, чтобы тот передал наверх просьбу о включении прожекторов.

Мощный свет залил большую зону вокруг "Дип Дайвера", и сразу стало видно большое скопление самых различных рыб. Вот как после своего возвращения на борт "Си Дайвера" Боб описал эту сцену: "За несколько минут перед нами прошли личинки крабов, молодые селедки, мальки рыб, кружившиеся вокруг пучка света подобно тому, как мошкара вьется около уличного фонаря. Большинство из них мы смогли распознать без микроскопа". Тут же появились сотни сельдей, ставрид, устремившиеся в освещенную зону, изобилующую пищей. За какие-нибудь полчаса вся эта зона оказалась забитой многочисленными породами рыб; одни из них держались стаями и, как по команде, все вдруг поворачивались, другие плавали сами по себе, вроде бы без всякой цели.

Затем пришли кальмары.

Сначала, еще до того как были включены прожекторы, было видно только несколько этих животных, которые быстро проплывали под лучом прожектора "Дип Дайвера". А когда на короткое время прожектор был погашен, десятки кальмаров подплыли к поверхности воды в открытом колодце выхода водолазов, привлеченные светом внутри лодки. Но они сразу исчезли, как только были включены более мощные наружные прожекторы.

Позднее, когда Рик и Боб плавали возле корпуса "Дип Дайвера", они удивились внезапному появлению в освещенной зоне тысяч кальмаров. Сверкая всеми цветами радуги, эти изящные, грациозные создания кружились в непрерывном хороводе. Плотная стая кальмаров имела толщину до 5 м и постепенно приближалась к двум водолазам. За малыми исключениями кальмары разделялись на пары. Многие из них спаривались.

Водолазы быстро сплавали к "Дип Дайверу", взяли там камеры и затем поскорее подплыли к освещенному лучом прожектора пространству, чтобы наблюдать за массовой брачной церемонией. Без сомнения, это была первая возможность заснять половую жизнь этого вида кальмаров в естественной обстановке. До сих пор их спаривание наблюдалось и фотографировалось только в искусственных условиях лаборатории.

В описании, составленном позднее, ученые так представили виденную ими картину. Самцы, парившие или плывущие слева и выше самок, окутывали их мантией, по-видимому, содержащей сперму, вводимую при помощи брюшного плавника в полость мантии самок. Через несколько секунд их прикосновение прервется и самка устремится вниз для метания икры в песке грунта. Каждый раз при этом поднималось легкое облачко осадков.

Во время метания икры, по мнению Рика, икринки очень близко примыкают одна к другой, образуя кисть, похожую на швабру, диаметром около 1 м. Самая большая такая кисть находилась в наиболее освещенном месте, там, где пересекались два луча прожектора.

Боб рассмеялся.

- Чудное дело, - сказал он, - кальмары построили небольшую кисть и под лучом прожектора "Дип Дайвера".

В отчете, составленном на следующий день, Боб и Рик писали: "Мы не видели, как происходят ухаживания и взаимный выбор спаривающихся особей. Это оказалось вне нашего наблюдения. Кальмары подплывали парами".

Боб и Рик также заметили, что спаривающийся самец менял свою окраску, когда к нему приближался другой самец, и иногда отгонял его агрессивным движением. Наблюдались случаи, когда два самца кружились вокруг одной самки и совершали сложные маневры, пока один из них не испускал чернила и не уплывал прочь.

Случалось, что второй самец плыл рядом и пытался облить самку молоками. Вслед за такой попыткой обязательно начиналась борьба самцов и иногда один из них испускал чернила раньше, чем прерывалось соприкосновение. Первоначальная пара при этом часто соединялась вновь и спаривание продолжалось после встречи. Наблюдатели также заметили, что самки всегда были меньше самцов.

Рик и Боб обратили внимание и на то, что кальмары размещают пряди икринок сначала на некотором расстоянии друг от друга, а затем заполняют икрой пространство между ними, так что каждая последующая прядь икринок располагается очень близко от предыдущей, но между собой они не соприкасаются. Затем масса отложенной икры увеличивается за счет новых прядей, прибавляемых с внешней стороны. При откладывании желатиновых прядей самки закапывали икру и утрамбовывали ее до тех пор, пока она не закреплялась в склеенном песке.

Когда через неделю рассмотрели, что стало с прядями, взятыми на борт "Си Дайвера", то оказалось: в каждой капсуле образовались живые зародыши длиной около 3 мм. Каждое из этих крошечных созданий было в цветных крапинках. Все они имели невероятно большие глаза и уже перемещались в их желатиновой капсуле при помощи хорошо развитых труб. Боб и Рик сосчитали число икринок в такой капсуле. Их оказалось больше двухсот.

Через неделю "Дип Дайвер" снова доставил Боба и Рика на дно моря, чтобы по возможности еще заснять спаривающихся кальмаров. На этот раз у водолазов был только один источник света - прожектор подводной лодки. Освещенная зона была гораздо меньше. Меньше было в поле зрения и кальмаров.

Снова свет привлек большое число беспозвоночных и рыб. Хомулёны медленно плыли вдоль луча прожектора, а внутри него двигались стайки ставриды. Минут через пятнадцать в луче света появились кальмары, и начался брачный ритуал.

Не успели водолазы выбрать наиболее выигрышные точки съемки и установить на грунте съемочную аппаратуру, как уже началось "соревнование". Появились четыре больших ската, по-видимому, привлеченных светом прожектора. Размах их "крыльев" достигал 1,5 - 2 м. Не обращая никакого внимания на фотографов, они ползли по дну, волоча за собой длинный, похожий на кнут, хвост с жесткими и ядовитыми шипами на конце.

Рик и Боб постарались быстро убраться с их пути, и скаты направились прямо к "Дип Дайверу". Скаты яростно били "крыльями" по песчаному грунту, как будто собирались сбить из живущих на дне моря животных гоголь-моголь. Они подняли такое облако ила и песка, что пришлось прекратить и наблюдение и съемку. Собрав все свое мужество, водолазы направились к захватчикам и пинали их ластами до тех пор, пока те не убрались в темноту.

Прошло много времени, прежде чем вода посветлела и вернулись кальмары. Но как только Рик и Боб расположились на грунте, чтобы возобновить съемку, опять появились скаты. Однако на этот раз оба фотографа отказались сдвинуться с места, и упрямые создания попытались переползти через них. Борьба продолжалась всю ночь. Сверху к фотографам пришло подкрепление в лице двух аквалангистов службы обеспечения. Но и линия врага была усилена одним или двумя скатами. Водолазы всячески пытались прогнать их - пинали ногами, тыкали шилами, но все было напрасно; скаты возвращались снова и снова.

В конце концов вода так замутилась, что ни о какой съемке не могло быть и речи. Водолазы пришли в отчаяние. Упрямые скаты выиграли бой.

Не только скаты мешали фотографам. Время от времени, как всегда во время ночных погружений, появлялись большие барракуды. Отсвечивая серебром, эти хищники казались привидениями. Их плотоядные пасти с острыми зубами то открывались, то закрывались. Боб сказал, что ночью барракуды более агрессивны, чем днем.

Однажды ночью, когда кальмаров было особенно много, одна барракуда кинулась в сторону Боба, как будто хотела напасть, затем вдруг остановилась и, подойдя к нему вплотную, уставилась своими маленькими, блестящими глазками. А потом это огромное создание стало медленно, не спеша, кружиться вокруг массы спаривающихся кальмаров, как гурман в греческом ресторане, выбирая себе кусочек повкуснее. А выбрав, с расстояния до 6 м мгновенно бросилась на свою жертву, прокладывая себе дорогу среди сотен других кальмаров. Барракуда с ходу одним взмахом своих массивных челюстей заглотнула несчастного кальмара и, не останавливаясь, ушла к поверхности моря.

Боб рассказал еще об одной встрече, случившейся этой ночью: барракуды с акулой. Маленькая акула длиной чуть больше метра влетела в освещенную зону. С яростью обжоры она извивалась и вертелась, чтобы заглотнуть столько кальмаров, сколько могла. И вдруг лицом к лицу столкнулась с большой барракудой. Хищники испугались друг друга, развернулись и исчезли в противоположных направлениях, скрываясь в темной воде.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"