Подводный мир
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Ссылки
Карта сайта
О нас



Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

IX. "Дип Дайвер" исследует Тонг-оф-Оушн

Тонг-оф-Оушн - "язык океана" - представляет собой один из океанских каньонов, пересекающих Багамские острова. Этот каньон глубиной около трех миль рассекает платформу Багамских островов со стороны Атлантики и образует расщелину длиной около 100 миль и шириной от 20 до 40 миль. На большей его части глубина превышает милю.

Остров Нью-Провиденс, на котором расположен столичный город Нассау, образует восточную кромку этого каньона. На западной кромке каньона находится самый большой остров архипелага - остров Андрос с примыкающими к нему банками и рифами. С севера впадина ограничена островами Берри.

Высота Багамских островов нигде не превышает сотни метров. В противоположность этому карты Тонг-оф-Оушн показывают, что сразу у берега глубина резко возрастает от ПО до 4000 м в самых глубоких местах. Этот таинственный и сравнительно мало изученный глубоководный канал был выбран д-ром Уолленом, руководителем отделения океанологии Смитсоновского института, для исследования его группой ученых с использованием "Дип Дайвера". Работы намечалось провести в феврале 1968 г.

Начиная с 1964 г. ученые Смитсоновского института более ста раз участвовали в погружениях с применением девяти различных подводных аппаратов. Эти погружения, без всякого сомнения, доказали преимущества непосредственных наблюдений. Предварительные работы на дне каньона Тонг-оф-Оушн были проведены с помощью подводных аппаратов "Алвин" и "Алюминаут".

Конечно, "Дип Дайвер" с его предельной глубиной погружения, равной всего лишь 380 м, не мог достичь дна каньона, имеющего глубину до 1800 м. Д-р Уоллен планировал помимо осмотра учеными-водолазами обрывистых склонов каньона также посадку аппарата на уступы склона, где водолазы смогли бы выходить в воду, обследовать геологические формации и изучать жизнь моря. Такие исследования поневоле ограничивались глубинами в несколько сот метров, но водолазы явились бы первыми разведчиками нового биологического фронта.

Много лет назад, когда Эд на своей яхте "Блю Хирон" плавал в этих водах, его поразила разница между плоскими, безжизненными островами и резко уходящими в бездну крутыми подводными обрывами. Однажды он стал на якорь вблизи берега, чтобы искупаться. Плывя под водой вдоль полого опускающегося дна моря в сторону больших глубин, он испугался, когда увидел, что дно заканчивается крутым обрывом.

Яркие коралловые образования с их многоцветным рыбным населением быстро блекли. Они сменялись синим цветом, становившимся все темнее и темнее по мере того, как глаз старался вглядеться все глубже; появлялось странное ощущение падения в пропасть.

Каждый раз, проплывая над краем подводной пропасти, он думал о том дне, когда ему удастся исследовать эти таинственные глубины.

Штаб экспедиции находился в гавани Корал-Харбор, защищенной от штормов стоянке яхт на южном берегу острова Нью-Провиденс. Здесь "Си Дайвер" встретился с великолепной яхтой тикового дерева "Оушн Перл", принадлежавшей Сьюарду Джонсону. Владелец яхты согласился предоставить ее в качестве вспомогательного судна при поиске места для погружений "Дип Дайвера" и в качестве жилья для членов экспедиции.

Год тому назад, во время экспериментальных погружений Стенюи и Линдберга, Джонсон с интересом отнесся к программе "Человек в море". Еще тогда Джонсон предложил использовать его яхту с ее гидролокационной установкой для поиска наилучшего места погружений. Позднее, когда начались работы у Багамских отровов, его яхта стояла на якоре поблизости от "Дип Дайвера", и он присутствовал при многочисленных пробных погружениях.

Несмотря на свой возраст, Джонсон, которому пошел восьмой десяток, все еще работал в качестве вице-президента н председателя финансовой комиссии крупной фармацевтической фирмы. Теперь его интерес к подводным исследованиям стал настолько велик, что он уже не мог удовлетвориться ролью постороннего наблюдателя. Будучи смелым спортсменом, он научился плавать с аквалангом и нетерпеливо ждал возможности погружения на "Дип Дайвере".

Для исследования Тонг-оф-Оушн д-р Уоллен подобрал три группы океанологов. В первую команду вошли два морских биолога - д-р Клайд Роупер от Смитсоновского института и д-р Ричард Йонг от Майамского университета. Поскольку ни один из них не являлся квалифицированным водолазом, а д-р Макиннис, специалист по жизнеобеспечению "Дип Дайвера", по плану прибывал только в конце месяца, они должны были ограничиться обследованием, не выходя из подводного аппарата в воду. В частности, им надлежало провести наблюдения за распределением рыб и водорослей вдоль верхней кромки обрыва.

А пока что в ожидании прибытия ученых капитан Линк решил провести предварительное погружение вместе с Роджером. Ему очень хотелось познакомиться со структурой подводного обрыва. Он также рассчитывал во время этого погружения найти место на соответствующей глубине, куда можно было бы посадить "Дип Дайвер" и разрешить водолазам выход в воду.

Погружение состоялось вблизи рифа юго-восточнее банки Корал-Харбор. Как только "Дип Дайвер" ушел под воду, ученые с огромным интересом стали рассматривать открывшуюся перед ними панораму подводного мира - с многочисленными обитателями дна, отчетливо выделяющимися на светлом фоне песка, и скоплениями миллиардов ярко раскрашенных рыб всех видов и размеров.

По мере медленного погружения вдоль опускающегося дна постепенно меркнул дневной свет. На глубине 27 м они подошли к краю обрыва и перед ними предстала пустота бездонных вод. "Какая огромная разница, - подумал Эд, - между этой мертвой пропастью и полным жизни красочным пологим склоном, который мы только что оставили".

Когда "Дип Дайвер" повернул на север и, медленно опускаясь, пошел вдоль отвесного склона, внезапно всего в нескольких метрах с левого борта вырос отвесный выступ серой стены с глубокими расселинами. "Дип Дайвер" продолжал следовать этим курсом примерно еще с полмили, опускаясь все ниже и ниже вдоль скудной, изрезанной поверхности известняка. Не было видно никаких признаков жизни. Тут и там Эд замечал колеблющиеся белые стебельки нитеобразных альционарий и редкие, похожие на кустарник заросли, в которых он признал черные кораллы, как бы инкрустированные тусклым золотом, "Эти кораллы, имеющие большой спрос на рынке, являются причиной многих сотен случаев заболевания кессонной болезнью, - подумал Эд. - Они встречаются на глубине более 45 м, где длительное пребывание аквалангиста далеко не безопасно".

Его внимание привлек возглас Роджера:

- Посмотри-ка на эти милые создания.

Впереди три леопардовых ската изображали грациозный танец, отступая по мере приближения к ним подводной лодки.

"Дип Дайвер" опустился уже до 120 м, но до сих пор на отвесной стене они не обнаружили площадки или выступа, ширина которых была бы достаточна для посадки на грунт. Случайно исследователи заметили отверстие, похожее на вход в пещеру, образованное почти вертикальной расселиной, и несколько раз прошли мимо осыпей белого песка, смытого с расположенной вверху песчаной отмели. Подводный ландшафт выглядел серым и неприглядным из-за потери всякого цвета на этой глубине, а также бедности животного и растительного мира.

Рис. 52. Дж. Сьюард Джонсон в водолазном костюме готовится к спуску за борт с целью проверки ловушек для рыб
Рис. 52. Дж. Сьюард Джонсон в водолазном костюме готовится к спуску за борт с целью проверки ловушек для рыб

Прошло 2 ч, а они так и не нашли места, удобного для постановки лодки на грунт. "Дип Дайвер" быстро поднялся наверх, проскользнул вдоль края обрыва и повернул в сторону рифа.

Рис. 53. Научные работники Боб Уикленд и: Уолтер Старк рассматривают редкостные морские образцы
Рис. 53. Научные работники Боб Уикленд и: Уолтер Старк рассматривают редкостные морские образцы

После мрачности и неподвижности больших глубин и унылой серости подводных скал Эд снова наслаждался яркими картинами морской тропической жизни, возникавшими по мере приближения лодки к "Си Дайверу".

После прибытия в последний день января Клайда Роупера и Дика Йонга вся группа собралась на борту яхты "Оушн Перл" для разработки планов погружений. Поскольку времени было мало, а ученым хотелось обследовать как можно большую часть Тонг-оф-Оушн, капитан Линк посоветовал начать плавание, взяв курс на маяк Норт-Уэст-Чаннел, примерно в 50 милях к северо-западу от кромки Большой Багамской банки. Здесь они смогли бы подойти к самой северной части Тонг-оф-Оушн, вблизи южного берега островов Берри. В случае плохой погоды "Дип Дайвер" смог бы укрыться в тихих водах банки или в маленькой гавани Чаб-Кей, находящейся в нескольких милях.

Из гавани Чаб-Кей можно было совершить погружение, а котором просил д-р Уоллен. В одну из ночей надо было "спустить "Дип Дайвер" на тросе с судна обеспечения в ведущий к океану глубоководый канал. Здесь ученые могли проследить на достаточно большом участке подъем и падение геологических пластов.

Во время погружений в целях обследования крутых стен впадины Эд хотел провести испытания нового гидролокационного оборудования и последней модели дыхательного аппарата "Марк IX", которые он намеревался использовать во время погружения с выходом водолазов на глубине 213 м, запланированного на конец экспедиции.

В те времена о Тонг-оф-Оушн было известно так мало, что любая информация, полученная во время рейсов "Дип Дайвера", представляла большую ценность. Эта огромная подводная впадина была похожа на загадочную картинку. Эд надеялся, что где-нибудь на глубине от 45 до 60 м Роджеру все же удастся найти подходящее по размерам место для постановки "Дип Дайвера" на грунт. Пока водолазы не приобретут достаточно опыта, Эд не хотел выпускать их из лодки в более глубоких местах.

"Си Дайвер" и "Оушн Перл" подошли к маяку Норт-Уэст-Чаннел вскоре после полудня. Во время первого погружения вместе с Эдом вблизи бухты Корал-Харбор любопытство Роджера было только раззадорено. Теперь же, когда "Си Дайвер" стоял на якоре вблизи отмели, Роджер с нетерпением ожидал приказания отправиться с двумя учеными для их первого знакомства с подводным каньоном. Край впадины можно было увидеть издалека, примерно за милю, по резкому изменению окраски поверхности океана от бледного сине-зеленого цвета на мелководье до темно-синего над впадиной.

Не прошло и получаса с тех пор, как "Си Дайвер" встал на якорь, а подводный аппарат уже был в пути. Роджер повел его сначала над белым песчаным дном, а потом вниз вдоль плавно опускающейся отмели до глубины 40 м, где начинался обрыв. Затем они опустились еще ниже, на глубину 60 м вдоль вертикальной стены обрыва, и здесь Дик и Клайд сделали свои первые подводные съемки. На следующее утро они снова ходили вверх и вниз вдоль вертикального обрыва, на этот раз опускаясь уже до 180 м. Оба ученых были заняты съемками и записями своих наблюдений и впечатлений о совершенно новом подводном мире.

А в это время Роджер, не перестававший восхищаться отличной маневренностью и управляемостью аппарата, вдруг был поражен встретившимся сильным течением, которое относило "Дип Дайвер" в сторону. Роджер удивился: откуда оно могло взяться?

В тот же день после обеда экспедиция направилась в Чаб-Кей, к гавани, находящейся в 20 милях к северо-востоку. Ученые собирались несколько раз пройти вдоль подводного обрыва, чтобы определить различие морской и сухопутной жизни в этом районе и там, где они только что побывали.

В первом же погружении, выполненном с базы Чаб-Кей, они увидели редко встречающиеся "разрезные" раковины. Роджер начал хвастаться этой находкой, как только выбрался из рубки "Дип Дайвера".

- Там, внизу, на выступах обрыва мы видели раковины стоимостью в несколько сот долларов каждая, - заявил он всем находящимся на палубе. - Их называют разрезными раковинами, не так ли? - спросил он д-ра Йонга, который в свое время рассказывал, что никто еще не видел их живыми. Только в донных тралах иногда находили пустые раковины.

Ученые считали, что брюхоногие животные могут жить не на самом дне впадины, а только на удаленных, недоступных выступах, и только после смерти этих созданий их раковины надают вниз к подножию обрыва.

В голове Роджера уже мысленно витали долларовые купюры, и он был готов тотчас же отправить водолазов за драгоценными раковинами, но вовремя сообразил: сначала надо найти удобное место для посадки на грунт, чтобы водолазы могли оставить "Дип Дайвер" для сбора раковин.

Через несколько дней, успешно проведя несколько погружений, в том числе одно на глубину 300 м, ученые экспедиции собрались на корме "Си Дайвера" вместе с капитаном Линком и обсудили вопросы, связанные с завтрашним погружением. Речь шла об узкой площадке, которую они видели в разных местах на глубине от 40 до 50 м.

- По всей вероятности, это старая, ныне затопленная, береговая линия, - сказал д-р Йонг. - Она везде проходит по самой кромке обрыва.

Небольшие часто встречающиеся пещеры, глубоко вдающиеся в скалу на глубине от 60 до 120 м, также могли быть следами старой береговой линии.

Капитан Линк напомнил, что точно такие же образования и на такой же глубине он видел в прошлом году у Грейт-Стиррап-Кей.

- Нет никакого сомнения, - сказал он, - что в прошлые геологические эры, в периоды обледенений, уровень воды много раз то опускался, то поднимался. И каждый раз оставались следы уровня океана в виде остатков береговой линии.

Д-р Роупер обратил внимание на очень заметную разницу в жизни моря на глубине до 45 м и у вертикального обрыва в более глубоких местах. В частности, он заметил изменение ветвей нитеобразной альционарии. Водоросль этого типа, встречающаяся в верхних слоях воды, имеет много листьев, та же водоросль, произрастающая на более глубоких уровнях, относится уже к корковому типу.

Во время самого глубокого погружения на 305 м ученые несколько раз наблюдали, как очень прозрачные воды вдруг мутнели и на глубине от 200 до 260 м их относил от обрыва поток воды, имеющий пониженную плотность.

- Возможно, это была пресная вода, - сказал д-р Йонг.

- А вы заметили, какова скорость подводного течения? - ответил д-р Роупер. - Роджер считает, что скорость течения составляла три четверти узла. Мы шли навстречу ему во время всего опускания ко дну моря. Один раз "Дип Дайвер" даже отнесло назад. Вероятно, частично эти течения приливные или отливные, но я совершенно уверен, что один раз нас отнесло от обрыва именно потоком пресной воды.

На глубине 275 м видимость настолько улучшилась, что без подсветки прожекторами можно было разглядеть всё на 30 - 40 м. Многочисленные морские окуни с любопытством кружились около подводной лодки, а когда "Дип Дайвер" замедлял ход для наблюдений или съемки, они даже вплотную подплывали к иллюминаторам.

На глубине 305 м экипаж подводного аппарата обнаружил, что за ними плывет большая акула. Она сопровождала их почти до возвращения на поверхность. А когда проходили последние 20 м, акулу сменила 4-метровая молот-рыба. У самой поверхности воды им попалась 90-килограммовая черепаха с прилипшими к ее броне рыбками. Черепаха быстро уплыла в сторону.

- Я никогда не видел так много акул, - сказал Роджер. - При каждом погружении мы заводим знакомство с этими друзьями. Они сопровождают нас до самого обрыва. Надеюсь, что нам удастся от них избавиться еще до выхода водолазов из лодки.

- Я считаю, что они принимают "Дип Дайвер" за большую желтую рыбу, - рассмеялся капитан Линк. - Представляю себе их удивление, когда они попытаются отхватить от него кусок. Думаю, что когда мы погрузимся еще глубже и войдем в область их владений, акул станет еще больше.

Пока исследовались глубины, Денни на борту "Си Дайвера" проводил эксперимент с новым гидролокационным оборудованием, предназначенным для поддержания постоянной связи между "Дип Дайвером" и его судном-маткой. Все шло хорошо, пока "Си Дайвер" находился в открытом море, но однажды, когда судно стояло на якоре вблизи берега, установить связь оказалось невозможным. Догадываясь о причине отказа связи, капитан Линк снялся с якоря и отправился в открытое море. Как только "Си Дайвер" миновал шельф и оказался над обрывом, в гидрофоне раздался знакомый сигнал "бип-бип". Вслед за тем на запрос Денни послышался голос Роджера:

- Слышу хорошо. Мы находимся на глубине 80 м. Мы сунули нос "Дип Дайвера" в отверстие пещеры в скалистом обрыве. Над нами нависает выступ скалы, возможно, что именно он мешает связи с нами.

В тот же день, ближе к вечеру, "Си Дайвер" покинул Чаб-Кей, чтобы провести ночное погружение "Дип Дайвера" на средние глубины.

Морские биологи долгое время были уверены, что на больших глубинах океана существует некий глубоководный рассеивающийся слой планктона. В течение дня скопления планктона и рыб в верхних слоях моря отсутствуют, но с наступлением темноты поверхностные воды переполняются огромным количеством мельчайшего планктона, стаи рыб также приближаются к поверхности. Явление стало известно только после появления гидролокаторов. Очень часто датчики глубины показывали ложное дно в хорошо известных районах моря. Эти сигналы могли быть только сигналами о сосредоточении здесь планктона и рыб.

Д-р Уоллен всячески приветствовал использование "Дип Дайвера" для предварительных шагов в исследовании жизни моря и распределения в море различных пород рыб.

"Си Дайвер" направился прямо к главному протоку, где Тонг-оф-Оушн соединяется с каналом Норт-Уэст-Чаннел и где дно находится в тысяче морских сажен под килем. Отойдя от якорной стоянки на 5 миль, капитан Линк остановил двигатель "Си Дайвера", и судно начало медленно сносить течением в открытое море, все дальше от берега, едва видимого на горизонте.

"Си Дайвер" плавно покачивался на небольших волнах, вызванных умеренным юго-восточным ветром и приливным течением. Сзади "Си Дайвера" на коротком буксирном конце стоял "Дип Дайвер" с Роджером, Джорджем и двумя учеными на борту. Стемнело. Роджер постепенно стравливал буксирный конец и опускался по течению, не отдавая конца, заведенного на "Си Дайвер", до тех пор, пока аппарат в полупогруженном состоянии не оказался на безопасном расстоянии в несколько десятков метров. Затем он заполнил балластные цистерны, и "Дип Дайвер" медленно скрылся из глаз. Только под водой систематически вспыхивали навигационные огни и был виден белый оплетенный трос, идущий от лодки на палубу "Си Дайвера".

Сначала с большим трудом удавалось удерживаться на необходимой глубине. "Си Дайвер" так сильно дрейфовал, что буксирный конец тянул "Дип Дайвер" к поверхности. Добавив воды в балластные цистерны, Роджер в конце концов добился того, что они держались на глубине 50 м. В течение последующих пяти часов аппарат то поднимался, то опускался с этой глубины до 90 м в зависимости от дрейфа "Си Дайвера" под воздействием течения и ветра.

На борту "Си Дайвера" царило неестественное спокойствие. Все двигатели, включая генераторы, были остановлены. Даже освещение выключено. Горели только навигационные огни. Делалось это для того, чтобы обстановка внизу, под водой, была сколь возможно ближе к естественной. Команда "Си Дайвера" бездельничала в полутьме, готовая, когда потребуется, выбрать или потравить буксирный конец. Капитан Линк в ходовой рубке при помощи радиолокатора по ближайшим островам пытался определить скорость дрейфа.

На юго-востоке виднелись отблески города Нассау. За кормой "Си Дайвера" периодически проблескивали лучи маяка Чаб-Кей. Вскоре взошла луна и огонь маяка стал незаметен. Лунный свет освещал белые барашки волн, которые то тут, то там появлялись вокруг "Си Дайвера". Все море светилось.

Время шло быстро, и "Си Дайвер" продолжал медленно дрейфовать в сторону открытого моря. К 23.00, когда погружение закончилось, Линк по радару определил, что их отнесло на 6 миль. Роджер всплыл на поверхность, и было решено отбуксировать лодку к месту якорной стоянки. Ученым так понравилась ночная работа, что они захотели остаться в аппарате как можно дольше.

А когда все вернулись в Чаб-Кей и "Дип Дайвер" был поднят на борт, океанологи в полном восторге рассказывали об огромных преимуществах непосредственного ночного наблюдения за жизнью моря из подводного аппарата по сравнению с исследованиями при помощи траления с борта надводного судна, как это делалось раньше.

- С "Дип Дайвера" можно наблюдать великое множество всякого рода организмов, - сказал д-р Йонг. - Причем многие из них никогда нельзя обнаружить при помощи трала средних глубин, так как эти организмы слишком малы и хрупки, и их нельзя захватить траловой сетью.

Океанологи описывали сильную люминесценцию воды, потревоженной прохождением лодки.

- Эти стрелы люминесценции, - сказал д-р Роупер, - были видны также на большом расстоянии от лодки. При включении прожекторов, - продолжал он, - в освещенную зону входили некоторые виды кальмаров. Другие виды кальмаров, свесив головы, пассивно дрейфовали по течению. Приблизившись к подводной лодке, они быстро уходили в сторону.

Д-р Роупер и д-р Йонг рассказали много интересного о различных видах встретившихся им кальмаров. Затем они начали перечислять названия многих увиденных ими организмов. В этот длинный перечень вошли: сифонофоры, креветки, эвфаузииды, пиросомы, гребневик и "венерин пояс", крылоногие, моллюски, птероподы, сальпы, рыбы миктофиды, гопостоматида и многие другие. Команда судна внимательно слушала названия незнакомых ей представителей животного мира.

Два дня спустя пришлось прервать все погружения. Внезапно подул сильный юго-западный ветер, начался дождь и поднялось сильное волнение. Во избежание дрейфа судна капитан Линк решил перенести якорную стоянку в закрытую бухту Корал-Харбор. Но когда через 4 ч они подошли к этой гавани, то оказалось, что войти в нее "Си Дайвер" не может. Был отлив, а глубины бухты слишком малы. Пришлось отдать якорь как раз около входного буя.

Команда "Си Дайвера" улеглась спать, даже не подозревая о все усиливающемся ветре и волне, возрастающей на мелководье банки. Через несколько часов после постановки на якорь Билл Лауниус проснулся от грохота и ударов по стальной палубе над его головой. Примерно в то же время какую-то необычную качку почувствовал и капитан Линк, находившийся в кормовой каюте. Оба они выскочили на палубу и обнаружили, что судно дрейфует вблизи берега в нескольких милях от бухты Корал-Харбор. При каждой волне судно ударялось о дно моря. Быстро запустили двигатель и, выбрав якорь при помощи якорной лебедки, повернули "Си Дайвер" в сторону больших глубин. Оказалось, что обе лапы якоря отломаны. Это случилось, когда сносимый ветром "Си Дайвер" тащил якорь по твердому коралловому грунту. Им страшно повезло, что тяжелое положение, в котором оказался "Си Дайвер", удалось обнаружить раньше, чем судно было выброшено не берег.

Как только "Си Дайвер" выбрался на более глубокое место напротив бухты Корал-Харбор, были отданы два носовых якоря, чтобы судно не снесло на мелководную банку. В качестве дополнительной гарантии на весь остаток ночи установили якорную вахту.

На следующий день сразу после завтрака, пользуясь приливом, "Си Дайвер" вошел в шлюпочную гавань. "Оушн Перл", пришедшая сюда накануне, уступила свое место у пирса "Си Дайверу", а сама встала у его борта. Из-за разразившегося накануне шторма бухта была переполнена судами и не было ни одного свободного места. Здесь в ожидании хорошей погоды команды обоих судов начали подготовку ко второй части экспедиции.

В тот же вечер в кают-компании "Си Дайвера" собрались все члены экспедиции вместе с четырьмя новыми членами, прибывшими после обеда для участия в дальнейшем плавании. Это Боб Уикленд от Бюро рыболовов-любителей из города Санди-Хук, штат Нью-Джерси, который прибыл для изучения жизни рыб, начатого им предыдущим летом в Грейт-Стиррап-Кей. Худущий молодой человек с глубоко посаженными глазами, сидящий рядом с ним, - д-р Уолтер Старк, специалист по сбору и опознанию рыб. Он был прикомандирован от Института морских наук Майамского университета. Его сопровождал д-р Кенуишер, сотрудник Вудсхоллского океанографического института, собиравшийся в течение двух дней провести испытания разработанного им оборудования для психологического обследования водолазов. Четвертым был д-р Макиннис. Благодаря его прибытию становилось возможным погружение лодки с выходом водолазов под водой.

Шло горячее обсуждение предстоящей программы, особенно в части поиска выступа на подводном обрыве, где "Дип Дайвер" мог бы лечь на грунт.

- Я боюсь, что это будет непросто, - предостерегал капитан Линк. - Пока что нам не очень везло. Мы обследовали здесь большой район, вплоть до канала Норт-Уэст-Чаннел и бухты Чаб-Кей, и ничего подходящего не нашли. Быть может, такое место найдется в Тонг-оф-Оушн вблизи острова Андрос, но когда мы были в этом районе во время испытаний аппарата "Кабмарин", наблюдалась та же история.

Д-р Макиннис скептически заметил:

- Вы хотите сказать, что на всем пространстве отвесного обрыва нет ни одного плоского выступа, на который удалось бы посадить "Дип Дайвер"? Этого не может быть!

После тщательного изучения морских карт решили произвести первую разведку к северу от Хай-Кей, как раз у входа в Фреш-Крик. Однако до тех пор, пока не установится погода, в этом открытом месте никаких работ вести нельзя. На твердом скалистом грунте якоря "Си Дайвера" плохо держали, а за рифами, идущими параллельно береговой черте острова Андрос, не было известно ни одной безопасной якорной стоянки.

- Пока что, - посоветовал Линк, - можно провести несколько погружений у юго-восточной оконечности острова Нью-Провиденс, в укрытом районе, вблизи мыса Клифтон-Пойнт. Кроме поиска места, подходящего для выхода в воду, эти погружения послужат для тренировки вновь прибывших водолазов.

Но прежде чем погода настолько улучшилась, что "Си Дайвер" смог выйти из шлюпочной гавани и отправиться к месту якорной стоянки, прошло еще два дня. В один из этих дней ученые в течение четырех часов осматривали отвесные склоны обрыва на глубине до 90 м. Д-р Старк и Боб Уикленд также провели несколько погружений с выходом из лодки вблизи "Си Дайвера". Они сообщили о крайне скудном дне в данном районе. Даже на самом склоне было очень мало водорослей и рыб, зато очень много акул. Возможно, что причиной тому была близость береговых сооружений для очистки сточных вод.

А когда команда "Си Дайвера", закутавшаяся в самую теплую одежду, чтобы не мерзнуть на холодном северо-западном ветру, занималась палубными работами, Джон Кенуишер и Джо Макиннис, которые провели все утро в лаборатории, появились на палубе для испытаний совершенно нового изобретения Джона. Дрожащий от холода, одетый в одни плавки, Джо наклеил себе на грудь, живот и колени многочисленные датчики для снятия кардиограмм. Тонкими проволочками эти датчики были присоединены к центральному пульту управления на кормовой палубе. Д-р Кенуишер повернул выключатель, и прибор начал издавать регулярный, громкий звук - это был усиленный звук биения сердца Джо.

Оба они внимательно прислушивались к звукам, издаваемым прибором, пока Кен занимался его настройкой и регулировкой громкости. Наконец он получил удовлетворительный результат и предложил Джо начать бег на месте. Тотчас биение сердца участилось и стало менее регулярным.

- Не останавливайся, - сказал Кен, - дай ему поработать.

Звук стал громче и чаще, но стоило Джо остановиться, как

сердце стало биться медленнее.

- Ну, ладно, - воскликнул стоявший поблизости Денни, - мы услышали, на что похоже биение твоего сердца, но какой от этого толк водолазам?

Д-р Кенуишер объяснил, что целью его работы является создание оборудования, которое позволит контролировать дыхание и артериальное давление водолаза, находящегося под водой, а на палубе судна обеспечения смогут наблюдать за физическим состоянием водолаза и, если будет необходимость, то окажут ему помощь.

- А вдруг Джо увидит большую акулу, - пошутил Денни, - тогда его сердце зазвучит, как индейский тамтам, призывающий племя на тропинку войны.

Когда ученые убедились в полной исправности всего оборудования, Джо осторожно сошел в воду по трапу и отплыл от судна. А так как его сердце при этом продолжало биться с великолепной регулярностью и частотой, то все пришли к заключению, что его организм правильно реагирует на погружение в холодную воду.

Прошел еще один день, прежде чем погода улучшилась настолько, что можно было сделать 25-мильный переход к острову Андрос. На заре экспедиция отправилась к отмели Хай-Кей, надеясь, что судно придет к месту назначения раньше, чем снова задует ветер. Через три часа были отданы якоря. Не теряя времени, спустили за борт "Дип Дайвер", и вскоре Уолтер и Боб начали предварительное обследование крутого обрыва с западной стороны впадины.

Андрос - это длинный, низкий и плоский остров, разделенный на три части двумя широкими мелководными солеными лиманами. Барьерный риф окаймляет всю восточную часть острова. Риф кое-где прерывается небольшими песчаными или коралловыми отмелями и одной большой отмелью, носящей название Хай-Кей. В нескольких милях от этой отмели стоит маяк, отмечающий вход во Фреш-Крик. Отсюда через мелководную лагуну идет искусственный канал к яхт-клубу Андростауна, к шлюпочной гавани на левом берегу и к поселку Коклейтаун на правом берегу.

Группа зданий на берегу к югу от шлюпочной гавани принадлежит отделению Исследовательского центра ВМС США, созданного для выполнения программы по изучению гидролокации и для проведения других научно-исследовательских работ. Тонг-оф-Оушн был выбран как место исследований потому, что здесь нет регулярного судоходства, очень прозрачные и глубокие воды и еще потому, что, несмотря на свою глубину, Тонг-оф-Оушн является тупиком, который никуда не ведет.

Капитан Линк в 1965 г. на "Си Дайвере" обеспечивал в этом районе операции подводного аппарата "Кабмарин", зафрахтованного фирмой "Оушн системе" для составления карт и фотографирования подводного обрыва и дна на глубинах до 180 м. Он обследовал места вблизи всех трех баз: Фреш-Крик, Мидл-Байт и Саус-Байт. Именно на основании своего опыта работы в данном районе капитан Линк и утверждал, что найти безопасное место для погружения "Дип Дайвера" здесь очень, трудно.

Его опасения подтвердились, когда подводная лодка вернулась после двухчасовых поисков; экипаж повторил то, о чем раньше рассказал Роджер, - вблизи берега дно моря постепенно понижается до глубины примерно 25 - 30 м. Затем оно резко обрывается и уходит вертикально вниз на неопределенно большую глубину. На этом обрыве было найдено несколько выступов, ширина которых позволяла постановку на них "Дип Дайвера", но эти выступы имели такой большой уклон, что выход, водолазов в воду оказался бы слишком опасным.

Все еще дул сильный северный ветер, и Линк не хотел провести ночь на открытой стоянке. Он решил перейти в южный лиман Саус-Байт, находящийся в 25 милях южнее, где "Си-Дайвер" мог спокойно стоять на якоре.

Они уже шли указанным курсом, когда на экране радиолокатора по их курсу к юго-востоку показался огромный всплеск. Что это? По карте здесь не было ни больших островов, ни отмелей. Только одна вода глубиной до мили по всем направлениям. Они решили: это мог быть только очень большой корабль. Но что делать большому кораблю вдали от открытого моря там, где Тонг-оф-Оушн замыкается широкой дугой мелководных отмелей?

А когда "Си Дайвер" подошел ближе, то в бинокли стал виден авианосец, стоявший на якоре в нескольких милях мористее Голдинг-Кей.

"Си Дайвер" провел ночь в лимане, где глубина была всего 3,7 м. Утром "Си Дайвер" перешел на новую якорную стоянку, к выходу из лимана, для того чтобы спустить "Дип Дайвер" поближе к подводному обрыву и тем сократить его путь против очень сильного течения.

А когда Роджер повел "Дип Дайвер" вдоль опускающегося дна на север, то обнаружил, что аппарат идет гораздо быстрее, чем обычно. Его несло сильным отливным течением. Роджер заметил: по мере их передвижения морская жизнь становилась необычайно богатой и гораздо более разнообразнейшем в любом другом месте, где они побывали до сих пор. Для Уолтера и Боба, находившихся в водолазном отсеке, это был настоящий подводный рай.

На глубине 20 м, где, чтобы противостоять течению, пришлось включить двигатели на полную мощность, они остановились над большой колонией морских угрей - тысячи этих созданий сплелись в сплошную массу. А когда "Дип Дайвер" висел на одном месте, мимо них проплыла сносимая течением большая молот-рыба. При подходе к краю обрыва аппарат окружили три акулы. Они раскрывали пасти и били хвостами так, как будто хотели встретиться лицом к лицу с пришельцами, вторгшимися в их владения.

Когда "Дип Дайвер" пересекал кромку обрыва, внезапно нисходящее течение подхватило аппарат и быстро опустило его на глубину 30 м раньше, чем это смог заметить Роджер.

Ученые, наблюдавшие подводный мир через иллюминаторы, с интересом отметили, что появившиеся перед ними альционарии и морские губки были резко отогнуты вниз. Рыбы, чтобы противостоять течению, энергично работали хвостами. По мнению ученых, скорость нисходящего течения была по меньшей мере 1 или 2 уз.

Поняв это, Роджер стал без больших усилий управлять подводной лодкой. Держась на безопасном расстоянии от обрыва, он направился к шарообразному выступу, находящемуся на глубине 90 м. Вскоре, когда "Дип Дайвер" очень медленно плыл мимо этого выступа подводной скалы, сзади появились три большие акулы. Они с любопытством рассматривали подводную лодку, но держались от нее на почтительном расстоянии.

Роджер и Джордж постепенно привыкли к частым встречам с акулами. Всякий раз, когда "Дип Дайвер" проходил вдоль обрыва, им казалось, что акулы пытаются их атаковать. Стало понятно, какое огромное количество акул обитает у Багамских островов. Пока Роджер и Джордж находились внутри лодки, можно было безнаказанно рассматривать акул через иллюминаторы. Но Джордж прав: встреча с этими неприятными созданиями с глазу на глаз без защиты может явиться в будущем очень серьезной проблемой.

Вдоль обрыва все время сыпался песок, и Боб заметил, что все выступы, мимо которых они проходили, засыпаны песком и камнем. Препятствием для посадки лодки на эти выступы с выходом водолазов являлось не столько их недостаточная ширина, сколько уклоны этих песчаных и каменных осыпей.

Примерно через милю "Дип Дайвер" прошел над большим песчаным участком дна, имеющим ширину около 15 м. Боб определил, что этот песок занесен сюда нисходящим потоком воды в зимнее время, когда верхние слои воды становятся холоднее нижних и плотность воды на поверхности увеличивается. Приливное течение захватывает эту охлажденную воду вместе с песком, проносит его над кромкой обрыва, и поднятый течением песок оседает на дно вдоль вертикальной стенки впадины. Роджер оценил этот песчаный участок дна как отличное место для изучения движения осадков. Его также заинтересовал еще один вопрос будущих исследований. Он обратил внимание на то, что разные колонии мелких рыб, обитающие на выступах обрыва и находящиеся друг от друга в нескольких сотнях метров, не похожи. А так как известно, что эта порода коралловых рыб останавливается вблизи места своего появления на свет и, следовательно, вероятность обмена икрой и молоками, яйцами и мальками в данном случае мала, то очень интересно узнать различие популяций в зависимости от места их появления.

Все утро на борту "Си Дайвера" непрерывно поддерживали гидролокационную связь с подводной лодкой. Неожиданно их встревожили странные сигналы, которые не могли исходить от "Дип Дайвера". Экипаж судна ответил на эти сигналы, но в. свою очередь ответного сигнала не получил. Через некоторое время на судне снова услышали звуки, которые могли исходить только от другой подводной лодки, находящейся где-то поблизости.

Авианосец вместе с двумя менее крупными судами все еще был виден на горизонте. Вероятно, неизвестная подводная лодка относилась к этой группе судов и "Дип Дайвер" находился в море не один. Когда обо всем доложили капитану, то выяснилось, что экспедиция не оповестила военно-морскую базу о своих работах в Тонг-оф-Оушн.

Вскоре, однако, удалось выйти из этого затруднительного положения. К "Си Дайверу" подошел быстроходный катер ВМС из базы Фреш-Крик. Команда катера, одетая в военно-морскую форму, была очень любезна и предупредительна. Моряки обещали немедленно известить свой штаб о погружениях "Дип Дайвера" в данном районе.

После обеда "Дип Дайвер" совершил еще один безрезультатный спуск, на этот раз вдоль обрыва к югу от лимана. Тут "Дип Дайвер" встретился с десятками коаксиальных кабелей, протянутых от базы в Голдинг-Кей к кромке обрыва и затем круто уходящих вниз. К счастью, приливного течения не было, и Роджеру удалось обойти кабели, но, очевидно, это место не годилось для экспериментов.

Когда они вернулись на "Си Дайвер" и сообщили о своих неудачных поисках, мрачное чувство безнадежности охватило всю команду. Казалось, что шансов случайно наткнуться на подходящее место осталось очень мало. Но тут Макинниеа озарила счастливая идея. Он вспомнил о своем друге Дике Берче, работающем на спортивной водолазной базе, находящейся в нескольких милях севернее Фреш-Крика. Дик облазил с аквалангом весь подводный обрыв и, быть может, мог им чем-то помочь.

Разговор по телефону с Диком был обнадеживающим. Он посоветовал им вернуться в район Фреш-Крика и здесь, погрузившись на "Дип Дайвере", поискать то, что им нужно. Дик рекомендовал встать на якорь в нескольких сотнях метров от берега у рифа, окаймляющего бухту Калабаш-Бей, напротив его дома.

На следующее утро "Си Дайвер" прибыл в указанное место и вскоре к нему на квадратном плотике, обычно служащем для доставки аквалангистов к рифу, подошел сам Дик.

Роджер взял его на борт "Дип Дайвера" и вместе с капитаном Линком и Джо Макиннисом они осмотрели подводный обрыв в этом новом районе. Погружение длилось довольно долго и по возвращении стало ясно, что поблизости есть немало подходящих местечек.

В течение нескольких последующих дней стояла отличная погода и было найдено хорошее место для выхода водолазов из подводного аппарата. Вблизи якорной стоянки обнаружили площадку на глубине 60 м длиной 10 м и шириной 3 м. Роджер совершил пробную короткую постановку лодки на грунт и поспешил вернуться на "Си Дайвер", чтобы сообщить об этом.

После обеда "Дип Дайвер" вернулся к указанному месту; в водолазном отсеке лодки находились Уолтер Старк и Денни. Боб Уикленд должен был выйти в воду в следующий раз, так как Эд хотел, чтобы на этот раз в погружении участвовала пара водолазов, уже знакомая с процедурой выхода из лодки. Сам капитан Эд находился с Роджером в отсеке управления.

Уолтер вышел из лодки первым и поплыл прямо к пропасти. Обернувшись назад, он с благоговением и трепетом рассматривал тоненький желтый подводный аппарат, взгромоздившийся на узкий карниз, который, наподобие тропинки, проходил вдоль всего отвесного подводного обрыва, исчезавшего из глаз в синих глубинах океана. Уолтер посмотрел вверх и в рассеянном тусклом свете, проникающем с поверхности, заметил богатые заросли водорослей и перистых гибридов антипатариан, а среди них угловатые силуэты горгон, клубки морских змей и снующие меж ними мелкие стайки рыбешек.

Как только Уолтер выбрался из люка "Дип Дайвера", его тут же дружески встретил красный морской окунь. Потом этот окунь все время плыл за Уолтером, время от времени покусывая воздушный шланг, соединяющий водолаза с подводной лодкой. Около 40 мин провел под водой Уолтер, изучая животный и растительный мир шельфа. Затем он выбрал большую расселину в скале, наполненную маленькими живыми созданиями, и вылил бутылку с ядом, который быстро растворился в воде. Как только яд подействовал на рыбу и она стала засыпать, Уолтер собрал ее в приготовленный мешок. Денни, плывший рядом с Уолтером, помогал собирать уносимую течением уснувшую рыбу. Набив мешок до отказа, водолазы привязали его снаружи лодки поверх аккумуляторной гондолы, с тем чтобы немедленно отвязать по возвращении на "Си Дайвер". Самим водолазам предстояла декомпрессия в течение 5 ч.

После подъема "Дип Дайвера" Боб Уикленд отвязал этот мешок и временно поместил его содержимое в консервирующий раствор формальдегида, пока д-р Старк не освободился и не смог разобрать все, что собрано под водой.

Позднее Уолтер при просмотре этой коллекции с большой радостью обнаружил в ней более сотни образцов тонких красочных позвоночных. К его удивлению, среди них оказалось 6 новых видов. Здесь были 19 граммас, похожих на тех, которые он видел из "Дип Дайвера" близ южного лимана Саус-Байт, 9 бычков, одна неопознанная рыба, по-видимому, какого-то нового вида, две до сих пор неизвестные рыбы-прилипалы и два описточнатуса. Он нашел в этой коллекции пять липограмм, известных только по трем образцам, выловленным вблизи Кюрасао, а также не имевшую до сих пор описания кардинал-рыбу, которую видели только в нескольких местах Вест-Индии. Таким образом, самое первое погружение с выходом водолазов принесло богатые трофеи.

На следующее утро место наблюдателя в подводной лодке занял д-р Старк с камерой в руках. "Дип Дайвер" на этот раз опустился на 300 м вдоль обрыва. Во время медленного погружения Роджер все время держал нос лодки направленным на обрыв и перед ее иллюминаторами проходил парад обитателей морских глубин.

Уолтер снимал фантастический мир, окружавший этот скалистый обрыв впадины. Его населяли самые разнообразные водоросли, бесчисленные яркие губки, гидрообразные животные, кораллы и альционариансы, а также гигантские трубчатые морские губки длиной до 2 м. Ниже виднелись пятна кустарникового черного коралла, морского мха и свободноживущие морские лилии. Здесь обитали сотни рыб всех видов.

Экипаж лодки очень удивился, когда на глубине 300 м все еще было светло, как лунной ночью. А когда они медленно проходили над усеянным камнями дном, Уолтер подумал, что они плывут над поверхностью луны. Время от времени ему на глаза попадались морские змеи и ежи, а также много больших анемонов.

Аппарат держался все время носом к обрыву, поэтому Боб Уикленд из своего водолазного отсека не видел ничего, кроме пустоты открытого моря. Когда же лодка развернулась, он заметил сотни морских гребешков разных видов. Затем лодка опустилась ниже и стало темнее; свое присутствие обнаружили медузы, испускающие сине-зеленый свет. Это наблюдалось вплоть до глубины 300 м.

Боб удивился. Ведь до сих пор при плавании в северных водах медузы не встречались на глубине более 10 - 12 м. Возможно, что там они не могли погружаться из-за сезонного слоя холодной воды, действующей на них, как барьер плотности. Здесь же, в Тонг-оф-Оушн, даже на такой большой глубине температура не менялась.

Боб получил возможность выйти в воду на глубине 65 м только к вечеру. Вместе с Роджером он перешел в водолазный отсек и надел водолазное снаряжение. На этот раз пилотом "Дип Дайвера" стал Джордж Безак. Джо Макиннис занимал место наблюдателя, а Роджер, как второй водолаз, обеспечивал погружение Боба.

Это погружение было глубже и сложнее, чем накануне. После выхода из "Дип Дайвера" Боб стал опускаться вдоль обрыва на всю длину воздушного шланга водолазного снаряжения. Ему хотелось собрать коллекцию рыб на глубине 30 м ниже карниза, на котором лежал "Дип Дайвер". Роджер следовал за Бобом для страховки.

Солнце было близко к закату, поэтому видимость внизу была хуже, чем днем, но все еще достигала 20 - 25 м. Боб опускался вдоль обрыва, который сначала шел вертикально, а потом нависал под углом 60°. Он был в восторге от того, что впервые мог свободно вести исследования на такой большой глубине, но вместе с тем чувствовал свое ничтожество перед величием огромной скалы, нависшей над ним и простиравшейся далеко вниз.

Когда слабина воздушного шланга была полностью выбрана, Боб оказался на глубине 90 м. Наклонный участок скалы продолжался еще на 3 м, и затем снова начинался вертикальный обрыв. Боб заметил, что в непосредственной близости рыб почти не было и в то же время ниже, там, где кончался пологий участок скалы, их было полным-полно.

Боб расстроился от того, что не мог до них добраться. Ему пришлось ограничиться сбором мелких рыб, спрятавшихся в своих убежищах. Как всегда, чтобы поймать рыбу, Боб отравил воду около камней и стал ждать результата. Но раньше, чем он мог собрать уснувшую рыбу, большая часть ее была унесена в сторону невидимым подводным течением. В полумраке трудно было сразу заметить действие яда на рыбу. В итоге ему удалось собрать всего-навсего четыре образца.

Боб подготовился к обратной дороге вверх к подводной лодке и бросил печальный прощальный взгляд на колонии рыб прямо под ним. Хотя при помощи подводной лодки ему и удалось добраться до таких глубин, о которых он раньше и не мечтал но все же он очень расстроился, что не мог полностью достичь своей цели. "Человек никогда не бывает всем доволен, - рассуждал он. - Всегда ему кажется, что он мог бы добиться большего".

На следующее утро "Си Дайвер" был на пути в Корал-Харбор. Оба ученых большую часть времени проводили в лаборатории за упаковкой собранных ими образцов для отправки их в США и записывали данные, которые они собрали. Оба были очень довольны результатами нескольких дней, проведенных ими на борту "Си Дайвера".

Д-р Старк сказал по этому поводу:

- Бесспорно, "Дни Дайвер" дает возможность биологам добраться до ранее недоступных глубин океана. Если бы нам удалось собрать всех беспозвоночных, которых мы видели, то только составление их описания заняло бы много времени у большой группы специалистов.

Д-р Старк предположил, что работа с помощью подводного аппарата выгоднее и экономически. Общий объем информации, собранной за это время, по сравнению с получаемым обычными методами, гораздо больше во всех отношениях.

- А разве плохо было бы, если бы Смитсоновский институт всегда имел в своем распоряжении подводную лодку с выходом водолазов! - воскликнул Боб. - Ее можно использовать совместно с географическими центрами для любых исследований. Я бы очень хотел иметь в своем распоряжении такой аппарат во время предстоящей работы у берегов Нью-Джерси. Результат будет куда лучше, чем при использовании простых аквалангов с малых судов. Работа пошла бы гораздо быстрее, не говоря уже о том, что ее проводили бы на большей глубине.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

"Underwater.su: Человек и подводный мир"